Перейти к навигации

Мончаловский О.А. О названиях "Украина", "украинский"

Галицкие украинофилы начиная с 1899 года стали употреблять названия "Украина", "украинский" вместо названий "Ма­лая Русь", "малорусский". Эти названия они употребляют также в таких комбинациях: "Галицкая Украина" или "Галицкая Русь-Украи­на" вместо "Галицкая Русь"; "Угорская Украина" и "Угорская Русь-Украина" вместо "Угорская Русь"; есть и такие, которые пишут "Аме­риканская Русь-Украина", обозначая этим названием колонии русских переселенцев в Америке. Термин "украинский" употребляется вместо термина "малорусский" или обычного в Галицкой Руси слова "русский", причем некоторые пишут "украинсько-руський", другие "украиньско-руский", а третьи "русько-украинский" или "руско-украинский". Цель употребления этих терминов - желание в самом имени отде­литься от общности с Русью, с русским народом. Более завзятые галицкие "украинцы" называют даже униатскую церковь "украинскою".

Известный польский ученый, профессор Берлинского университета, доктор Александр Брикнер (Bruckner) напечатал в 1902 году в фелье­тоне львовской газеты "Slowo polskie" рассуждение "О давности и зна­чении польского языка". В фельетоне, напечатанном в номере 522 названной газеты от 16 (29) октября 1902 года, профессор А. Брикнер коснулся также влияния польского языка на малорусское наречие и сказал между прочим:

"Сильнее всего отразилось влияние польского языка на малорус­ский язык. Я употребил термин "малорусский", так как это единственный термин исторический, освященный веками и историей, от которого, однако, наши русины (галицкие "украинцы" - Прим. ав­тора сей заметки) совершенно отказались.

Наши русины-галичане, не знаю каким чудом, превратились в "украинцев". Я с удивлением читал и глазам своим не верил, что на прошлой неделе "украинская молодежь" была у ректора Львовского университета. Каким чудом была эта "украинская молодежь"? Так же само, таким самым фантастическим правом, она могла бы назвать себя волынскою, польскою, подольскою, казацкою, гайдамацкою и т. д. Всех этих терминов не знает никакая история - но было бы больше основания употреблять их, чем этот свеженький, менее всего истори­ческий и более всего самовольный: украинский.

Ввиду этого я не могу употреблять термина "украинский", так как собственный термин, ибо ровно научный, как и исторический, есть (с XIV века и от самого Богдана Хмельницкого) термин "малорус­ский", рядом с которым, краткости ради, здесь, во Львове, где нет росси­ян, подобает употреблять также сокращение "русский". Таким обра­зом, у ректора была молодежь "малорусская".

Указав на влияние польского языка на малорусское наречие вслед­ствие высшести польской науки, профессор Брикнер определил следующим образом термин "русский".

"Если бы кто заметил, что малорусский язык не мог иначе развиваться ввиду тогдашних государственных отношений и что это еще не доказывает влияния одной польской культуры, что она была навязана, то легко указать на обстоятельство, что почти то же самое можно сказать и по отношению к языку великорусскому, российско­му, или русскому, как его, по крайней мере в науке, правильно назы­вать следует".

Термин "украинский" вместо "малорусский" не был в Галицкой Русь известен до 1863 года. Его принес к нам польский повстанец Павлин Стахурский-Свенцицкий (Павло Свий), получивший от тогдаш­него наместника Галичины, графа Агенора Голуховского, место препо­давателя малорусского языка в академической гимназии во Львове. Этот Стахурский-Свенцицкий усердно распространял среди галицко-русской молодежи украинофильский сепаратизм и фонетическое пра­вописание и пытался ввести употребление латинских букв вместо рус­ских. Эту пропаганду вел Стахурский-Свенцицкий не только во время преподавания в гимназии, но и в издаваемом им журнале "Siolo", в заголовке которого значилось, что он "poswizcony rzeczom ludowym ukrainsko-ruskim". Таким образом, Стахурский-Свенцицкий первый в Галицкой Руси употребил термин "украинско-русский", ввиду чего он, польский революционер, является духовным отцом нынешних галицких "украинцев".

Слово "Украина" происходит от слова "окраина", означающего землю, лежащую на краю. В таком смысле употребляет слово "окраи­на" или "украина" и галицко-русский народ. "Не далека окраина" или "далека окраина", говорят наши крестьяне об отдаленной или близкой окрестности. В таком же значении слово "окраина" употребляется и в литературном языке; кроме этого значения, слово "окраина" обо­значает земли, лежащие на границах Русского государства в противоположности их к срединным землям или губерниям. Таким образом, слово "окраина" и прилагательное "окраинный" имеют значение гео­графическое, а не национальное или этнографическое. В таком значе­нии слово "Украина" употреблялось и за времен Польши, ибо южно­русские земли лежали на восточном краю границ польской державы. Подобно тому как поляк Стахурский-Свенцицкий ввел в Галицкой Руси в употребление слово "украинский", слово "Украина" было вве­дено поляками после захвата Польшею южнорусских земель. Об этом пишет такой авторитет, как П. А. Кулиш, следующее (см. журнал "Киевская старина" за 1890 год):

"Слово "Русь" принесли нам варяги. Слово "росс", а за ним и "Россия", пошло меж нами от греков. Велику и Малу Россию знали еще до татарского лихолетия, и один из наших князей подписался князем "малороссийским". В XVI столетии венецианец Контарини, идучи через наш край из Луцка в Киев, звал его Russia Bassa, и в XVI столетии восточный (цареградский) патриарх издал середь нас грамо­ту, зовучи наш край Малою Россиею. Назви "Русь" никто од нас не однимав, навить и лях; вин перевертнив наших титуловав з початку и до юнця "Русью". Ми, одни ми, покинули, чи занедбали свою предкивску назву. Поутикавши од Хмельничан в Харкивщину, Воронижчину и т. д., величали ми себе татарскою назвою "козаки", а свий край и в нових слободах и в давних займищах звали польским словом Ukraine. и плакали над сим словом, неначе в приказцi Бог над раком. Тепер ми бачим, що с давних девен були родними з Русью московскою и вирою и новою. Разлучив нас з ними лях, кохаючись в козаках поти, поки они его не спалили и не ризали".

Кажется, что не надо уже больше доказательств безосновности и бессмысленности употребления терминов "Украина", "украинский".

Источник

Поделиться: 


Book | by Dr. Radut