Перейти к навигации

Сергей Халин. Выход видится только в созыве Земского Собора

13 марта 2012 года в Московском промышленно-экономическом колледже Российского государственного торгово-экономического университета состоялась IV Всероссийская научно-практическая конференция «Монархическая идея в XXI веке». Тема конференции: «Российская имперская геополитика: прошлое и будущее. К 200-летию Победы России в Отечественной войне 1812 года».

Весьма знаковым событием этой конференции явилась заявленная позиция Русской Православной Церкви по вопросу будущего политического устройства нашей страны. Это заявление было сделано главой синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиереем Всеволодом Чаплиным. Вот некоторые выдержки из сказанного отцом Всеволодом: «Надеюсь, что в процессе развития политической реформы в стране будут взвешены все возможные пути определения будущего страны, в том числе путь монархический [...] идеал Богом данной власти нашим народом не утерян [...] Невозможно сегодня этого обсуждения исключить из общественной жизни, даже если кто-то пытается силой давления или силой бесконечного произнесения одних и тех же идеологических штампов подавить обсуждение монархической идеи»

Это событие не осталось не замеченным ни в обществе, ни в СМИ, ни в самой Церкви. Так небезынтересными представляются высказывания некоторых священнослужителей, приведенные в публикации Интернет издания «Regions.ru» от 15.03.2012, статья «Священнослужители о монархической идее». Вот некоторые выдержки из этих высказываний:

Протоиерей Максим Козлов, настоятель домового храма МГУ:

«Выше монархического принципа в истории человечества можно назвать лишь такое устроение общества, как оно описывается в Книге Судей [...]Я думаю, что здесь нужно смотреть не столько на сегодняшние данные статистических опросов и на то, какое количество населения сегодня поддерживает монархическую идею, сколько на то, насколько может стать нравственным, мировоззренческим, интеллектуальным ядром нашего народа его воцерковленная часть. И если она будет крепка, хороша, верна Матери-Церкви, то и монархическая идея может из области идеальных мечтаний перейти в область практической реализации».

Протоиерей Владислав Свешников, настоятель храма Трех Святителей на Кулишках: «Желательна ли монархия? Отвлеченно говоря, это было бы совсем неплохо - если бы... [...] Увы, нынешнее состояние нашего общества этому условию явно не соответствует».

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской: «Законная монархия продемонстрировала свою эффективность, и она воспринималась как естественная, Богом данная власть [...] Но ставить вопрос о монархии можно только, если сам народ действительно ощутит, что это не насилие над ним, не навязывание чего-то чуждого, но именно та власть, которая поведет его к благоденствию».

Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве:

«...единственная жизнеспособная у нас форма правления - именно монархическая [...] Вопрос в том, нужен ли обществу монарх, помазанный на царство, с идеей Богом данной власти, или же общество хочет оставаться светским»?

Священник Андрей Алексеев, клирик храма св. мчц. Параскевы Пятницы в Качалове: «Если рассуждать о монархии вообще, то да, это, на мой взгляд, при всех своих несовершенствах - лучшая из форм правления [...] в настоящее время нет еще достаточных предпосылок и оснований, чтобы серьезно обсуждать эту тему».

Священник Димитрий Лин, клирик Храма святителя Николая на Трех Горах: «Церковь должна, прежде всего, заботиться о спасении людей через участие в духовной жизни, церковных таинствах. Она была и при императорах-богоборцах, и при благочестивых царях, и ей не стоит связывать себя с определенным типом правления [...] если смотреть реально на общество, то несомненно, что оно не готово к восприятию идеи монархического правления».

Если подытожить приведенные высказывания, то можно сделать вывод, что все (за исключением последнего) высказавшиеся священники, с оговорками или без, поддерживают монархическую идею. Разница их позиций лишь в том, считают ли они восстановление монархии в России делом ближайшего будущего или нет.

Разница эта, на мой взгляд, обусловлена лишь объективностью оценки текущего момента. На самом деле, становится уже довольно сложно не замечать происходящего и не делать, при этом, некоторых обобщений. Согласитесь, если считать звеньями одной цепи такие события как «бои местного значения» в Кондопоге, Согре, Зеленокумске и т.п., затем события на Манежной площади в Москве, далее массовые выступления патриотов и оранжевой оппозиции уже по всей стране - слава Богу, пока мирные - то всё сложнее становится отделаться от тревожных предчувствий.

Новостные передачи сплошь о революциях, падениях правительств, гражданских войнах по всему миру. Всё больше людей пытаются разобраться в происходящем. Многим становится интересно, например, что такое «социальный активизм», и почему его поддержка и у нас в России стала одним из основных направлений политики Госдепа США. Для чего им понадобилось вкладывать огромные средства для приучения наших людей к уличным действиям?

То ли благодаря проискам Госдепа (не было бы счастья, да несчастье помогло), то ли естественная реакция на происходящее, но появилось ощущение, что в течение последних нескольких месяцев начал оживать, набирать силу какой-то очень важный, мощный, и главное - здоровый механизм внутри нашего народа. Люди, стали меняться, стали меняться интересы, убеждения, жизненные позиции. Вся палитра политических взглядов стала постепенно сливаться, разделяясь уже всего в два цвета - чёрный и белый. Очевидно, те же процессы идут и в среде священства, с той лишь разницей, что начались чуть раньше. Поэтому, согласившись с приведенным выше мнением протоиерея Максима Козлова, что практическая победа монархической идеи зависит от того насколько крепкой и верной Матери - Церкви будет воцерковлённая часть народа, насколько эта часть сможет стать ядром всего народа, хотелось бы добавить еще одно условие. Эта практическая победа еще зависит и от твердости позиций самого священства и священноначалия. Последнее утверждение, это, во-первых, напоминание о предательстве Синодом Николая II, еще до т.н. его отречения, всяческие оправдания нарушения верноподданнической присяги и приведение народа к присяге уже на верность Временному правительству.

Во-вторых, напоминание, что призвание священства состоит не в строительстве стен-куполов-колоколов, а в собирании, укреплении и управлении приходов, православных общин - Церкви Христовой. Пастырь - это пастух стада Христова, его символы епитрахиль и поручи, а мастерок, перчатки, или денежный ящик - это символы других персонажей. "Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться. Пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду, - и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядаемый венец славы" (1 Петр. 5, 1-4)

В-третьих, указание на активно навязываемую, в наше время, тему покаяния в клятвопреступлении. Причем всегда имеется в виду не реально нарушенная верноподданническая присяга Николаю II, а клятва 1613 года. К чему выпячивается одно и в упор не замечается другое? Ведь если согласиться с тем, что клятва 1613 года, была дана православным народом своему Богу на верность роду Романовых, то придется признать, и то, что и понятие рода в этой клятве православное, т.е. по мужской линии. А если так, то род Романовых закончился на Петре II, а вместе с ним и клятва. Далее оставался только закон о престолонаследии и верноподданническая присяга - тоже клятва, нарушение которой и не замечается. На мой взгляд, это сознательная подмена, со вполне конкретной целью - подмены грядущей самодержавной монархии на бутафорскую.

Именно поэтому, выход видится только в созыве Земского Собора, который необходим исключительно для того, что бы дать свершиться воле Божией в синергии со Своим народом, по примеру Земского Собора 1613г. «Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия" (Еф. 5, 17)

Сторонникам же позиции священника Дмитрия Лина, хотелось бы заметить, что и первого царя Саула, Своего избранника, указал и помазал на царство Бог, через Своего пророка. И после создания Церкви, главой которой является Христос Бог, именно Церковь помазывает на царство Его избранников. Как же Церковь может отказаться связывать себя с таким «типом правления», при котором, по её молитвам - молитвам всей полноты Русской Православной Церкви, Господь явит Своего избранника и которого она - Церковь, должна будет помазать на царство?

Русская народная линия, 27.03.2012

Поделиться: 

Комментарии

Да, только Земский Собор правомочен наделить Державной властью достойнейшего из достойных, только он

http://blagievesti.ucoz.ru/



Book | by Dr. Radut