Перейти к навигации

Л.А. Тихомиров. О Вере и Церкви в государстве

В целом ряде статей мы обрисовали политическую сторону государственного строя, способного исправить недостатки существующих узаконений. Но чисто политическими условиями не исчерпывается задача построения сильной материально и духовно государственности. Человеческое общежитие основывается всегда на элементе этическом, вследствие чего для государства становится высоко важен вопрос об отношениях к вере и Церкви.

Если введение народного представительства, не фальшивого, а действительного, сближает Верховную Власть с нацией на почве гражданской, то правильная установка церковного управления и его отношений к государственной власти сближает Верховную Власть с нравственно-религиозной стороной народной жизни. Наоборот - всякий кризис церковно-народных и церковно-государственных отношений непременно будет (как это происходит у нас теперь) источником кризиса и в государственном отношении.

В России вопрос об отношении государства к вере и Церкви имеет тем большее значение, что отрешение государства от союза с Церковью, от обязанности служить христианской идее - составляет отречение России от исторического смысла своего существования. По содержанию нашего исторического учредительного права - для русского государства доселе остается обязательно точка зрения Земского собора 1613 года, восстановившего русское государство и вручившего Верховную в нем Власть дому Романовых. Земский же Собор поставил союзные отношения к Церкви в самый фундамент государства.

Земский Собор обратил тогда свои взоры на Михаила Романова именно потому, как он объяснил в своей грамоте, что русские не хотят "видеть Православной, истинной Христианской веры Греческого закона от латын и от лютерских и богомерзких вер в обругании". Обязанности в отношении веры и Православной Церкви поставлены утвержденною грамотой Собора в основу обязанностей. Верховной Власти государства и эта точка зрения не была новою. Всемирная защита христианства, и именно православия, была одною из основных задач государства, созданного русскими. Этим обусловилась и наша историческая политика на Востоке, наши отношения к грекам и славянам. Сам Петр Великий мечтал о Крестовом походе, и предпринятая им реформа зародилась под влиянием мысли о необходимости развить государственную мощь, потребную для столь великого и трудного дела.

Где же у нас выражается эта историческая точка зрения в настоящее время? По всему миру христианство "обругивается" со стороны несравненно более "богомерзких вер", чем те, о каких имел понятие Собор 1613 года. Христианству в мире приходится выносить тягчайшую борьбу против всемирного антихристианского движения, которое ставит своею целью совершенно покончить с христианскою эпохою. Что же делаем мы?

В такую эпоху русское государство, храня свое самосознание, обязано было бы более чем когда-либо пребыть всемирною опорою христианства. Это одно может дать исторический смысл и нравственное содержание государственному существованию русского народа. Если же мы покидаем эту миссию, то русское государство отрекается от всего прошлого, да и вообще от всякого идеального смысла своего существования. Государство русского народа, покидая христианскую миссию, становится столь же не нужным для человечества, как делается незаменимым, необходимым и драгоценным, если блюдет эту миссию. А блюсти ее нельзя иначе как в связи с верою и Церковью.

Но помимо этой общей точки зрения, дающей мировой смысл русскому государству, значение Церкви важно для понимающего свои интересы государства и в более тесном практическом отношении.

Церковь есть источник наиболее совершенной нравственной дисциплины народа. Поэтому ее процветание и влияние на народ составляет вопрос государственный. Этот факт в России особенно полон значения. Православная Церковь имела такое исключительное влияние на всю историю нашего народа и государства, на весь склад государственных отношений, что потрясение или тем паче уничтожение церковного влияния составляет подрыв в самом фундаменте государства.

С потрясением Церкви, нам нужно строить какое-то новое государство с новым фундаментом, а это предприятие во всяком случае крайне трудное, может быть недостижимое и в довершение - какое-то фантастическое, ненужное... по крайней мере, если судить с точки зрения русского народа.

Действительно, все эти ниспровержения исторических основ нашего государства, с вытекающею отсюда потребностью отыскивать и устанавливать нечто новое - нужны разве только для не русских частей имперского населения, и нужны именно в целях подорвать русскую гегемонию... В сущности эта задача нелепа даже в их собственных интересах, за исключением разве, может быть, одних евреев, если предположить, что евреи действительно в состоянии поработить себе весь мир, извратив и уничтожив государственные основы, обеспечивавшие силу других народностей. Но что касается наших сограждан - католиков, протестантов и даже магометан, то подрыв Русской Империи несет гибель не одним нам, а и им самим. Как же не понять, что Русскую Империю никто не в состоянии поддержать в крепости и благоденственности, кроме русских? Остальные племена могут в этом помогать русским, как нередко и помогали, но сами не в состоянии справится с такою тяготой. А потому русские, сохраняя свой прежний здравый смысл, никак не должны допускать уничтожения нашей исторической государственности.

Если же русские понимают эту задачу, то они не могут допускать и подрыва связи русского государства с верой и Церковью. На этой связи у нас держится все: и здравое нравственное воспитание народа, и национальное сознание своего мирового смысла, и - вследствие этого - сильное чувство патриотизма, и необоримая основа русского государства - монархическая власть. Все требует у нас существования благоцветущей Церкви, а следовательно, и стараний государства о ее процветании. Эти старания характеризуют всю нашу историю... за исключением злополучных времен с 1905 года, подрывающих, впрочем, не одну Церковь и веру, а также и монархию, и гегемонию русского народа и силу русского государства. И потому-то наряду с политическими условиями нам теперь необходимее всего озаботиться о восстановлении союза государства с верой и церковностью.


Впервые опубликовано: "Московские ведомости". 1912. N 161, 12 июля.

Источник: http://dugward.ru/library/tihomirov/tihomirov_o_vere_i_cerkvi.html

Поделиться: 

Комментарии

Весьма актуальная статья, хотя и несколько романтичная - "Все требует у нас существования благоцветущей Церкви, а следовательно, и стараний государства о ее процветании. Эти старания характеризуют всю нашу историю..."

Никак не могу согласиться с этим утверждением. Если бы так было, то падения монархии в 1917г. не произошло. Симфонию властей Романовы не смогли сохранить и первый серьезный удар нанес царь Алексей Михайлович, удалив в опалу патриарха Никона. Окончательный удар - царь Петр, отменивший патриаршество. Да и "матушка" Екатерина постаралась, сокрушая монастыри России...



Book | by Dr. Radut