Перейти к навигации

XIII Независимость религиозно-нравственного союза

XIII Независимость религиозно-нравственного союза

Для того, чтобы нравственное начало могло оказывать свое благодетельное влияние на политические отношения, необходимо, чтобы источники зарождения и созревания этики были независимы от государства. Государство есть область принуждения. Этическое начало, по существу, самобытно и свободно. Оно также создает дисциплину, но совершенно особую, добровольную, свободно на себя налагаемую. Подчинение морали государству есть просто-напросто непонимание и отрицание морали.

В настоящее время создано понятие о "светской морали", которой даже обучают в школах. Но эта светская мораль составляет замену действительного нравственного чувства разными суррогатами его, вроде дисциплины, страха перед наказанием, правильно понятого интереса и т. п. В мысли о возможности заменить мораль этими суррогатами проявляется низменное понимание этики и политики.

Действительное и самое главное значение этики в том, что она создает самую личность человека. Для государства нужно не только известное поведение граждан, но и то, чтобы в них была развита личность, ибо творческое начало в обществе составляет не какой-нибудь политический механизм и не власть, а личность. При захирении личности хиреет все общественное и культурное творчество, а следовательно, и само государство лишается средств силы и действия.

Но развитие личности совершается не по приказу или наставлению каких бы то ни было государственных ведомств или властей, а свободно, самобытно. Все что может сделать государство для развития личности - это не мешать ей, не уничтожать требуемых ею для себя условий, наконец, даже помогать тому, чтобы эти условия были в наличности. Но указать пути развития, предписать его цели - это не дело государства. Оно в этом не компетентно, ибо, совершено наоборот, работа развития личности указывает цепи я пути развития государства. Личность есть первоисточник общественной жизни, она сама создает общество и государство, она есть живая сила общества и государства.

Вот этого и не сознает та политически и нравственно близорукая точка зрения, которая думает создать "светскую", "государственную мораль". Указанные суррогаты морали могут давать известные привычные правила поведения, но не создают личности. Напротив - подчиняя мораль политике - они убивают (насколько могут) личность, которая может выращивать истинную мораль только из себя, из своего содержания, а от внешних сил (как государство) способна получать только дрессировку.

Разумная государственная политика, помнящая источники силы государства, состоит в том, чтобы никак не подрывать самобытного существования источников, из которых растет личность человека, источников нравственного элемента.

Что касается монархической политики, то для нее это особенно обязательное правило.

Монархия есть Верховная власть нравственного идеала. Единоличная власть способна быть верховной только тогда, когда нация ставит некоторый всеобъемлющий нравственный идеал над своим политическим творчеством, то есть выше государства. Если монархия начнет работать над подчинением морали политике, подчинять нравственное начало государству, она тем самым отнимает у нравственного начала его верховенство, а стало быть, уничтожает и себя как силу верховную.

Все это делает обязательным для монархии хранить самостоятельность тех религиозных учреждений, в которых нация живет духовно, своим религиозно-нравственным содержанием.

О тесной связи морали и религии мы не раз говорили. Всеобъемлющий нравственный идеал может давать только верование. Но религиозное верование всегда создает какую-либо религиозную общину, церковь. Современная политика признает право на свободу совести. Но свобода личного вероисповедания отнюдь не исчерпывает потребности человека в религиозной независимости от государства. Верование всегда приводит к сплочению в некоторую коллективность, и право этой коллективности (церкви) на свободное существование гораздо более важно для человека, нежели личная свобода совести. Свобода совести есть пустой звук, если она не дополнена свободой коллективного существования в тех нормах, которые человеку указывает его вероисповедная совесть.

Именно в этой коллективности и развивается свободно, самобытно то нравственное чувство, которое столь необходимо для развития личности. Независимость от государства тех источников, в которых зреет этика, имеет своим логическим последствием необходимость независимости Церкви, Разумное государство вообще должно считать правилом для себя уважение к этой независимости. Для монархии же это более важно и обязательно, чем для какой бы то ни было другой верховной власти,

Нормальная установка отношений государства и Церкви имеет для монархии важность, перед которой бледнеют все другие вопросы государственно-общественных отношений. Это есть установка обязательного на почве нравственной. Это есть то, по степени достижения чего монархическая верховная власть осуществляет свою идею господства нравственного идеала. Пока отношения Верховной власти к Церкви остаются хоть приблизительно правильны, монархическое начало успевает справляться даже с дезорганизацией других отраслей социальной жизни, но с потерей этого своего жизненного нерва неизбежно лишается способности поддержать даже превосходно в других отношениях выработанный социальный строй.

Поделиться: 


Book | by Dr. Radut