Перейти к навигации

Андрей Киселев. О толковании законов, Соборе и непредрешенчестве

В последние годы отмечается бурный расцвет псевдомонархических партий и движений, называющих себя легитимистами, и придерживающихся вполне определённой точки зрения на то, кто должен в случае восстановления монархии занять царский престол. Как известно, в среде так называемых легитимистов нет единого мнения по поводу кандидата на престол. Но не касаясь конкретных выдвигаемых ими кандидатов, хотелось бы задаться следующим вопросом: а кто, собственно, дал им право толковать закон о престолонаследии? И не кроется ли здесь хитрость, направленная на заведомое ограничение круга возможных претендентов теми, кто всю жизнь провёл вне России, не является русским по духу и будет всегда подконтролен таким же не русским по духу "боярам" вследствие отсутствия живой связи с народом?

Поразительно, но именно в среде либералов-реформаторов время от времени поднимается вопрос об установлении в России конституционной монархии - жалкой карикатуры на монархию настоящую, самодержавную. Здесь планируется совершить подмену понятий, подать всё ту же демократию в красивой, псевдомонархической обёртке. Это первый момент, гарантирующий связывание рук царя, кем бы он ни был. И, безусловно, вторым ключевым моментом в этом очередном, в перспективе планирующемся одурачивании народа, будет являться толкование закона о престолонаследии.

Всё написанное, в том числе и любой закон, так или иначе, требует истолкования. За примером далеко ходить не надо. Множество толкований Святых отцов на Священное Писание совершенно ясно указывает, что даже Божественная мудрость требует пояснения ввиду несовершенства человека, её воспринимающего.

Необходимо совершенно ясно осознавать то, что мы не можем составить законы, инструкции, предписания, которые давали бы абсолютно чёткие указания по принятию решений или осуществлению действий в любой ситуации. «Закон что дышло» во все времена и во все времена находится во власти толкователя. Если толкователь праведен – то и действие закона так же праведно. Если толкователь неправеден – наоборот. В руках фарисея даже Священное Писание превращается в орудие, дающее возможность бросить упрёк самому Христу. И Христос дал ответ не только фарисеям, но и всем нам: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Марк. 2, 27).

Если мы хотим ходить путями праведными, то должны не фарисействовать в истолковании законов, а понимать их значение, при необходимости привлекая для разъяснений соответствующих толкователей.

Предположим, что вопреки привычной закономерности демократического развития осуществится «самоубийство демократии» и большинство граждан РФ согласится с тем, что существование государства РФ незаконно - в том смысле, что оно является одним из нелегитимных образований на территории разрушенной, но юридически не упразднённой Российской Империи. Следовательно, должны быть восстановлены и Царский престол, и доминирующее положение Православной Церкви. Кто вправе тогда толковать давно вышедший за рамки прямого действия (т. е. переставший давать очевидные для всех следствия) закон о престолонаследии Российской империи? Самопровозгласившиеся «легитимисты»,  самозваные наследники престола, денежные мешки, руководители партий и движений? Время, которое прошло под знаком таких борений, уже было в истории России, не даром названо Смутным. Ничего хорошего в этой ситуации ожидать не приходится.

Неоправданно неиспользуемым? почти забытым в наше время оказался механизм, позволяющий принимать верные решения в самых запутанных ситуациях, при условии раскола и внутригосударственной борьбы - Собор. Только Собор позволяет изначально вобрать в себя все точки зрения, добросовестно их переработать и на выходе сформировать взвешенное СОБОРНОЕ решение, являющееся результатом единомыслия и взаимного согласия всех участников Собора. Это главное отличие Собора от парламента, думы и тому подобных демократических образований. Собор заключает в себе естественный демократизм, то есть демократизм, учитывающий рамки человеческого естества, полагающийся на совесть, а не на личные интересы участников. В рамках собора нет незначащих меньшинств, каждый участник может заблокировать соборное решение. Это в свою очередь предъявляет высокие требования к нравственным качествам всех участников Собора. На нём должны присутствовать искренние поборники правды и справедливости, желающие послужить в этом деле не человеческому хотению, а Божьему соизволению. Собор, состоящий из праведных христиан, руководим Духом Святым и, следовательно, не может принять неправильного решения.

Разве не очевидно, что толковать закон о престолонаследии может общенациональный Земской Собор и только он? Почему мы, отказываясь от Собора, считаем себя умнее своих предков, решавших вопрос о престолонаследии в 1613 через Земской Собор? И Святые отцы Православной Церкви, неужели были глупее нас, когда собирали Вселенские Соборы для решения вопроса сохранения чистоты веры Христовой?

Так что не правы те, кто клеймят непредрешенчество «соборников». В этом непредрешенчестве проявляются и вера в Бога, и любовь к Родине, и уважение к своему народу. Да и, к тому же, верно сказано, что царя надо заслужить. А кто из нас его уже заслужил? Каждому ответит его внутренний судья - совесть.

 

Статья написана в 2003 году

Поделиться: 


Book | by Dr. Radut