Перейти к навигации

Русский: значит православный

 

АЛЕКСИЙ-ЧЕЛОВЕК БОЖИЙ ПРОТИВ ПРОТЕСТАНТСТВА

   Для начала раскрытия нашей с Вами темы, братие и сестры, прочитаем стихотворение Светланы Копыловой: «Божий человек»:

В столетии четвёртом в древнем Риме

Жил со своей женой Евфимиан.

«Благочестивый» значит это имя,

Пришедшее от греков-христиан.

 

Евфимиан не придавал значенья

Богатству своему, числу рабов,

Тому, что он у цесарей в почтении,

Лишь уповал на Божию любовь.

 

Он каждый день кормил сирот и нищих,

За всех скорбящих Господа моля,

И в сутки только раз вкушал он пищу,

Со странниками трапезу деля.

 

И Бог давал сполна ему, сверх меры,

Но не о том он Господа молил:

С Аглаидой, женой своею верной,

Он много лет наследника просил.

 

Бог услыхал сердечные призывы,

И вот жена, как подошёл ей срок,

Евфимиану подарила сына,

И Алексием он его нарёк.

 

Родительское сердце ликовало,

И прославляла Господа душа,

Когда дитя умнело, подрастало…

И незаметно отрок возмужал.

 

Тогда Евфимиан с женой решили,

Что было бы женить его верней,

И девушку нежнее белых лилий

Нашли ему из голубых кровей.

 

И в храме Вонифатия святого,

Потупив взор, венчалась с ним она,

И было невдомёк им всем дотоле,

Что Алексий по духу был монах.

 

Когда ж пришёл он в брачные покои,

То, перстень обручальный сняв, сказал:

«Пусть будет Бог меж мною и тобою» —

И, шёлк персидский завернув, отдал.

 

И выйдя вон, он Рим покинул тайно,

Сел на корабль не узнанный людьми,

И к Господу воззвал всем сердцем так он:

«О Боже, сотворивший этот мир!

 

Ты вызволил из матерней утробы

Меня на свет, спаси ж от суеты!

Десного предстояния сподоби

Меня с Тобой, когда так славен Ты!»

 

И вот, оставшись в городе Эдесса,

Он всё раздал, что было у него,

И на крыльце церковном выбрал место,

Откуда подвиг начался его.

 

Все подаянья тут же раздавал он,

В неделю лишь однажды хлеб вкушал

И каждый раз со страхом небывалым

На литургии к Чаше приступал.

 

А дома мать с невесткой ждали чуда,

Ночами бдя, от мира затворясь,

И разослал отец рабов повсюду,

На поиски надеясь и молясь.

 

И видели рабы те Алексия,

Но не узнали: так он исхудал,

И милостыню кротко попросил он,

И господину раб монетку дал.

 

Семнадцать лет на паперти провёл он,

В молитве умной время не щадя,

И Божья Мать Свою явила волю,

К привратнику в тончайшем сне придя.

 

Она велела Божия человека

Ввести в Свой храм, где Ангелов был сонм,

Сказав, что угодил он Богу Света

И почивает Дух Святой на нём.

 

И указав перстом на Алексия,

Промолвила: «Се Божий человек».

И ввёл привратник в храм его насилу,

И был готов служить ему вовек.

Но скоро разнеслась молва людская,

Обрушив на него девятый вал,

И он решил бежать, куда — не зная,

Но только чтоб его никто не знал.

 

И снова на корабль взошёл он тайно,

Моля, пусть Бог творит по воле с ним,

И бурный ветер будто бы случайно

Занёс корабль с праведником в Рим.

 

«Благословен Господь!» — воскликнул странник,

И в дом родной направил он стопы,

А там его отец седой и старый

Для нищих обустраивал столы.

 

При виде старца сжалось сердце сына,

Но он не смел себя ему открыть.

И разве мог теперь быть господином

Привыкший нищету свою любить?

 

Евфимиан уж был подслеповатым

И человека Божия не узнал.

Волнуясь, Алексий чуть хрипловато,

Ком прежде проглотив, ему сказал:

 

«Благословит Господь тебя, раб Божий,

И в Царствии Небесном наградит!

Ты принимаешь странников убогих,

И обо всех душа твоя болит.

 

Не откажи и мне ты в скромном крове,

Давая в пищу крохи со стола,

Тогда, быть может, странника другого

Господь утешит за твои дела».

 

И сердце старика затрепетало —

Он вспомнил сына: где-то он сейчас?

И Алексию кров немедля дал он,

И накормил с дороги в тот же час.

 

Так Алексий в родном остался доме,

Ещё сильней ужесточая пост:

Он видел мать, сражённую бедою,

И ту, которой счастья не принёс.

 

По вечерам рабы над ним глумились:

В лицо плевали, били по щекам,

На голову ему помои лили…

Но он во всём смирение искал.

 

Семнадцать лет провёл он в доме отчем,

Внимая Богу всей своей душой,

И прожитую жизнь однажды ночью

Он записал слабеющей рукой.

 

В соборе в день воскресный христиане

Из алтаря узрели дивный свет,

И голос был: «В дому Евфимиана

Отходит к Богу Божий человек».

 

Объятые благоговейным страхом,

Все люди пали ниц пред алтарём,

И крестный ход с Царём и Патриархом

Отправился к Евфимиану в дом.

 

Но сам хозяин был в недоумении:

В его дому никто не умирал.

И высказал тут раб предположение:

«Не тот ли нищий благодать стяжал?»

 

Евфимиан пришёл к нему и видит,

Что он почил с сияющим лицом,

Держа в руке свой рукописный свиток,

Который и поведал обо всём.

 

И плакали от радости и горя

Родители с безмужнею вдовой…

А люди исцеляться стали вскоре

От мира, что лилось с мощей рекой.

 

И жизнь свою оценивая, может,

Замедлим мы её нелепый бег…

Мы в этом мире все — создания Божьи,

А Алексий был Божий человек.

 

   Теперь, братие и сестры, давайте взглянем на житие Святого Алексия Человека Божия глазами протестантов и нашими православными глазами, чтобы выявить глубинное отличие между Православием и протестантством.

   И прежде всего, братие и сестры, отвечу на вопрос, который сам собой напрашивается: почему такое странное противопоставление? Причём тут Алексий-человек Божий и протестантство? В чём смысл статьи и в чём её главная идея?

Главная идея статьи вот в чём:

1.  Показать, что житие Алексия-человека Божия является выразителем самой души русского народа, и

2.   Показать, что быть русским и, одновременно: протестантом: невозможно. Показать, что протестантство по духу абсолютно чуждо духу русского народа и является верой инородческой.

И, как результат, поставить знак равенства между понятиями: «русский» и «православный».

   И для начала нашего с Вами, братие и сестры, разговора, припомню одну статью в баптистской газетёнке, которая как нельзя лучше характеризует торгашеский дух протестантизма.

   Когда я только ещё искал, где истинная вера, то читал всё подряд: Православное, еретическое. Я тогда не отличал правой руки от левой. И вот в одной баптисткой газете была статья: «Бог – деловой партнёр». Прямо так и называлась. В ней рассказывалось о том, как Господь, когда Его теснил народ, а Он был у озера, вошёл в лодку Петра и стал проповедовать из лодки. А потом вышел из лодки и велел Апостолам закинуть сеть по правую сторону. И они поймали столько рыбы, что сеть у них прорывалась. И вот из этого баптистский пастор делает вывод, что Бог: деловой патрнёр. Ты ему лодку напрокат: а Он тебе рыбу.

   Как будто Христос пришёл, чтобы бизнес для Апостолов организовать. Как будто Апостолы после этого не пошли Евангелие по всему миру проповедовать, а занялись бизнесом: с выгодой стали торговать рыбой и разбогатели.

   Вот такая бредятина.

   То есть: я привёл этот пример для того, чтобы Вы, братие и сестры, поняли, каков он: дух протестантизма. Это: дух мира сего, дух, которому глубоко чужды прежде всего две вещи в Православии: монашество и юродство. А именно их мы видим в житии Святого Алексея-человека Божия.  

   Теперь, давайте взлянем глазами протестантов на житие Святого Алексия-человека Божия. Что они о нём скажут? Они скажут, что он был фанатик. Зачем он принёс столько страданий и своим родителям и жене и себе? Какой в этом смысл? Лучше бы жил со своей женой при своих родителях и помогал бы бедным. И принёс бы много пользы.

   Т. е.: никакого смысла ни в монашеском подвиге, ни в подвиге юродства Христа ради протестанты не видят. А что скажут протестанты на то, что после блаженной кончины Святого Алексия-человека Божия от его Мощей проистекает множество чудес? Вот она: польза. Реальная польза. Больные исцелялись и исцеляются, по сей день.

   Но почитание Святых Мощей протестанты называют идолопоклонством, как и почитание Креста и Святых Икон. То есть: всё, что для нас, православных свято: Святые Иконы, Святой Крест, Мощи Святых, пост, монашество, священство, юродство Христа ради: протестанты презирают. Так что же они вообще признают? Святое Писание, вот и всё.

   В заключении нужно сказать, что Житие Святого Алексия-человека Божия всегда являлось на Руси любимым духовным чтением. Вот это: то, чего не понимают и презирают протестанты: русский благочестивый народ понял и принял сердцем, принял в самую сокровищницу своего сердца.

   Он принял в сокровищницу своего сердца нищету Христову, признал её выше всякого богатства; принял Христово смирение, отверг и признал за ничто мирскую честь и славу.

   Потому русский человек: это православный христианин. И понятия: «русский баптист», и «русский свидетель Иеговы» так же нелепы, как «жареный лёд».

   Баптисты, иеговисты: они могут быть американцами, немцами, но только не русскими. Русский может быть только православным. А кто не православный: тот и не русский

Поделиться: 


Blog | by Dr. Radut