Перейти к навигации

Два царя

 

 

   Процитирую Сергея Ольденбурга, его книгу «Царствование Императора Николая II:

«Каким беспомощно наивным наряду с продуманными ответами деревенской России, должно было показаться Государю письмо гр. Л. Н. Толстого, полученное Им около того же времени (в начале 1902 г.): «Пишу Вам — писал гр. Толстой — как бы с того света, в ожидании близкой смерти... Самодержавие есть форма правления отжившая... Стомиллионный народ скажет, что желает свободы пользования землей, т. е. уничтожения права земельной собственности. Думаю, что ее уничтожение поставит русский народ на высокую степень независимости, благосостояния и довольства». И это было написано в ту пору, когда, в значительной мере из-за отсутствия частной земельной собственности на большую часть удобных земель в России, сельское хозяйство находилось в застое и упадке».

   Вот такой безпомощно-наивной, как Лев Толстой, в вопросах государственных, была и вся наша интеллигенция, видевшая решением всех проблем отмену Самодержавия и демократическую форму правления. Если взять конкретно пример сельскохозяйственного вопроса, то Государь для его решения провёл опрос мнений земств по всей России, внимательно и до тонкостей изучил этот вопрос и тогда принял решение.

   А на что похоже предложение Льва Толстого? На предложение лечить перхоть отрубанием головы. И такой тогда была вся наша интеллигенция. Ничего не понимая в государственных вопросах, она по гордости своей бралась их решать.

   Нас в школе учили, что в те времена бытовало выражение: «в России два царя: Николай Второй и Лев Толстой». И вот каким он был: властитель дум, кумир тогдашней образованной молодёжи Лев Толстой: брался  «подавать какие-то советы космического масштаба и космической же глупости о том, как все поделить…»

   На что похожа гордость и на кого похож человек, пленённый гордостью? Гордость: это кривое зеркало, а человек, заражённый гордостью, похож на Кая из сказки Андерсена «Снежная королева». И как у Кая в глазу и в сердце были осколки кривого зеркала, так и у всякого гордого человека. А осколки эти: это не что иное, как гордость.

   И каждый гордый человек, подобно Каю из сказки: видит всё в превратном свете, потому что гордость: осколок кривого зеркала: у него в глазу и омрачает его ум. И каждый гордый человек, подобно Каю из сказки: зол, потому что гордость и сердце омрачает. Вот таким и был Лев Толстой, и такой же была и вся тогдашняя русская интеллигенция. Они были горды: возгордились своей образованностью, а как только человек возгордится: это всё равно, что ему в глаз осколок кривого зеркала попал.

   Приведу песню Людмилы Кононовой «Интеллигенции начала XX века» для иллюстрации того, что с ней было, с нашей интеллигенцией:

Это Вам  – изобильной державы

 

Неотмирные вещие сны!

 

И земные высокие травы,

 

И усадебный свет тишины!

 

Это Вам - полноводье покоя,

 

Ровный ток неотравленных рек,

 

Вся Россия – такая, какою,

 

Не бывать ей отныне вовек!

 

Это Вам – уходящей породы

 

Вся премудрость и вся суета!

 

И хмельное дыханье свободы

 

Без границ, без ума, без креста!

 

И похмелие красной химеры,

 

И в подвалах Лубянской глуши

 

Это Вам – обретение веры,

 

Скорбный путь во спасенье души.

 

Вам, прозревшим и дважды рождённым –

 

Пустота переметной сумы;

 

С арестантским этапным вагоном

 

По просторам бескрайней зимы.

 

Да по сходням вечерним закатным –

 

К Соловецким святым островам!

 

Никогда не вернуться обратно –

 

Это - Вам! это – Вам! это – Вам!

 

 

 

Мне молиться и плакать доколе?

 

Отпевать побывавших в аду?

 

Снег идёт по Божественной воле,

 

Пеленая земную беду…

 

Но под звуки смертельной картечи,

 

Сквозь хулу и неправедный суд,

 

Всё звучат Ваши странные речи,

 

Ваши лица родные цветут…

 

   Вот так: такой дорогой ценой: ценой мучений в сталинских застенках, многие представители российской интеллигенции начала XX века избавились от гордости: от осколков кривого зеркала, бывших в их глазах и в сердцах и увидели всё, как есть: и обрели веру во Христа-Спасителя. И этот процесс: обретения веры, избавления от осколков кривого зеркала и прозрения: продолжается до сих пор.

   До сих пор многие представители нашей интеллигенции с умилением смотрят на запад и ищут там рецептов народного счастья: счастья без Бога в сердце и без Царя в голове.

   А кто освободился уже от осколков кривого зеркала: тот молится Святым Царственным Мученикам, тем самым, которых свергали их предшественники и они им помогают. Вот пример:

 

 

  

Чудо об иконе святых царственных мучеников

У одного моего знакомого священника случилась беда: его играющему во дворе сыну мальчишки камнем пробили голову. Мальчика увезли в реанимацию, и три дня он был между жизнью и смертью. Все это время батюшка не отходил от сына, молился за него, звонил в Дивеево и там служили молебны о выздоровлении.

А один старец посоветовал отслужить молебен святому мученику царю Николаю, сказав, что он имеет дерзновение возводить умирающих со смертного одра. Батюшка отслужил молебен Николаю, и девятилетний отрок, прежде лежавший без сознания, вдруг открыл глаза и заговорил с родными. Их радости не было предела. Батюшка в благодарность за исцеление дал обет заказать в иконописной мастерской образ всей царствующей семьи.

В Москве за такую икону запросили 1000 долларов. Таких денег у батюшки не было. Расстроенный, он поехал обратно, и по дороге прямо перед его машиной произошло ДТП: столкнулись две машины. В одной серьезно пострадала женщина, ехавшая с мужем из другого города. Батюшка тут же стал помогать. На своей машине отвез пострадавшую женщину в больницу, а ее мужа к себе. Через неделю, когда женщину выписали, ее муж достал свой бумажник и, сказав: «Примите, батюшка!», отсчитал 1000 долларов. В другом случае батюшка не взял бы деньги, но здесь усмотрел в этом Промысел Божий. Через месяц икона была готова! Сейчас она висит в храме, и к ней прикладываются тысячи верующих.

Источник: http://semyaivera.ru/

 

   «Иисус говорит им: неужели вы никогда не читали в Писании: камень, который отвергли строители, тот самый сделался главою угла? Это от Господа, и есть дивно в очах наших»? (Мф.21:44). Эти слова относятся ко Господу, но их можно отнести и к нашему Государю, потому что он станет краеугольным камнем в основании будущей Российской Империи, если Бог даст и она будет.

   Ну а что Лев Толстой, какова его посмертная участь? Один Царь: настоящий: после перехода в мiръ иной: чудесные исцеления совершает, а что другой?

«Воспоминания игумена Оптинского скита отца Феодосия, относящиеся к осени 1908 г.:

 

«Бес в образе Льва Толстого.

 

Собралась собороваться группа богомольцев, душ четырнадцать, исключительно женщин. В числе их была одна, которая собороваться не пожелала, а попросила позволения присутствовать зрительницей при совершении таинства.

 

По совершении таинства, смотрю, подходит ко мне та женщина, отводит меня в сторону и говорит:

 

– Батюшка, я хочу исповедаться и, если разрешите, завтра причаститься и у вас пособороваться.

 

На другой день я разрешил ее от греха, допустил к причастию и объяснил, чтобы она собороваться пришла в тот же день часам к двум пополудни. На следующий день женщина эта пришла ко мне несколько раньше назначенного часа, взволнованная и перепуганная.

 

– Батюшка, – говорит, – какой страх был со мною нынешнею ночью! Всю ночь меня промучил какой-то высокий страшный старик, борода всклокоченная, брови нависли, а из-под бровей такие острые глаза, что как иглой в мое сердце впивались. Как он вошел в мой номер, не понимаю: не иначе, это была нечистая сила...

 

– Ты думаешь, – шипел он на меня злобным шепотом, – что ты ушла от меня? Врешь, не уйдешь! По монахам стала шляться да каяться – я тебе покажу покаяние! Ты у меня не так еще завертишься: я тебя и в блуд введу, и в такой грех, и в этакий...

 

И всякими угрозами грозил ей страшный старик и не во сне, а въяве, так как бедная женщина до самого утреннего правила – до трех часов утра – глаз сомкнуть не могла от страха. Отступил он от нее только тогда, когда соседи ее по гостинице стали собираться идти к правилу.

 

– Да кто же ты такой? – спросила его, вне себя от страха, женщина.

 

– Я – Лев Толстой! – ответил страшный и исчез.

 

– А разве не знаешь, – спросил я, – кто такой Лев Толстой?

 

– Откуда мне знать? Я неграмотная.

 

– Может быть, слышала? – продолжал я допытываться. – Не читали ли о нем чего при тебе в церкви?

 

– Да нигде, батюшка, ничего о таком человеке не слыхала, да и не знаю, человек ли он или что другое».

 

«Таков рассказ духовника Оптиной пустыни, – заключает церковный комментатор. – Что это? Неужели Толстой настолько стал «своим» в том страшном мире, которому служит своей антихристианской проповедью, что в его образ перевоплощается сила нечистая?»

 

Цит. по книге А.Бушкова "Россия, которой не было".

 

   Вот Вам и два царя: один Царь, настоящий, Николай II, стал вторым Николаем Угодником, а другой: стал излюбленным образом для бесов, в котором они любят искушать идущих ко спасению.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Поделиться: 


Blog | by Dr. Radut