Перейти к навигации

Игорь Евсин. Сергей Есенин и Царская семья

Заметки по ходу телесериала «Есенин» …

В настоящее время по первому каналу ЦТ ведется показ художественного сериала «Есенин». Этот фильм показывается не впервые, однако премьеру в силу сложившихся обстоятельств я смотрел отрывочно, потому мнение о нем у меня не сложилось. Надеюсь в этот раз просмотреть сериал полностью. Сегодня же хочется поделиться впечатлением от первых серий, а конкретнее о сюжете, в котором показана встреча поэта с Царицей Александрой Федоровной и ее дочерями. Скажу сразу - она мне крайне не понравилась. Во-первых, тем, что царевны показаны обыкновенными кокетками, а поэт - хамом. А как иначе можно назвать человека, который навязывает чтение своих стихов, а потом читает их, повернувшись к Царице и царевнам задом?

Но вот свидетельство поэта, которого никак нельзя заподозрить в стремлении навести «хрестоматийный глянец» на образ Есенина, человека, близко его знавшего - Андрея Белого «...меня поразила одна черта, которая проходила потом сквозь все воспоминания и все разговоры. Это необычайная доброта, необычайная мягкость, необычайная чуткость и повышенная деликатность». Замечу, что здесь Андрей Белый пишет о Есенине 1916 г. то есть как раз того времени, когда он общался с Царской семьей. Особенно оскорбителен для памяти Сергея Александровича и святой мученицы царевны Анастасии эпизод, где поэт, обладающий чуткостью и повышенной деликатностью, поет ей похабную частушку и она довольно хихикает?!

Однако в сегодняшней статье мне хотелось бы обратить внимание на сам факт встречи Есенина с Царской семьей. А таковая действительно была. Причем Есенин читал свои стихи в присутствии Царицы и Царевен неоднократно. Однако прежде этих встреч Есенин читал свои стихи сестре Царицы преподобномученице Елизавете Федоровне. Какие же обстоятельства способствовали этому?  

В 1915 г. при поддержке Государя Императора Николая II создается «Общество возрождения художественной Руси», которое, согласно принятому Уставу, поставило своей задачей «широкое ознакомление с самобытным древним русским творчеством во всех его проявлениях и дальнейшее преемственное развитие в применении к современным условиям».

Одним из первых шагов «Общества» в возрождении национальных традиций в искусстве стало строительство на территории Царского села Федоровского городка. Его название происходило от уже построенного собора в честь Феодоровской иконы Божией Матери. Этой иконой в 1612 г. рязанский архиепископ Феодорит благословил на царствование Михаила - первого Царя из рода Романовых.

Из церкви и нескольких построенных в древнерусском стиле зданий и состоял Федоровский городок, обнесенный кремлевской стеной с живописными башнями. Предполагалось, что он станет своеобразным музеем древнерусского искусства, образцом архитектурных и художественных достижений Древней Руси.

В одном из зданий находилась «штаб-квартира» «Общества возрождения художественной Руси». В него входили известные архитекторы, художники, писатели и поэты, в числе которых были В. Васнецов, М. Нестеров, А. Щусев, А. Ремизов, С. Городецкий, И. Билибин. Вступили в «Общество...» и самобытные крестьянские поэты Николай Клюев и Сергей Есенин.

В январе 1916 г. их творчество заметил штаб-офицер для поручений при дворцовом коменданте, полковник Д.Н. Ломан, курировавший строительство Федоровского городка. Он устроил поэтам чтение стихов в Марфо-Мариинской монашеской общине сестер милосердия, основанной Великой Княгиней Елизаветой Федоровной, которая лично присутствовала на этом выступлении. Творчество Есенина и Клюева ей понравилось, и по окончании вечера она долго беседовала с крестьянскими поэтами.

12 января Великая Княгиня принимала членов «Общества возрождения художественной Руси» Васнецова, Нестерова, Есенина и Клюева в своей московской резиденции. Поэты вновь читали стихи. В благодарность за творчество Елизавета Фёдоровна подарила Есенину и Клюеву «по экземпляру Евангелия и образки с изображением иконы Покрова Пресвятой Богородицы и св. Марфы и Марии, а Нестеров -  открытку с репродукцией своей картины «Святая Русь» и надписью: «Сердечный привет певцам русской были и небыли от Михаила Нестерова».

Позднее, в день именин Есенина, Елизавета Фёдоровна сделает ему особый подарок - икону преп. Сергия Радонежского, в честь которого он был назван.

Выступал  Сергей Есенин и перед Государыней Императрицей. Вот как об этом вспоминает   Г. Иванов, которому Есенин лично рассказывал об этом случае: «Есенин представлялся Александре Феодоровне в Царскосельском лицее, читал ей стихи, просил и получил от Императрицы разрешение посвятить ей целый цикл в своей новой книге! ...Теперь даже трудно себе представить степень негодования, охватившего тогдашнюю «передовую общественность», когда обнаружилось, что «гнусный поступок» Есенина не выдумка, не навет «черной сотни», а непреложный факт». /В фильме «Есенин» поэт категорически отказывается писать стихи в честь Александры Федоровны/.

 Анна Ахматова, вспоминая о посвящении Есениным сборника стихов Императрице писала: «Он принес сборник, который готовил издать. На этом сборнике он написал посвящение Александре Федоровне (Царице)».

Сборник стихотворений Есенина «Голубень» вышел уже после Февральской революции. Посвящение цензурой было снято, но, как утверждает Г. Иванов «...Некоторые букинисты в Петербурге и в Москве сумели, однако, раздобыть несколько корректурных оттисков «Голубеня» с роковым: «Благоговейно посвящаю».

В апреле 1916 г. Сергея Александровича призвали на армейскую службу. По ходатайству полковника Д. Н. Ломана его назначили санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд №143 Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны. Санитарный поезд, в котором он служил, причислялся к Царскосельскому лазарету, который находился на территории уже знакомого поэту Федоровского городка. Здесь в качестве сестер милосердия трудилась сама Императрица и ее дочери - Царевны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. Они перевязывали раненых и ухаживали за ними, а Государыня участвовала даже при оперировании тяжелораненых.

Есенин неоднократно выступал в  лазарете с чтением стихов. На одном из выступлений присутствовала Государыня Императрица с детьми. Стихи рязанского поэта понравились им, а младшая из дочерей Императрицы  Анастасия по воспоминанию Н. Вольпин, опубликованного к книге Н. Сидориной «Златоглавый», соизволила побеседовать с ним, «гуляя по саду».

Образ царевен взволновал поэта. Короткое знакомство с ними вдохновило Есенина написать стихотворение, в котором Царевны привиделись ему березками в венцах:

В багровом зареве закат шипуч и пенен

Березки белые горят в своих венцах.

Приветствует мой стих младых царевен

И  кротость юную в их ласковых сердцах.

...Все ближе тянет их рукой неодолимой

Туда, где скорбь кладет печать на лбу,

О, помолись, святая Магдалина,

За их судьбу.

Трактуя символический смысл этого стихотворения, О. Е. Воронова пишет: «"Багровое зарево заката" в данном случае не есть лишь деталь вечернего пейзажа. С ранних христианских времен багряный (пурпурно-красный) цвет приобрел двойственную семантику: с одной стороны он был символом царской власти, с другой - знаком мученичества...»

Образ  «младых царевен» в виде горящих березок в венцах оказался пророческим.

Стихотворение «В багровом зареве заката...» Есенин прочел царственным особам 22 июня 1916 г. на вечере в честь тезоименитства матери Государя Императора Николая II вдовствующей Императрицы Марии Федоровны и ее внучки царевны Марии Николаевны.

Надо сказать, что ни поэтический талант, ни выступления со стихами, конечно же, не освобождали Сергея Александровича от обязанностей санитара военного поезда № 143. Есенин участвовал в погрузках и разгрузках раненых, помогал при операциях. В команде санитаров он неоднократно выезжал на линию фронта. По воспоминаниям Ветлугина при выполнении задания на линии фронта он получил контузию.

Последний раз в Царском Селе Есенин выступал 19 февраля 1917 г., во время разгорающейся Февральской революции. Выступление проходило после богослужения в Феодоровском соборе. 24 февраля его послали в Могилев, где находилась Ставка Верховного Главнокомандующего, коим являлся сам Государь, на верность которому Есенин присягал во время призыва в армию.

Сергей Александрович в своей жизни публично не выражал своего личного отношения к Царю Николаю II. Однако  после свершившейся Февральской революции он не нарушил свою клятву, данную по Уставу того времени «на кресте Спасителя и на святом Евангелии».

Есенин отказался присягать Временному правительству Керенского и дезертировал из армии. Мало того, как утверждает известный советский есениновед  П. Ф. Юшин: «Дезертировав из армии... Есенин после Октябрьской революции вновь оказался в Царском селе, когда там не было уже ни Царя, ни Царицы, но группировались и готовили монархический переворот верные Царю слуги. 14 декабря (по старому стилю) поэт принимает в Царском Селе в Федоровском городке клятвенное обещание на верность службы Царю».

 Документ с подтверждением верности Сергея Александровича Престолу был обнаружен в 1966 г., однако советская архивоведческая экспертиза, проведенная по этому делу в 1970 г., признала стоящую на нем дату ошибочной. И, тем не менее, как следует из статьи «Восстанавливаем истину», опубликованной в газете «Литературная Россия» (№ 2, 1971 г.) «П. Ф. Юшин сохранил свою ошибочную точку зрения об отношении С. Есенина к революции, в обосновании которой клятвенное обещание на верность царю играло не последнюю роль».

Не будем забывать, что все это происходило в годы «коммунистического строительства» в нашей стране и потому вопрос о «клятвенном обещании» до конца не прояснен. Однако Есенин не в восторге был от февральского переворота и в одной из своих заметок с сожалением отметил, что на смену Царской власти  «пришло царство хаоса». Как известно на февральские события Есенин откликнулся поэмой  «Товарищ». В этом произведении Сергей Александрович не высказывает  своего отношения к ней, но пророчески говорит о её первых жертвах - рабочем-революционере, Православной Церкви (в образе сражённого пулей младенца  Исуса) и сына погибшего рабочего, для которого Христос был  «товарищем».

В  целом, на  примере  одной  семьи  поэт  показал  трагедию, ставшую впоследствии трагедией всего народа. Впоследствии эмигрантская  критика высоко оценила поэму «Товарищ». В. Левин писал: «Только один  Есенин заметил в февральские дни, что произошла не «великая безкровная революция», а началось время тёмное и трагическое, так как «Пал  сражённый пулей младенец Исус». И эти трагические события развиваясь  дошли до Октября».

02.03.2013

Источник: ruskline.ru/analitika/2013/03/02/sergej_esenin_i_carskaya_semya/

Поделиться: 

Комментарии

Игорь  Евсин, Русская народная линия

05.03.2013
Заметки после просмотра телесериала «Есенин» …

В одном из комментариев к моей статье «Сергей Есенин и Царская семья», опубликованной на РНЛ, сказано, как говорят, в точку: «Вчера решили посмотреть хотя бы последние серии фильма о поэте, чтобы составить некоторое мнение о событии, которое обсуждают. Серия началась с душераздирающей сцены, где герой показан распьянющим. Как талантливо Безруков играет невменяемого пьяницу... И все это у нас вызвало смущение и неловкость, как будто нечаянно присутствуем при том, на что не прилично смотреть посторонним. Не выдержали и переключились на другой телеканал. Больше возвращаться к фильму о поэте не захотелось. Вспомнилась библейская история с Ноем и его сыновьями. Один посмеялся над своим пьяным отцом, другой пошел и прикрыл его наготу. Наши деятели культуры и средств массовой информации чужую наготу выставляют на широкий показ. Таковы сложившиеся за последние 20 лет традиции. Эрнст - многолетний руководитель Первого канала - выступает в роли продюсера и знает, что делает».

Совершенно согласен с этой точкой зрения! Считаю, что сериал «Есенин» сознательное охаивание и охамливание великого русского национального поэта. Однако православных христиан так просто не проведешь! Не купишь их за фунт изюма. И потому для любящих Россию и и ее певца Сергея Есенина хамами выглядят сами создатели циничного сериала.

Однако что же можно сказать по поводу пьянства Есенина? Как известно, Есенин не писал стихов, будучи нетрезвым. Об этом он сам говорил Р. Березову, «...Я ведь пьяный никогда не пишу». Об этом писали и мемуаристы, в частности И.И Шнейдер, утверждавший, что в нетрезвом виде Есенин стихи действительно никогда не писал.

Тогда  спрашивается, когда же он пил, если всего за последние пять лет жизни им было написано около сотни стихотворений и пять поэм, вошедших в сокровищницу русской литературы, а за последний год жизни подготовлено к изданию и выпущено четыре (!) сборника стихотворений? Когда же он пил, если  в двадцатитрехлетнем возрасте, когда некоторые дети еще сидят на шее у родителей, построил отцу с матерью новый дом вместо старого, сгоревшего? А, кроме того, надо было заботиться и о своих детях и помогать сестрам. Как вспоминала Екатерина Есенина: «Сколько неотступных волнений и забот было у Сергея. Одни мы с Шуркой чего стоили. Меня он взял к себе в Москву из деревни еще в 1921 году, а позднее, в 1924 году, - Шурку. Надо было нас кормить, одевать, учить, устроить нам жилье».

Современный поэт Валентин Сорокин по поводу «пьянства» Есенина заметил: «Есть ли где еще такой «простецкий» народ, кроме нашего, русского, позволяющий на протяжении десятков лет «дискутировать»: пил или не пил его гениальный сын - поэт Сергей Есенин... Пил Есенин? Пил. Запоем слезы русские пил. Пил запоем русскую нищету. И погиб не от водки, а от русской крови. Этот кровавый концерт, кровавый грех, мутит нас. Кровь царских детей, обрызгавшая ипатьевские подвалы, щедро пролилась на русской земле. Сергей Есенин был обожжен ею».

И если уж говорить собственно об алкоголе, то Есенин, переживая все случившееся в России на его веку, признавался В.С. Чернавскому: «Если бы не пил, разве мог бы я пережить все, что было».

Что же касается легенд о  его безудержном пьянстве то он так говорил об этом своему другу В. Болдовкину: «За мной ходит отчаянная слава пропойцы и хулигана, но это только слова, а не такая уж страшная действительность».

Литературовед А. Козловский в предисловии к книге «С. А. Есенин в воспоминаниях современников» писал: «Есенин называл себя в стихах забиякой, сорванцом, скандалистом, разбойником, говорил о себе: «Я такой же, как ты хулиган, // И по крови степной конокрад». Таких строк было немало. И на поверхностный взгляд в самой жизни поэта было такое, что оправдывало и объясняло их появление. Любители литературных сплетен разносили стократно разукрашенные и перевранные истории.

Но вот свидетельство писателя, которого никак нельзя заподозрить в стремлении навести «хрестоматийный глянец» на образ Есенина, человека, близко его знавшего и нередко с ним общавшегося, - Андрея Белого «...меня поразила одна черта, которая проходила потом сквозь все воспоминания и все разговоры. Это необычайная доброта, необычайная мягкость, необычайная чуткость и повышенная деликатность».

Об этих душевных качествах Сергея Есенина осталось немало и других свидетельств. О его доброте, чуткости, внимании к людям вспоминали Д. Н. Семеновский, В. С. Чернявский, Ю. Н. Либединский, Вл. Пяст, Вс. Рождественский и другие мемуаристы, хорошо знавшие Есенина.

Тогда откуда же берутся воспоминания об эпатирующих, скандальных эпизодах на эстраде и в быту у такого деликатного человека?

А. Козловский утверждал: «Многие россказни начали ходить еще при жизни поэта, и он далеко не всегда стремился их опровергать... Есенин становился источником не слишком точных, а иногда и вовсе фантастических сведений о себе... Особенно много россказней внесли в историю есенинской жизни его «собратья» имажинисты. Их мемуары полны самыми невероятными похождениями, главным героем которых выступает Есенин... Пальму первенства здесь удерживает «Роман без вранья» А. Б. Мариенгофа».

Однако эпатаж и скандальные эпизоды в жизни и творчестве Сергея Есенина все же действительно случались.

«Исповедь хулигана», цикл «Москва кабацкая», «упаднические» стихотворения первой половины 1920-х годов говорят о мучительном духовном надломе, который произошел тогда с поэтом. «Драматизм судьбы лирического героя «Москвы кабацкой», - писал Ю.Л. Прокушев, - противопоставление себя в ходе революции движению народной жизни, приводит героя к трагическому разрыву с действительностью, к потере веры в себя и в окружающий мир, к цинизму и безнравственности».

Кризисный период, который переживал тогда Есенин, в советском литературоведении характеризовался как «эпатажный», «хулиганский», «скандальный», «антиобщественный», «аморальный». С православной же точки зрения, нисколько не противореча вышеперечисленным эпитетам, поведение Есенина той поры можно назвать своеобразным юродством.

Именно к этому выводу пришла современная исследовательница жизни и творчества поэта О. Е. Воронова. «Мотивы, преемственно связанные с традицией русского «юродства», явственно ощутимы в есенинской «Исповеди хулигана». Здесь и нарочитое самоуничижение вплоть до подчёркнутой небрежности внешнего облика «Я нарочно иду нечесаным...», своеобразного сочетания шутовства и мученической готовности быть осмеянным и побитым камнями, подобно непризнанным пророкам: «Мне нравится, когда каменья брани // Летят в меня, как град рыгающей грозы...», с демонстративной стойкостью сносить лишения и холод...

...Поэт готов раскланяться с «каждой задрипанной лошадью», считает удобным кормить кобыл овсом из щёгольского цилиндра, водит нежную дружбу с собаками из московских переулков: «Каждому здесь кобелю на шею // Я готов отдать мой лучший галстук»... Даже строки «И похабничал я, и скандалил // Для того, чтобы ярче гореть...» иначе воспринимаются в исследуемом контексте, ведь юродивых в Древней Руси называли «похабами»...

...Рядясь в маску хулигана,- пишет Воронова, - поэт не ограничивается стремлением эпатировать мещанскую толпу, но преследует иную, более значительную цель - донести до современников некие выношенные им истины, не во всём совпадающие с принятой большинством мерой ценностей и идеалов. По существу, с той же, в известном смысле дидактической целью обращались к своим благополучным соплеменникам и русские юродивые... под маской есенинского «хулиганства» часто скрывается стремление высказать свою правду о мире и людях».

Юродство в православном понимании, это намеренное антисоциальное поведение человека при котором он живет под личиной «поврежденного в уме», что дает ему возможность говорить правду не только о людях, но и об общественном строе, о властях,  выражать протест против существующих порядков. В этом смысле юродство Есенина заметил даже член ЦК партии большевиков, редактор газеты «Правда» Н. И. Бухарин, написавший после смерти Есенина «Злые заметки» в которых говорил: «Это юродство входит, как составная часть, в совокупную идеологию новейшего национализма... «мы, ста, по-мужицки, по-дурацки». Эта «древляя» юродствующая идеология для конспирации напяливает на себя «советский кафтан».

И в самом деле, с одной стороны Есенин пишет заявление с просьбой принять его в партию большевиков, а с другой, как писал В.Ф. Ходасевич, «Пьяный Есенин... кричал на весь ресторан... «Бей коммунистов, спасай Россию»... Так крыть большевиков, как это публично делал Есенин, не могло и в голову прийти никому в советской России».

Конечно же, юродство Сергея Есенина нельзя назвать в полном смысле «юродством Христа ради», то есть добровольным самоуничижением и нарочито антиобщественным поведением для того, чтобы свободно обличать человеческие грехи и порочность власти. Однако одну из основных целей православных юродивых - быть зеркалом падшего мира Сергей Есенин по-своему выполнял. Об этом  свидетельствует  близкий друг поэта писатель В. Иванов. В его воспоминаниях есть такой эпизод. Говоря о людях, для которых Есенин писал в стихах эпатирующие строчки, поэт заметил:

« - Это они хулиганы и бандиты в душе, а не я. Оттого-то и стихи мои им нравятся.

- Но ведь ты хулиганишь?

- КАК РАЗ РОВНО НАСТОЛЬКО, ЧТОБЫ ОНИ СЧИТАЛИ, ЧТО Я ПИШУ ПРО СЕБЯ, А НЕ ПРО НИХ. Они думают, что смогут меня учить и мной руководить, а сами-то с собой справятся, как ты думаешь? Я спрашиваю тебя об этом с тревогой, так как боюсь, что они совесть сожгут; мне ее жалко: она и моя!»

«Совесть неугасима в человеческой душе, - писал Б. Ширяев, - она тоже дар Божий... Глубоко грешный в своей земной жизни Сергей Александрович Есенин, не устоявший в ней против окружавших его суетных соблазнов, вопреки их тлетворному влиянию сохранил совесть, эту последнюю искру Божию в своей душе, сохранил ее вместе с верой в Светлого Спаса и Пречистую Матерь Его».

С уважением, администратор сайта

В великих наших поэтах отражается духовная жизнь народа... И их трагическая судьба отражает тяжелый, драматический излом народной души.

 А что артисты не спасутся: это многие так считают. И старцы: в том числе. И Святые об этом писали. Что обидно: сериал посмотрели миллионы, а статью прочитали: сколько? Сотни? Так вот. Если люди служат дьяволу, как создатели сериала: то к их услугам все деньги и все средства. А если люди служат Богу: то к их услугам очень даже скромные средства. "13. Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими;

14. потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их". (Мф.7). 



Book | by Dr. Radut