Прошлое и будущее монархии в России

Николай II против Путина

 

НИКОЛАЙ II ПРОТИВ ПУТИНА

Как сказал Господь, «43.  Нет доброго дерева, которое приносило бы худой плод; и нет худого дерева, которое приносило бы плод добрый,

44.  ибо всякое дерево познаётся по плоду своему, потому что не собирают смокв с терновника и не снимают винограда с кустарника» (Лк.6).

   Многие говорят: «Вот: такой-сякой был Николай II, а вот Путин: хороший». Но давайте с Вами, братие и сестры, рассмотрим плоды правления того и другого. Посмотрим и сравним и в полном соответствии со словами Господа: сделаем заключение: кто из них двоих хороший правитель, а кто: плохой.

   Процитирую книгу Сергея Ольденбурга «Царствование Императора Николая II»:

«На двадцатом году царствования императора Николая II Россия достигла еще невиданного в ней уровня материального преуспеяния. Прошло еще только пять лет со слов Столыпина: «Дайте нам двадцать лет мира, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России» - а перемена уже начинала сказываться. После обильных урожаев 1912 и 1913 гг. период с лета 1912 по лето 1914 г. явился поистине высшей точкой расцвета русского хозяйства.

За двадцать лет население империи возросло на пятьдесят миллионов человек - на сорок процентов; естественный прирост населения превысил три миллиона в год.

Наряду с естественным приростом, равно свидетельствующим о жизненной силе нации и о наличии условий, дающих возможность прокормить возрастающее число жителей, заметно повысился общий уровень благосостояния. Количество товаров, как русских, так и иностранных, потребляемых русским внутренним рынком, более чем удвоилось за двадцать лет. Так, например, потребление сахара с 25 миллионов пудов в год (8 фунтов на душу; 1894 г.) превысило 80 миллионов пудов (18 фунтов на душу) в 1913 г. Хотя в 1911-1912 гг. был неурожай свекловицы и цена значительно поднялась - это не вызвало уменьшение спроса: сахар стал предметом необходимости широких масс. О повышении уровня благосостояния свидетельствовали: неуклонный рост дохода от винной монополии (вызвавшей такие нарекания с моральной точки зрения); удвоение производства пива и увеличение спроса на вино. Увеличилось и потребление чая (75 миллионов кг в 1913 г.; 40 миллионов в 1890 г.). (От себя добавлю, что тогда же, в 1914 году, были предприняты определённые шаги для решения проблемы алкоголизма).

Благодаря росту сельскохозяйственного производства, развитию путей сообщения, целесообразной постановке продовольственной помощи «голодные годы» в начале XX в. уже отошли в прошлое. Неурожай более не означал голода; недород в отдельных местностях покрывался производством других районов.

Урожай хлебных злаков (ржи, пшеницы и ячменя), достигавший в начале царствования в среднем немногим более двух миллиардов пудов, превысил в 1913-1914 гг. четыре миллиарда. Состав хлебного производства несколько видоизменился: более чем удвоились урожаи пшеницы и ячменя (пшеница по количеству приближалась ко ржи, тогда как ранее одна рожь составляла более половины урожая). Если принять во внимание рост вывоза (за границу уходило около четверти русских хлебов) и увеличение численности населения, все же количество хлеба, приходящегося на душу населения, бесспорно возросло. В городах белый хлеб стал соперничать с черным.

Удвоилось количество мануфактуры, приходящейся на голову населения: несмотря на то что производство русской текстильной промышленности увеличилось процентов на сто, ввоз тканей из-за границы также увеличился в несколько раз. Вклады в государственных сберегательных кассах возросли с трехсот миллионов в 1894 г. до двух миллиардов рублей в 1913 г. Количество почтовых отправлений увеличилось с четырехсот миллионов до двух миллиардов, число телеграмм с шестидесяти до двухсот миллионов в год.187

 

Одновременно с расцветом сельского хозяйства продолжался и рост промышленного производства, не отставая по интенсивности от роста первой половины царствования. Некоторое замедление развития, обозначившееся в первые годы XX в., с 1909 г. заменилось новым ускоренным ростом. Добыча каменного угля увеличивалась непрерывно. Донецкий бассейн, дававший в 1894 г. меньше 300 миллионов пудов, в 1913 г. давал уже свыше полутора миллиардов. За последние годы началась разработка новых мощных залежей Кузнецкого бассейна в Западной Сибири. Добыча угля по всей империи за двадцать лет возросла более чем вчетверо.

Добыча нефти в старом Бакинском районе после пожаров 1905 г. более не достигла прежнего уровня, но новые нефтяные прииски, как на том же Апшеронском полуострове, так и в других местах (Грозный, Эмба), почти уравновесили этот ущерб, и в 1913 г. добыча нефти снова приблизилась к 600 миллионам пудов в год (на две трети больше, чем в начале царствования).

Спрос на топливо в связи с ростом обрабатывающей промышленности неизменно возрастал. Наряду с углем, нефтью и с самым старым видом топлива - дровами, сохранявшими еще преобладание на севере и северо-востоке России, - разрабатывались также торфяные залежи, производились изыскания о горючих сланцах.

С открытием изобильных залежей железной руды в Кривом Роге (юг России), марганцевой руды в Никополе и Чиатурах (Закавказье) в России быстро вырастала металлургическая промышленность. Выплавка чугуна увеличилась за двадцать лет почти вчетверо; выплавка меди - впятеро; добыча марганцевой руды (шедшей в больших количествах за границу) - также в пять раз.

Если некоторые виды машин, особенно фабрично-заводское оборудование, ввозились еще из-за границы (гл. обр. из Германии), то паровозы, вагоны, рельсы производились преимущественно на русских заводах. Но и в области машиностроения за самые последние годы проявился быстрый рост: основной капитал главных русских машинных заводов за три года (1911-1914) возрос со 120 до 220 миллионов руб.

Текстильная промышленность развивалась быстро, еле поспевая за еще более растущим спросом. Производство хлопчатобумажных тканей с 10,5 миллионов пудов в 1894 г. удвоилось к 1911 г. и продолжало возрастать далее. С быстрым развитием хлопководства в Туркестане Россия становилась все менее зависимой от привозного хлопка; уже в 1913 г. туркестанский хлопок покрывал половину потребности русских мануфактур: с начала царствования сбор туркестанского хлопка увеличился в шесть раз. Льняная, шерстобитная и шелковая промышленность увеличили свой оборот на 75-80 процентов. Общее число рабочих, занятых в текстильной промышленности, с полумиллиона дошло до миллиона. Вообще же число рабочих за двадцать лет с двух миллионов приблизилось к пяти188.

Подъем русского хозяйства был стихийным и всесторонним. Рост сельского хозяйства - огромного внутреннего рынка - был во второе десятилетие царствования настолько могучим, что на русской промышленности совершенно не отразился промышленный кризис 1911-1912 гг., больно поразивший Европу и Америку: рост неуклонно продолжался. Не приостановил поступательного развития русского хозяйства и неурожай 1911г.

Спрос деревни на сельскохозяйственные машины, мануфактуру, утварь, предметы крашения создавал соревнование между русской и иностранной, главным образом немецкой, промышленностью, которая выбрасывала на русский рынок растущее количество дешевых товаров. Иностранный дешевый товар достигал русской деревни и способствовал быстрому повышению хозяйственного и бытового уровня.

Этот стихийный рост отражался и на доходе казны. С 1200 миллионов в начале царствования бюджет достиг 3,5 миллиардов189. Из этой суммы более половины приходилось на доходы от винной монополии и от железных дорог. Год за годом сумма поступлений превышала сметные исчисления; государство все время располагало свободной наличностью. За десять лет (1904-1913) превышение обыкновенных доходов над расходами составило свыше двух миллиардов рублей. Золотой запас Гос. банка с 648 миллионов (1894 г.) возрос до 1604 миллионов (1914 г.).

Бюджет возрастал без введения новых налогов, без повышения старых, отражая стихийный рост народного хозяйства. Увеличение оборота железных дорог, спроса на спиртные напитки, на сахар, на табак, рост поступлений от промыслового налога, от таможенных пошлин - все это не означало увеличения налогового бремени, т.к. общий народный доход возрос в гораздо большей пропорции, нежели бюджет.

Протяжение железных дорог, как и телеграфных проводов, более чем удвоилось. Удвоился и речной флот - самый крупный в мире.190

Русская армия возросла приблизительно в той же пропорции, как и население: к 1914 г. она насчитывала 37 корпусов (не считая казаков и нерегулярных частей), с составом мирного времени свыше 1 300 000 человек. После японской войны армия была основательно реорганизована.

Начальник германского главного штаба ген. Ф. Мольтке в докладе на имя статс-секретаря по иностранным делам Ф. Ягова писал (24. II. 1914), так оценивая результаты реформ, проведенных в русской армии за период 1907-1913 гг.: «Боевая готовность России со времени русско-японской войны сделала совершенно исключительные успехи и находится ныне на никогда еще не достигавшейся высоте. Следует в особенности отметить, что она некоторыми чертами превосходит боевую готовность других держав, включая Германию: а именно, устранением зимнего периода военной слабости вследствие задержания призывных под знаменами впредь до окончания подготовки рекрутов; частыми проверками всего мобилизационного аппарата путем пробных мобилизаций; возможностью необыкновенного ускорения мобилизации при помощи периода подготовки к войне».

Генерал ф. Мольтке также подчеркивал, что благодаря переводу нескольких корпусов из западной пограничной области вглубь страны (мера эта вызвала, как известно, некоторую тревогу во Франции в 1910 г.) Россия получила большую свободу развертывания: «В то время как раньше боевые силы, предназначенные против Австрии и против Германии, были зафиксированы заранее, и перемещение центра тяжести в ту или другую сторону было сопряжено с большими трудностями, теперь образована центральная армия из войск Московского и Казанского округов, которая может быть двинута, куда потребуется».

Русский флот, так жестоко пострадавший в японскую войну, возродился к новой жизни, и в этом была огромная личная заслуга Государя, дважды преодолевшего упорное сопротивление думских кругов. Четыре дредноута были почти готовы в Балтийском море; четыре сверхдредноута строились в петербургских верфях.191 В Черном море строились три дредноута, из них первый близился уже к окончанию.192

Из судов старого типа имелось в Балтийском море восемь броненосцев и бронированных крейсеров, в Черном море - семь броненосцев. Строились также легкие крейсера, миноносцы, подводные лодки. За исключением нескольких малых судов, весь новый русский флот строился на русских верфях (в С.-Петербурге и в Николаеве).

Происходящую в России перемену отмечали иностранцы. В конце 1913 г. редактор «Economiste Europien», Эдмон Тэри, произвел по поручению двух французских министров обследование русского хозяйства. Отмечая поразительные успехи во всех областях, Тэри заключал: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 г. идти так же, как они шли с 1900 по 1912 г., Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой, как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении.193

Исследователи аграрной реформы - датчанин Вит-Кнудсен (в 1913 г.) и немец Прейер (в марте 1914 г.) отмечали успехи закона 9 ноября, «переворота, не отстающего по своему значению от освобождения крестьян». «Это было смелое начинание, своего рода скачок в неизвестность, - писал Прейер. - Это был отказ от старой основы с заменой чем-то неиспытанным, неясным. Столыпин взялся с решимостью и отвагой за эту великую задачу, и результаты показали, что он был прав».194

Морис Бэринг, известный английский писатель, проведший несколько лет в России и хорошо ее знавший, писал в своей книге: «Основы России» (весной 1914 г.): «Не было, пожалуй, еще никогда такого периода, когда Россия более процветала бы материально, чем в настоящий момент, или когда огромное большинство народа имело, казалось бы, меньше оснований для недовольства». Бэринг, наблюдавший оппозиционные настроения в обществе, замечал: «У случайного наблюдателя могло бы явиться искушение воскликнуть: да чего же большего еще может желать русский народ?» Добросовестно изложив точку зрения интеллигентских кругов, Бэринг отмечает, что недовольство распространено гл. обр. в высших классах, тогда как «широкие массы, крестьянство в лучшем экономическом положении, чем когда-либо… то, что верно в отношении крестьян, верно в известной мере в отношении остальных слоев населения. Оно в настоящий момент процветает, и причины его недовольства не настолько остры и сильны, не настолько обильны, чтобы температура этого недовольства поднялась до точки кипения».

 

О материальной стороне говорили больше всего, т. к. она резче бросалась в глаза. Но, быть может, еще существеннее был сдвиг, происшедший в области народного образования.

«Снова более и более выпукло выступает одна знаменательная черта, - писал в «Вестнике Европы» (1913.XI) б. лидер фракции трудовиков в 1-й Думе И. Жилкин, - стихийно растет дело народного образования. Неслышно, почти неуследимо (гл. обр. потому, что на поверхности громыхают события, сегодня волнующие нас досадой, раздражением, ожиданием, а завтра сменяющиеся такими же скучными и дутыми явлениями и быстро забываемые) совершается громадный факт: Россия из безграмотной становится грамотной… Вся почва громадной российской равнины как бы расступилась и приняла в себя семена образования - и сразу на всем пространстве зазеленела, зашелестела молодая поросль».

О росте народного образования свидетельствуют следующие цифры: к 1914 г. расходы государства, земства и городов на народное образование составляли около 300 миллионов рублей195 (в начале царствования - около 40 миллионов). Докладчик по смете министерства народного просвещения в Гос. думе Е. П. Ковалевский указал (6.IV. 1914), что к 1 января 1915 г. всеобщее обучение будет достигнуто в 51 уезде, к 1920 г. - в 218 уездах (всего в России было около 800 уездов). Число учащихся к 1 января 1912 г. уже превышало 8 миллионов (около 5 проц. населения).196

По данным Е. П. Ковалевского197, число учащихся в высших учебных заведениях достигало в 1914 г. 80 000 человек (в том числе 40 000 в университетах); в средних учебных заведениях было свыше 700 000 учащихся, в ремесленных и низших технических училищах - около 50 000. По настоянию 3-й Гос. думы был принят принцип ежегодного увеличения кредитов по народному образованию на 20 миллионов (10 миллионов на постройки новых школ, 10 миллионов на их содержание). Учительских семинарий, готовивших преподавателей в народные школы, в 1912 г. было уже 122, с 20 000 учащихся.

В деле народного образования государственная власть, отрешившись от опасений политического характера, оказала широкий «кредит» интеллигентским кругам; сохраняя некоторый надзор, стремясь не допускать открытой революционной пропаганды в школах, правительство в то же время широко шло навстречу почину Гос. думы, земств и городов в деле осуществления всеобщего обучения198».

Вот такие плоды принесло царствование Государя Императора Николая II. В полном соответствии со словами Господа можно сказать, что Император Николай II был добрым правителем, так как плоды Его правления были добрые.

А теперь, братие и сестры, давайте сравним их с плодами правления Путина.

Процитирую передачу Валерия Павловича Филимонова: «Как заявил Геннадий Андреевич Зюганов, «В стране пахнет новым дефолтом. Правительство бездумно и без подготовки втаскивает Россию в ВТО, чем разрушает последние уцелевшие машиностроение и на селе предприятия. Организован погром в армии. Милицию перелицевали в полицию. Идёт невиданный жилищно-коммунальный грабёж. На обнищавших граждан взваливают и уже капитальный ремонт. Пожары и беззакония в лесах регулярно охватывают всё пространство России. Неконтролируемым нашествием мигрантов провоцируется бурный рост преступности. Такой политикой власть последовательно разжигает межнациональную рознь. Страна по сути превратилась в криминальный полигон, в торгово-сырьевую биржу. Уже 90% крупной собственности в России находится под иностранным контролем. Мы как никогда жёстко привязаны к «насосу», который откачивает наши богатства и ресурсы за рубеж.

   Доля сырьевых ресурсов в российском экспорте подошла к 90%. Ввоз машин, оборудования, продовольствия, лекарств превысил все допустимые пределы. Мы перестали производить даже простейшие изделия. Хочу подчеркнуть, что уже и нефтегазовый комплекс работает в основном на иностранном оборудовании. Стоит перекрыть его поставки и всё остановится в течении 2-3 месяцев.

   Под правительственные разговоры о свободе передвижений и мобильности российские железные дороги снимают 235 межрегиональных маршрутов. Отменили даже поезд «Астрахань-Волгоград», который безперебойно ходил аж с 1895 года. По сути вводится новое крепостное право». И вот я (Филимонов) ещё добавлю, что электропоезда пригородные точно также на многих направлениях снимаются, вот в частности в Республиках Чувашии, Татарии и т.д. уже люди выходят на несанкционированные митинги.

   Люди не могут в рабочие дни попасть на работу, те люди, которые живут в городах и посёлках вокруг Казани. А в выходные дни дачники не могут выехать на свои участки. Вот штурмом, штурмом берут электрички. Понимаете? Вот что творится. Мы приходим буквально к эпохе гражданской войны. Понимаете? Когда на крышах люди ездили, на крышах ездили люди. Помните, конечно кадры из кинофильмов. Разруха, разруха во всех отношениях».

Контраст поразительный. Если сравнивать эти два правления: Святого Мученика Царя Николая II и Путина, то контраст поразительный. Далее В.П.Филимонов называет такую цифру, что 70% населения России или еле сводят концы с концами или уже находятся за чертой бедности. Кто проезжал поездом через всю Россию из Владивостока в Москву: все говорят, что развалено всё, что только можно. Особенно в сельской местности, в маленьких городах и посёлках. Что случилось? Мамай прошёл? Война была? Такое ощущение, что была.

Если вернуться к словам Господа, то какой мы можем сделать вывод про Путина (так же как и про Горбачёва и про Ельцина и про Медведева)? Все они правители не просто плохие, а по плодам их можно сказать определённо: они не правители, а кривители.

 

 

Поделиться: