Перейти к навигации

Слово в защиту деканонизированных Святых

 

СЛОВО В ЗАЩИТУ ДЕКАНОНИЗИРОВАННЫХ СВЯТЫХ

   Как известно, на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000-го года были канонизированы Новомученики и Исповедники Российские. В Святцах за этот, 2013 год мы недосчитались тридцати шести из них. Вот список деканонизированных Святых:

1. сщмч. Трофим Мячин, пресвитер (1938) (1 января)
2. мч. Иоанн Любимов (1942) (8 января)
3. прмц. Арсения (Добронравова), игумения (10 января)
4. сщмч. Иаков Зяблицкий, иерей (22 января)
5. сщмч. Петр Зяблицкий, иерей (22 января)
6. сщмч. Иоанн Доброхотов, прот. (22 января)
7. сщмч. Иоанн Коржавин, иерей (22 января)
8. сщмч. Иоанн Розанов, иерей (22 января)
9. сщмч. Николай Бухарин, прот. (22 января)
10. сщмч. прот. Димитрий Смирнов (1940) (13 июня)
11. сщмч. прот. Николай Виноградов (1938) (14 июня)
12. мч. Иоанн Протопопов (1937) (16 июля)
13. сщмч. иерей Николай Правдолюбов (1941) (31 июля)
14. свт. Василий (Преображенский), еп. Кинешемский, исп. (1945) (31 июля)
15. сщмч. иерей Василий Зеленский (1937) (2 сентября)
16. прмц. инокиня Ксения (Черлина-Браиловская) (1937) (2 сентября)
17. сщмч. диакон Петр Сорокин (1953) (3 сентября)
18. сщмч. иерей Василий Разумов (1937) (9 сентября)
19. мч. Владимир Правдолюбов (1937) (21 сентября)
20. сщмч. прот. Леонид Прендкович (1938) (30 сентября)
21. сщмч. Иувеналий (Масловский), архиеп. Рязанский (1937) (11 октября)
22. сщмч. Герман (Коккель), еп. Алатырский (1937) (20 октября)
23. сщмч. иерей Леонид Виноградов (1941) (30 октября)
24. прмч. иерод. Вениамин (Зыков) (1937) (19 ноября)
25. сщмч. Макарий (Кармазин), еп. Днепропетровский (1937) (20 ноября)
26. сщмч. Борис (Воскобойников), еп. Ивановский (1937) (23 ноября)
27. сщмч. прот. Николай Постников (1937), в соборе Бутовских святых (26 ноября)
28. сщмч. иерей Петр Ворон (1937), в соборе Бутовских святых (28 ноября)
29. мц. Мария Дмитриевская (2 декабря)
30. прмц. Феврония (Ишина), инокиня (2 декабря)
31. свт. Вассиан (Пятницкий), архиеп. Тамбовский, исп. (1940) (14 декабря)

32. Родион (Федоров), архим., исп.: †1933 (представлен от Московской епархии, прославлен Священным Синодом 17 июля 2006 г., журнал №40)
33. Иоанн Швецов, прот., сщмч.: †1918 (представлен от Пермской епархии, прославлен Юбилейным Освященным Собором)
34. Александр Смирнов, иерей, сщмч.: †1918 || Ростов. (представлен от Ярославской епархии, прославлен Юбилейным Освященным Собором)
35. Петр Космодамианский, иерей, сщмч.: †1938 || Бут. (представлен от Московской епархии, прославлен Священным Синодом 26 декабря 2001 г.)
36. Николай, прот., сщмч.: †1937.

   До сих пор нам так никто и не объяснил: как, по какому праву, и на каком основании их деканонизировали. Совершенно ясно, что совершившееся является полным беззаконием. Кто посмел деканонизировать Святых? Кураев пишет в своём блоге, что даже он не знает, какой из отделов Московского Патриархата принял решение о деканонизации. Какой-то чиновник Московского Патриархата, даже до сих пор нам неизвестный, трусливо спрятавшийся за коллективной ответственностью, присвоил себе право судить Святых и самочинно вычёркивать некоторых из них из Святцев. История Русской Православной Церкви знает уже пример деканонизации Святых. Это Святые Анна Кашинская и Евфросин Суздальский, деканонизированные во время перегибов в борьбе со старооборядчеством. Их почитание было восстановлено при Царе-Великомученике Николае II.  Но даже если теоретически предположить, что следует кого-то деканонизировать, то решать этот вопрос имеет право только или Поместный Собор или Архиерейский Собор.

   Всё происшедшее сильно дискредитирует Русскую Православную Церковь. В комментариях к новости о деканонизации враги Церкви злорадствуют и зубоскалят по этому поводу.

   Вот Иконы двух деканонизированных Святых: 

Иувеналия Рязанского и Василия Кинешемского.

   Совершенно очевидно, что происшедшее исчезновение имён Святых из Святцев не было ошибкой вёрстки. Как могли в результате ошибки исчезнуть из Святцев 36 имён Святых и все 36: Новомучеников и Исповедников Российских? Если бы это была случайная ошибка, тогда, скорее всего из Святцев исчезли бы вперемешку имена как Новомучеников и Исповедников Российских, так и более ранних Святых. А так: все 36: Новомученики и Исповедники Российские. Таких совпадений не бывает. Следовательно: их исключили из Святцев специально, по приказу какого-то чиновника Московского Патриархата.

   Но чтобы наш, братие и сестры, разговор не был безпредметным, давайте почитаем жития двоих из них:

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ИУВЕНАЛИЙ, ЕПИСКОП, РЯЗАНСКИЙ И ШАЦКИЙ

Дни памяти:  Январь 29 (новомуч.),  Октябрь 11

Священномученик Иувеналий, епископ, Рязанский и Шацкий (в миру Масловский Евгений Александрович) родился 15 января 1878 года в городе Ливны Орловской губернии в благочестивой семье дворянина Александра Масловского и его жены Анны. Во святом Крещении его назвали Евгением. Одарённый природным умом, он отличался благородством, великодушием, волевым и целеустремленным характером. В гимназические годы в его парте всегда лежало Евангелие.

В 1900 году Евгений поступил в Казанскую Духовную Академию (где ректором в то время был преосвященный Антоний (Храповицкий)) и на II курсе — 10 февраля 1901 года — он принял монашеский постриг с именем Иувеналий в честь Патриарха Иерусалимского (память 2 июля). 25 февраля того же года он рукополагается в иеродиакона, а 31 июня 1902 года архиепископ Казанский и Свияжский Димитрий (Самбикин) посвящает его в иерея.

После окончания Академии со степенью кандидата богословия отец Иувеналий год служил в Урмийской Православной миссии в Персии, после чего получил назначение на должность преподавателя гомилетики в Псковскую Академию, а ещё через полтора года по указу Святейшего Синода становится настоятелем Спасо-Елиазаровского Великопустынского мужского монастыря. В июне 1906 года он был возведён в сан игумена, а 16 октября назначается в Новгородский первоклассный Юрьев монастырь на должность настоятеля и на протяжении четырёх лет управляет им в сане архимандрита.

Хиротония отца Иувеналия во епископа Каширского, викария Тульского, была совершена 24 августа 1914 года в Троицком соборе Александро-Невской Лавры. Незадолго до Октябрьских событий 1917 года (28 июля) его назначили на Тульскую кафедру, где вскоре, как практически во всех других епархиях, открылась волна жестокого преследования Церкви.

В 1923 году Владыка вместе с протоиереем Успенским и старостой Сынтарёвым были осуждены за отправление молебна перед иконой Божьей Матери, найденной на колокольне Казанского храма, а за отказ отдать комиссарам церковные ценности, совет храма приговорили к трём годам лишения свободы. Всего с начала года в связи с кампанией по изъятию церковных ценностей в Туле было расстреляно и замучено более шестидесяти служителей Христа. Епископа власти вынуждены были в августе выпустить.

17 октября 1923 года Указом Священного Синода епископ Иувеналий возводится в сан архиепископа Курского. К этому времени в Курске закрыли все двенадцать домовых храмов, а остальные обратили в места увеселений и надругательств.

В феврале 1924 года был арестован по обвинению в «антисоветской агитации» и отправлен в Соловецкий концлагерь и сам Владыка — к тому времени на Соловецком архипелаге находилось уже более 120-ти священнослужителей, 25-ть из которых были архиереями.

Будучи известным литургистом и обладая исключительной памятью на церковные песнопения, Владыка начал в условиях лагеря трудиться над «Архиерейским Торжественником», составившим впоследствии три тысячи страниц. Владыка сделал попытку связать практику древне-русских архиерейских служб, содержащихся в Чиновниках Московского Успенского собора, Холмогорско-Преображенского собора, Нижегородского Преображенского собора и Новгородского Софийского собора с современной церковной практикой, подведя различные местные особенности под единые правила для всех архиерейских служб. К сожалению, рукопись была утрачена в 1935 году.

После ходатайства митрополита Сергия (Страгородского) перед властями об амнистии некоторым из заключённых священнослужителей, поданного им 7 октября 1927 года, Владыка смог вернуться из заключения. По возвращении в 1928 году он был назначен на Рязанскую кафедру и восстанавливал её после обновленческих потрясений. Рязанцы помнят его как любящего и доброго пастыря. Его молитвенная настроенность сообщалась всем присутствовавшим на богослужениях: паства и Святитель в это время были «единыя усты и едино сердце». Даже глубокой ночью прихожане спешили к своему Владыке в Иерусалимский храм на монашеские богослужения и сразу по окончании шли в собор, куда Владыка, не замечая ни времени, ни усталости, должен был придти для совершения Литургии Преждеосвящённых Даров.

В мае 1928 года митрополит Сергий направил Владыку, как члена Временного Патриаршего Синода, для достижения согласия к отделившемуся от него после выхода «Декларации» авторитетнейшему иерарху митрополиту Ярославскому Агафангелу. Благодаря особой мягкости характера, Владыке удалось смягчить разрыв митрополита Агафангела с Заместителем Местоблюстителя митрополитом Сергием.

Владыка принимал в епархию возвращающихся из ссылок священнослужителей, давая им приходы и по возможности помогая материально. В 1935 году арестованный священник из Старожиловского района иеромонах Анатолий (Купряшкин) бежал из-под стражи и около недели скрывался в доме Владыки. Так он помогал скрываться и другим. В декабре 1934 года им был пострижен с именем Фотий вернувшийся из ссылки протоиерей Александр Турлевский, будущий епископ Читинский.

22 января 1936 года Владыка был арестован и приговорён к пяти годам лагерей. Вот что значится в документах по его обвинению: «являлся организатором и вдохновителем контрреволюционной группы духовенства, монашества и церковников, систематически с духовенством из числа арестованных вёл контрреволюционные суждения, давал установки контрреволюционного характера, в частности, о переводе Церкви на нелегальное положение, лично сам служил в церкви торжественную панихиду по бывшему русскому царю Николаю 2-му, произнес в церкви речь контрреволюционного содержания во время своего 20-летнего юбилея (имеется в виду двадцатилетие с архипастырского служения — Сост.), он же разрешал производство тайных постригов, комплектовал вокруг церкви учащуюся молодежь...» (сохранена орфография и фразеология подлинника).

Эти слова легли дорогим мученическим венцом на могилу доброго пастыря и патриота, положившего, по слову Спасителя, «душу свою за овцы своя» (Ин. 10:11).

Заключение Святитель проходил в Сиблаге (Томская ж. д.), работая сторожем, счетоводом и на общих работах по десять часов в день. Летом 1937 года он был переведён в лагерь для инвалидов. 30 сентября 1937 года Святитель был осужден и приговорен к расстрелу. Владыку расстреляли в ночь с 11 на 12 октября (24 н. ст.) 1937 года.

В сохранившихся его письмах из мест заточения он остаётся несломленным и бодрым духом, сообщая о себе, что в «последнее время пришлось пережить столько назидательного, отрадного, мистического» и что «отсюда у меня и бодрость духа, и мир в душе, и сознание, насколько мы ничтожны и как велика сила Божия и Его милость к нам». Даже находясь в заточении Святитель не забывал поздравить всех своих близких с праздниками и именинами.

Прославлен в Соборе Рязанских святых 10 (23) июня 1992 года Указом Святейшего Патриарха Московского всея Руси Алексия II.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.

   Что самое интересное, братие и сестры, так это то, что я нашёл это житие не на каком-то левом сайте, а на официальном сайте Московского Патриархата:

http://days.pravoslavie.ru/Life/life4838.htm

Из этого можно сделать вывод, что левая рука не знает, что делает правая. То есть, что тот чиновник Московского Патриархата, который исключил 36 Святых Новомучеников из Святцев, либо не имеет власти над официальным сайтом Московского Патриархата, либо у него пока руки не дошли.

   Также следует заметить, что нам, православным монархистам, почитающим Святого Великомученика Царя Николая II, должен быть особенно дорог и близок Святой Новомученик Иувеналий Рязанский, который был расстрелян, в том числе и за то, что совершил в церкви торжественную панихиду по убиенному Царю. И что мы должны сказать своё слово в его защиту.

ИСПОВЕДНИК ВАСИЛИЙ (ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ), ЕПИСКОП КИНЕШЕМСКИЙ
Дни памяти:  Январь 29 (новомуч.),  Июнь 7 (Иван.),  Июль 31


Василий Кинешемский

Епископ Кинешемский Василий (в миру Вениамин Сергеевич Преображенский) родился в 1876 году в городе Кинешме Костромской губернии в семье священника Сергия и жены его Павлы и своим христианским воспитанием целиком был обязан родителям. Очищение ума и сердца Таинствами и молитвой — в этом были смысл и цель земной жизни супругов. И потому родители старались оградить детей от влияния мира, зная, как трудно вырвать из сердца тернии грехов и страстей, если те уже проросли.

Все устроение жизни, окружавшей мальчика с детства, было подобно монашескому. Ни новостей, ни сплетен, ни праздных разговоров не проникало за высокую изгородь их дома, покидать который детям воспрещалось. И было для ребенка отрадой посещение их дома нищей братией и странниками. В самый день его крещения, когда Вениамина принесли из храма домой, к ним пришла странница-старушка, которая, глянув на мальчика, сказала: «Это будет великий человек». Были и иные предзнаменования его незаурядного будущего.

После окончания гимназии Вениамин поступил в Киевскую духовную академию, которую окончил в 1901 году со степенью кандидата богословия, и был определен преподавателем в Воронежскую духовную семинарию. От юности интересуясь христианским подвигом, он пишет диссертацию под названием «О скитском патерике, за которую ему была присуждена степень магистра богословия. В Воронеже Вениамин пробыл до 1910 года.

Зная в совершенстве как древние, так и новые европейские языки, Вениамин для более углубленного изучения европейской культуры уехал в Англию и 1910-1911 годы прожил в Лондоне. После возвращения в Россию он поступил преподавателем иностранных языков и всеобщей истории в Миргородскую мужскую гимназию. В 1914 году Вениамин переехал в Москву и устроился преподавателем латинского языка в Петровской гимназии. Преподавание настолько его увлекло, что он окончил педагогический институт, приготовившись окончательно к профессии педагога. Но Господь распорядился иначе.

Однажды, приехав в гости к родителям в Кинешму, Вениамин уговорился с друзьями покататься на лодке по Волге. Уже далеко от берега лодка внезапно перевернулась. Вениамин взмолился, прося Господа сохранить ему жизнь, обещая посвятить себя служению Православной Церкви. В этот момент он увидел толстую длинную доску и, ухватившись за нее, выплыл.

Вскоре после этого случая Вениамин переехал на родину, в Кинешму, и в октябре 1917 года поступил псаломщиком в Вознесенскую церковь, где служил его престарелый отец. Памятуя данный Богу обет, он стал проповедовать в храмах Кинешмы и ее окрестностей. Сознавая, что без точного и глубокого понимания Священного Писания невежественный человек легко может стать добычей обманщиков и лжеучителей, Вениамин приступил к созданию православных кружков, где изучению Священного Писания придавалось большое значение.

16 июля 1920 года Вениамин был рукоположен в сан священника в городе Костроме митрополитом Серафимом (Мещеряковым). Вскоре после этого скончался его отец, протоиерей Сергий, и отец Вениамин принял постриг с именем Василий — в память Василия Великого; 19 сентября 1921 года он был хиротонисан во епископа Кинешемского, викария Костромской епархии. Рукоположенный во епископа, он усилил подвижнические труды. Отказавшись от какой бы то ни было собственности, он поселился на окраине города в маленькой баньке, стоявшей на огороде у вдовы-солдатки Анны Александровны Родиной. Никакого имущества или обстановки у святителя не было, спал он на голом полу, положив под голову полено. Подвиг свой он от посторонних скрывал, принимая приходящих в канцелярии, устроенной в доме рядом с Вознесенской церковью. Далеко находилась банька от храма. Каждое утро, еще до рассвета, владыка шел пешком через весь город в храм и возвращался домой поздно ночью. Не один раз грабители останавливали его на улице, и он с кротостью и любовью отдавал им все, что имел; вскоре они стали его узнавать и не тревожили.

Помимо ежедневных церковных служб, во время которых он обязательно проповедовал, святитель исповедовал, обходил дома всех нуждавшихся в его помощи со словом утешения, посещал монастыри и основанные им кружки, разбросанные по епархии.

В дни больших праздников святитель служил в соборе, а каждый четверг — всенощные в Вознесенской церкви. Народ любил эти всенощные, посвященные воспоминаниям страстей Господних, и собирался на них во множестве. Особенно много было рабочих, некоторые из них жили в окрестностях города, они отстаивали долгую службу и только поздно ночью добирались домой, а утром снова шли на работу, но так велика была благодать церковной молитвы, что люди не чувствовали усталости. Святитель сам читал акафист страстям Господним, и в храме стояла такая тишина, точно в нем не было ни одного человека, и в самом дальнем конце его слышно было каждое слово.

Проповеди епископа Василия привлекали в храм все больше людей. Некоторые совершенно меняли образ жизни; иные, следуя примеру святителя, раздавали имущество нищим, посвящая жизнь служению Господу и ближним. Свет веры достигал и неверующих. Как бы ни относился иной человек к христианской вере и к Православной Церкви, почти всякий чувствовал, что слово, произнесенное епископом, отвечает внутренним запросам души, возвращает ей жизнь, а жизни — озаряющий смысл.

Миссионерская деятельность епископа вызывала у властей большое беспокойство. Но повода для ареста святителя не находилось. И тогда власти стали посылать в храм людей, поручая им во время проповеди епископа задавать искусительные вопросы, чтобы привести его в замешательство. Владыка провидел, что такие люди есть в храме, и заранее давал ответы на многие их вопросы. Обличаемые совестью, понимая всю невыгодность своего положения, они покидали храм, ничего не спросив.

Как истинный пастырь святитель оберегал свою паству от всякого рода зла и заблуждений. Если узнавал, что кто-то из его духовных детей мыслит неправо, то спешил этого человека посетить.

Летом 1922 года возникло еретическое церковное течение — обновленчество. Повсюду в стране обновленцы захватывали храмы, изгоняли православных священников и архиереев, которых советские власти предавали на заключение и смерть. В тех приходах, где храм был захвачен обновленцами, святитель благословил священников не покидать своей паствы, а литургию совершать на площадях сел. Пример такого служения он подавал сам, и на эти службы сходились сотни и тысячи людей.

Вскоре после хиротонии владыка Василий познакомился со своим будущим келейником Александром Павловичем Чумаковым, разделившим с ним трудности изгнания и тюремного заключения.

В 1922 году в Нижнем Поволжье разразился голод, от которого ежедневно умирали тысячи людей. Власти распорядились подбирать оставшихся без родителей детей и отправляли их по разным городам в детдома. Незадолго перед наступлением Пасхи привезли таких детей в Кинешму. Узнав об этом, святитель после богослужения обратился к народу с проповедью, призывая помочь голодающим: — Вскоре наступят праздничные дни пасхального торжества. Когда вы придете от праздничной службы и сядете за стол, то вспомните тогда о голодающих детях...

Многие после этой проповеди взяли детей в свои семьи.

Меньше двух лет прослужил святитель на кафедре, и 10 мая 1923 года был арестован и сослан в Зырянский край, в поселок Усть-Кулом, на два года.

Вскоре сюда приехал келейник владыки Василия, Александр Павлович, добровольно разделив с ним тяготы ссылки.

В мае 1925 года ссылка закончилась, и владыка Василий возвратился в Кинешму. О своем возвращении он известил духовных детей, и они стали, собираясь небольшими группами, приходить к нему в Вознесенскую церковь; здесь после вечерней службы он исповедовал. Долго, до поздней ночи длилась исповедь, много накопилось неразрешенных вопросов. Святитель не торопил исповедников, давая место действию Бога и Его благодати.

На Рождество 1926 года власти, обеспокоенные ростом и укреплением Церкви, потребовали, чтобы епископ покинул город. Александр Павлович предложил уехать на его родину, в деревню Анаполь, чтобы там переждать тяжелое время. Владыка согласился.

За две недели Александр Павлович поставил небольшой дом. В доме был установлен престол и совершались ежедневные уставные богослужения. Служил владыка с Александром Павловичем вдвоем, никто из посторонних на их службах не присутствовал, так как рядом был православный храм, где служил близкий святителю священник, у которого Александр Павлович был когда-то псаломщиком.

Так, почти в полном уединении, епископ прожил около полугода, а затем поехал в Саров — в последний раз помолиться у мощей преподобного Серафима; был в Дивееве, оттуда поехал в Нижний Новгород, где вместе с Заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием (Страгородским) и епископом Александром (Щукиным) участвовал в хиротонии иеромонаха Николая (Голубева) во епископа Ветлужского. Митрополит Сергий сообщил владыке Василию о переводе епископа Вязниковского Корнилия (Соболева) на Екатеринбургскую кафедру и что вязниковцы просят его к себе. «Впрочем, — добавил он, — вы будете считаться Кинешемским, Вязниковская кафедра будет для вас временной». В Вязниках епископ продолжил дело, начатое еще в Анаполе. Давно ему хотелось беседы, которые он вел в храме и в кружках, собрать в одну книгу. Рукопись книги он передал доверенным людям в Кинешме, и они переписали ее от руки. В начале 1927 года епископ Афанасий (Сахаров) послал к владыке в Вязники своего келейника иеромонаха Дамаскина (Жабинского) с запиской — не примет ли владыка Василий во временное управление Владимирскую епархию ввиду того, что он, епископ Афанасий, арестован и не может продолжать служение.

Заместитель Патриаршего Местоблюстителя Митрополит Сергий (Страгородский) был арестован, и в управление Православной Церковью вступил архиепископ Серафим (Самойлович). Епископ Василий обратился к нему за разрешением этого вопроса, но владыка Серафим во Владимир послал епископа Дамиана (Воскресенского), а владыку назначил на Ивановскую кафедру. Но назначением воспользоваться не пришлось. К этому времени проповеди святителя, его духовная стойкость стали привлекать в храм множество народа и власти выслали владыку в Кинешму. Здесь он прослужил несколько месяцев, когда власти потребовали, чтобы он уехал.

В июне 1927 года владыка Василий приехал в Кострому, где прожил около года. Главной заботой были духовные дети, о каждом он хотел знать все и не упускал случая наставить и духовно поддержать каждого из них. Переписка с ними занимала много времени, и ее нельзя было доверить почте. Епископ отдавал письма своему иподиакону Василию Смирнову, тот отвозил их Екатерине Книшек, и она уже разносила их по адресатам, в свою очередь собирая письма к владыке.

В 1928 году епископ поехал в Ярославль переговорить с митрополитом Агафангелом по вопросам церковной жизни. Он встретился с ним в храме, куда тот приехал помолиться. Митрополит предложил епископу Василию остаться в Ярославле викарным архиереем. Владыка отказался.

В августе этого года епископ вернулся в Кинешму и через месяц был арестован.

Около полугода епископ Василий пробыл в ивановской тюрьме и был приговорен к трем годам ссылки.

В ссылку владыка ехал тюремным этапом. Святитель поселился в маленькой таежной деревушке Малоречка в двадцати пяти километрах от районного города Таборово Екатеринбургской области. Александр Павлович и здесь разделил с ним трудности ссылки. Вдвоем они поставили в домике престол, епископ освятил его и ежедневно совершал богослужение.

Молитва, тяжелая работа в лесу — жизнь была подобна скитской с самым суровым уставом. Александр Павлович подрабатывал тем, что ловил рыбу и делал деревянные корытца. Разговаривали они друг с другом мало и редко. Иногда наступал час отдыха, и они уходили в лес. Плещутся в темноте воды речки. Горит костер, освещая сосредоточенное лицо владыки, душа его погружена в молитву. Плотно окружает их лесной мрак, хочется Александру Павловичу поговорить, но, глянув на владыку, не решается его потревожить.

В уединении, в молитве и работе прошли три года, и уже кончался четвертый. Мысль епископа склонялась к тому, чтобы остаться здесь навсегда.

Но оказалось, что и ссылку вольно выбрать нельзя. Только он собрался просить у местных властей разрешения остаться, как они сами начали требовать, чтобы он уехал.

Святитель задумался. Куда же, куда ехать? Какое место выбрать себе местом изгнания? Разоренный Саров...

Дивеево... Оптина пустынь. Об Оптиной, о своем пребывании в ней Александр Павлович часто рассказывал святителю, и тот любил слушать об этой любимой русским народом обители. Любил слушать о послушаниях, на которых приходилось трудиться Александру Павловичу. „

— А что, пекарь Фотий, которому ты помогал в Оптиной, откуда был родом?

— Из Орла.

— Ну вот и хорошо, поедем на родину Фотия.

В Орел епископ приехал в сентябре 1932 года. Сразу же к нему приехала из Кинешмы монахиня Виталия, привезла множество писем. На некоторые он писал ответы сам, на иные давал ответы устно, чтобы уже сами записали и передали. Недолго пробыла мать Виталия у епископа. Пока он писал письма, она отдохнула, и он велел ей не задерживаясь ехать обратно.

До декабря епископ жил один, потому что Александр Павлович задержался на Урале, ожидая, когда установится зимний путь, чтобы вывезти из таежной глуши вещи.

В селе Наволоки, где у епископа был кружок, храм захватили обновленцы, и православные — прежде всего духовные дети епископа — стали ходить в храм села Семигорье, где служил священник Павел Никанорович Березин. Он не был лично знаком с епископом Василием, но заочно был его большим почитателем и всегда поминал его за богослужением, даже тогда, когда после ареста святителя была упразднена Кинешемская кафедра. Следователям на допросах он говорил: «Я считаю епископа Василия столпом Русской Православной Церкви и праведником». Отец Павел был хорошим проповедником, и храм его во время богослужений всегда был полон. Осведомители подробно донесли властям о церковной жизни в Семигорье. В декабре 1932 года ГПУ арестовало отца Павла и диакона Василия Магера, многих стали вызывать на допросы. В марте 1933 года епископ получил известие, что в Кинешме допрашивают его духовных детей, некоторых уже арестовали, следователи спрашивают о владыке.

31 марта владыка Василий и Александр Павлович вызваны в орловское ПТУ, арестованы и отправлены этапом в кинешемскую тюрьму.

Владыку обвинили в том, что он, «являясь противником советской власти, ориентируясь на реставрацию государственной власти, в 1918 году создал сеть контрреволюционных кружков — филиал ИПЦ (Истинная Православная Церковь), ставивший своей задачей через религиозное антисоветское воспитание религиозных масс свержение существующего строя... Организовал и воспитывал кадры тайного моления монашества... Добился в ряде сельсоветов Кинешемского района упадка роста коллективизации, массовых волнений и ухода старых работниц с производства».

В июле 1933 года епископ Василий был приговорен к пяти годам заключения в исправительно-трудовой лагерь. Вместе с ним приговорили одиннадцать человек, в частности священника Павла Березина, Александра Чумакова и монахиню Виталию — к пяти годам, Марию Андреевну Дмитрову и ее сестру Елизавету — к трем годам лагерей.

Заключение владыка отбывал неподалеку от Рыбинска на строительстве канала.

В январе 1938 года епископа освободили из Рыбинского лагеря. Он поселился в Рыбинске, у хозяйки, которая предоставила ему отдельную комнату. В лагере владыка познакомился со священником села Архангельского Угличского района отцом Сергием Ярославским, который после освобождения стал служить в Угличе, и владыка часто посещал его. В один из своих приездов в Углич епископ познакомился с регентом храма села Котово Ираидой Осиповной Тиховой, и она пригласила его жить к себе в Котово.

Переехав в село Котово, владыка договорился с местным священником Константином Соколовым в будние дни служить вместе всенощную и литургию в присутствии только самых близких людей; позже на огороде хозяйки дома, в баньке, устроили небольшой храм.

5 ноября 1943 года ярославским НКГБ епископ Василий был арестован и 7 ноября заключен в ярославскую внутреннюю тюрьму. Конфискованного имущества у владыки оказалось немного: один ветхий подрясник, деревянный крестик, иконка, детская игрушка, кожаный ремень и расческа. При приеме в тюрьму врач поставил диагноз: миокардит и рекомендовал легкую работу. Владыке было шестьдесят восемь лет.

Допросы начались на следующий же день. И в тот же день ночью. И на следующий день. И на следующий день. И снова ночью. Следователей было двое, и они менялись. Иногда их сменял третий следователь. Епископа допрашивали, не давая ему спать по многу суток.

Следственный конвейер, когда многосуточно не давали спать, пытка голодом на фоне немощей и болезней старости сломили волю к сопротивлению следственным домыслам. И когда следователь в очередной раз принес загодя отпечатанный на машинке протокол допроса, владыка его подписал; он решил говорить хоть как-то, объяснять хоть что-то. Долго рассказывал о своем религиозном пути. Как был до революции в Англии и с интересом там наблюдал за христианским студенческим движением, как вернулся в Россию и здесь сам стал участником московского студенческого кружка. Как впоследствии сам создал «евангельские кружки» и что к октябрьскому перевороту отнесся совершенно отрицательно. Некоторое время думал, что в результате закона об отделении Церкви от государства она обретет свободу от государственного насилия, но скоро государство открыло жесточайшее гонение на Церковь, и тогда он уехал в Кинешму к отцу.

Следователь записывал по-своему: «Объединив вокруг себя недовольных советской властью лиц из числа сторонников нелегальной церкви, проживающих в городах и районах Ивановской и Ярославской областей, создавал антисоветскую организацию и руководил ею до момента своего ареста, вынашивая в себе надежду на неизбежность изменения у нас в стране политического строя...»

В январе 1944 года из НКГБ СССР телеграфировали в Ярославль, чтобы епископа Василия переслали этапом в Москву во внутреннюю тюрьму.

Измученный двухмесячным пребыванием в ярославской тюрьме и допросами, едва живым был доставлен святитель в Москву. При приеме во внутреннюю тюрьму НКГБ 26 января врач поставил диагноз: миокардит, артериосклероз, истощение и выписал направление в больницу.

В конце января владыку отправили в больницу Бутырской тюрьмы. Но пробыл он здесь недолго. Через две недели его перевели во внутреннюю тюрьму НКГБ для допросов. Допрашивал владыку майор госбезопасности Полянский.

Епископа Василия включили в одно «дело» с епископом Афанасием (Сахаровым), которого также доставили в Москву.

13 июля епископа перевели в Бутырскую тюрьму и здесь объявили приговор: пять лет ссылки, после чего у владыки случился тяжелый сердечный приступ.

Общим этапом он был отправлен в тюрьму города Красноярска, где ему объявили, что до места ссылки в село Бирилюссы он должен следовать сам. Кроме подрясника, иконки, креста у владыки не было ничего; он нашел крохотный клочок бумаги и написал заявление в красноярский НКГБ, чтобы из денег, отобранных при аресте, ему выдали хотя бы сто рублей на первоначальное обзаведение.

Глухое сибирское село, заброшенное среди речек и бескрайних лесов. Нравы молодежи развращены безбожием и ужесточены войной. От происходящей кругом жестокости даже малые дети дичали. Долго епископ не мог найти себе квартиру и, наконец, поселился в доме вдовы, имевшей трех малолетних детей. Когда владыка молился, они скатывали из конского навоза шарики и бросали ими в святителя со словами: «На, дедушка, покушай».

Вскоре Господь даровал ему некоторое облегчение: верующие женщины нашли ему другую квартиру. Хозяйка была одинока, и у нее в это время жила ссыльная монахиня.

Подвижнические труды, годы заключения и ссылок подорвали здоровье святителя, он начал сильно болеть, в Бирилюссах с ним случился частичный паралич, теперь ему стало трудно ходить и требовался уход.

13 августа 1945 года епископ почувствовал приближение смерти и позвал жившую у хозяйки монахиню. Он попросил ее прочесть канон на исход души. Монахиня начала неспешное чтение, владыка молился. Когда она прочла последнюю молитву, святитель сам твердым голосом произнес: «Аминь», — и тихо почил.

Через 40 лет, 5/18 октября 1985 года, обретены были честные останки святителя и перевезены в Москву.

В июле 1993 года мощи епископа Василия были перенесены в Свято-Введенский женский монастырь города Иванова. В августе того же года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил местное почитание святого. 13 августа в Свято-Введенском женском монастыре был отслужен первый молебен святителю Василию Кинешемскому.

Из духовного наследия епископа Василия сохранились проповеди, но в наибольшей полноте — «Беседы на Евангелие от Марка», в которых явственно слышится голос великого проповедника, обратившего сердца многих людей ко Христу.

Житие по книге:

Святитель Василий, епископ Кинешемский (Преображенский).

   Житие Священномученика Василия Кинешемского я нашёл там же: на официальном сайте Московского Патриархата: http://days.pravoslavie.ru/Life/life4777.htm

   Из многих добродетелей Святителя, про которые сказано в житии, хочется особенно отметить его доброту, полную нестяжательность и аскетизм. Интересно, а чиновник Московского Патриархата, дерзнувший его деканонизировать, обладает такими добродетелями? Благодатная сила слова Святителя Василия Кинешемского сравнима с благодатной силой слова Святого Праведного Иоанна Кронштадтского. Многие священнослужители умеют говорить красиво. Но далеко не всем из них веришь. Если человек, облечённый саном, говорит правильные слова, а сам Заповеди Христовы не исполняет, то его слова не многих могут привести к покаянию. Слово Святителя Василия Кинешемского имело такую силу именно потому, что он сам исполнял Христовы Заповеди.

   Господь на всё, что с нами происходит, говорит: «От Меня это было». Промысел Божий: он на каждом шагу. Во всём, что с нами происходит, есть какой-то смысл. И в этой беззаконной деканонизации тоже есть некий Божественный смысл. Возможно, этим Господь хочет обратить наше внимание на Святых Новомучеников и Исповедников Российских. Не просто, чтобы мы признавали: «Да, есть такие Святые». Не просто, чтобы мы раз в год молились им всем вместе, а чтобы знали их по именам, чтобы читали их жития, чтобы молились им и учились у них вере и благочестию.

   Однако, если мы, православные, допустим остаться как есть этому беззаконию, если мы допустим, чтобы и в 2014 году в Святцах не было этих Святых: мне кажется, Господь нас накажет. Бог поругаем не бывает. И деканонизация Святых Новомучеников и Исповедников Российских является продолжением гонения на них уже не от большевиков, а от лжебратии.

«17.  Сие заповедаю вам, да любите друг друга.

18.  Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел.

19.  Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир.

20.  Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше.

21.  Но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня.

22.  Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем.

23.  Ненавидящий Меня ненавидит и Отца моего.

24.  Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего.

25.  Но да сбудется слово, написанное в законе их: возненавидели Меня напрасно» (Ин.15).

   Святые Иувеналий Рязанский, Василий Кинешемский и иже с ними деканонизированные Новомученики и Исповедники Российские делом явили, что возлюбили Бога и своих ближних тою же любовью, которою Господь возлюбил нас. И чем мы им отплатили за то, что они для нас, для нашего поколения сохранили Православную веру и Православную Церковь?

   Чёрной неблагодарностью.

Их вычеркнули из Святцев, а мы молчим. Это как раз тот случай, когда молчанием предаётся Бог. Священнослужители молчат, потому что их за слово правды могут лишить сана. А мы, мiряне, молчим, глядя на своих отцов-священников. Мы думаем: говорить: это их дело. Наше дело слушать.

   И все: и священнослужители и мiряне думают: там, наверху: разберутся. А мы кто? Мы народ Божий или нет? Нам для чего Господь дал дар слова: чтобы мы молчали, когда нужно громко возмущаться?

   Там, наверху: непременно услышат глас народа Божия и исправят содеянное. Услышат и исправят, если будет что слушать. А если мы будем молчать: в следующем году мы можем недосчитаться в Святцах ещё большего числа имён Святых.

   И за всё это мы будем держать ответ перед Богом.

«18.  Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел.

19.  Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир».

   Со всей определённостью можно сказать, что деканонизированные Святые Новомученики Российские не были людьми мiра сего. Что они были из числа тех, кого Господь избрал от мiра. А чиновник Московского Патриархата, который их деканонизировал, именно потому их и возненавидел, что он: человек мiра сего.

 «Камень, Его же небрегоша зиждущии, Сей бысть во главу угла: от Господа бысть Сей, и есть дивен во очесех наших» (Пс. 117, 22-23).

   И как иудейские первосвященники отвергли Господа нашего Иисуса Христа, а Он стал основанием здания новозаветной Церкви, точно также и отвергнутые чиновником Московского Патриарха камни, то есть 36 Новомучеников и Исповедников Российских: займут, непременно займут в здании Православной Церкви подобающее им почётное место.

   «17.  И, сойдя с ними, стал Он на ровном месте, и множество учеников Его, и много народа из всей Иудеи и Иерусалима и приморских мест Тирских и Сидонских,

18.  которые пришли послушать Его и исцелиться от болезней своих, также и страждущие от нечистых духов; и исцелялись.

19.  И весь народ искал прикасаться к Нему, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех.

20.  И Он, возведя очи Свои на учеников Своих, говорил: Блаженны нищие духом, ибо ваше есть Царствие Божие.

21.  Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь.

22.  Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас, и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого.

23.  Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их» (Лк.6).

   Точно так же, как Христос собрал вокруг Себя множество учеников и привёл их к истинной вере и благочестию, так и верные Его последователи: Иувеналий Рязанский, Василий Кинешемский и иже с ними собрали вокруг себя множество учеников и привели их к истинной Православной вере и к благочестию. Как ко Христу люди старались прикоснуться, потому что от Него исходила сила и исцеляла всех, так и к мощам Святых Иувеналия Рязанского, Василия Кинешемского и иже с ними люди стараются прикоснуться, потому что от них исходит сила и исцеляет всех. Святые Иувеналий Рязанский, Василий Кинешемский и иже с ними стяжали нищету духа: истинное и глубокое смирение, были постниками и аскетами, много трудились, плакали о грехах: всё делали по Христовым Заповедям. Претерпели ненависть людей, изгнания, поношения, клевету: во всём этом подражая Христу. И радуются и веселятся теперь на Небесах. Но, к сожалению, находятся люди, которые стараются радость этих Святых омрачить. Но тем более прибавит им Христос за это Небесного блаженства, что они претерпевают незаслуженное гонение и после смерти. Это не Святые в нас нуждаются. Им там, в Раю хорошо. Это мы, грешные, в них нуждаемся. Но если мы за них заступимся: они за нас помолятся своими святыми молитвами у Престола Всевышнего. Господь из всех Святых особенно любит Мучеников. Их молитвы о нас, грешных, особенно сильны.

   Святые Новомученики и Исповедники Российские: Священномученик Трофим Мячин, Мученик Иоанн Любимов, Преподобномученица Арсения (Добронравова), Священномученики Иаков Зяблицкий, Петр Зяблицкий, Иоанн Доброхотов, Иоанн Коржавин, Иоанн Розанов, Николай Бухарин, Димитрий Смирнов, Николай Виноградов, Мученик Иоанн Протопопов, Священномученик Николай Правдолюбов, Святитель Василий (Преображенский), епископ Кинешемский, Исповедник, Священномученик Василий Зеленский, Преподобномученица инокиня Ксения (Черлина-Браиловская), Священномученик Петр Сорокин, Священномученик Василий Разумов, Мученик Владимир Правдолюбов, Священномученики Леонид Прендкович, Иувеналий (Масловский), Архиепископ Рязанский, Герман (Коккель), Епископ Алатырский, Леонид Виноградов, Преподобномученик Вениамин (Зыков), Священномученики Макарий (Кармазин), Епископ Днепропетровский, Борис (Воскобойников), Епископ Ивановский, Николай Постников, Петр Ворон, Мученица Мария Дмитриевская, Преподобномученица Феврония (Ишина), инокиня, Святитель Вассиан (Пятницкий), Архиепископ Тамбовский, Исповедник, Родион (Федоров), Архимандрит, Исповедник, Священномученики Иоанн Швецов, Александр Смирнов, Петр Космодамианский и Николай, молите Бога о нас!          

  

 

 

 

Поделиться: 

Комментарии

Лично я обращался насчет деканонизации и к г-ну Гундяеву, и к последнему архиерейскому собору. Обращался к большинству епископов РПЦ перед собором - как так, Собор 2000 года решил "совершать память" - кто имеет право отменить Соборное решение? Поднимите этот вопрос на своем соборе - что за дела? Без толку. На сколько мне известно, канадский митрополит (Гавриил) поднял вопрос на соборе о деканонизации. Но ответа от патриарха не получил, остальные архиереи его не поддержали. Митрополит Казахстана мне частным образом ответил - что вы что вы, это не деканонизация, как можно. Но ... понимаете, все так сложно. Короче, так начальство решило. Что это у нас за начальство такое, чьи полномочия в Соборной Церкви выше Собора? Угадайте из трех раз.   

Мало того, они на своем последнем архиерейском соборе, как вы наверное знаете, лишили Поместный Собор всех прав, кроме выборов патриарха. И рассмотрели вопрос...экологии. Да уж, других проблем в церкви нет.

Так что все плохо. Епископы совершили в церкви "тихий переворот". Их решение об урезаний полномочий поместного собора - ну, ведь это  если как совет наемных директоров частной компании вдруг лишил бы полномочий собрание собственников компании. Полномочия Поместного Собора выше полномочий Архиерейского - Архиерейский Собор представляет только архиереев, и только Поместный - всю Поместную Церковь.  

Так что видим печальную картину превышения архиереями своих полномочий, при блаженном сне паствы. Происшедшее из мирян и духовенства и заметили-то единицы. А открыто выступили по-моему только почаевские монахи. Как видим, без результата. Если что знаете о проблеме - дайте знать, буду признателен (1565136@mail.ru)/

C уважением, Антон.

 

Антон

Почаев: это вообще оплот Православия. я очень уважаю Митрополита Почаевского Владимира. Ничего, к сожалению, такого особого не знаю. Всё, что знаю об этом: почерпнул из интернета, в основном из статьи Кураева. Да, согласен с Вами, что происходящее является беззаконием. я написал эту статью и выложил в интернет, чтобы хоть что-то сделать. Если мы будем молчать и все будут молчать, то что может завтра случиться? Так ведь могут и Царскую Семью деканонизировать. Наши предки, жившие в то время: предали Царя-Батюшку на растерзание сионо-масонам. Как бы нам не повторить их грех. Это как раз тот случай, когда молчанием предаётся Бог.



Blog | by Dr. Radut