Перейти к навигации

Андрей Каменецкий. Кения. К рождению новой горячей точки на карте мира

В субботу столицу Кении потряс чудовищный теракт. Группа боевиков с тяжелым вооружением ворвалась в торговый центр Уэстгейт. Они открыли огонь по прохожим, даже не успев войти в здание. Выжившие рассказали, что террористы хватали выбегающих из центра людей и задавали им какой-то вопрос, очевидно, разыскивая что-то или кого-то. Выслушав ответы, они стреляли людям в голову и шли дальше. Таким образом число погибших выросло до двузначных чисел в первые минуты теракта. Сейчас оно достигло уже 59 человек. Перед тем, как расстрелять часть заложников, террористы попросили всех мусульман покинуть здание. По словам очевидцев, на суахили нападавшие не говорят, а изъясняются то ли на сомалийском, то ли по-арабски.

В этой истории есть целый ряд нюансов, которые мы сейчас осветим.

Кто и зачем это сделал?

Отряды тренированных и тяжеловооружённых исламистов не появляются из ниоткуда и не действуют без плана. Боевики захватили торговый центр, работающий для обеспеченных местных и иностранцев – туристов и экспатов. Следовательно, международный резонанс был просто гарантирован этой акции с самого начала. Не прошло и полдня, как свою помощь предложил Моссад, Великобритания выразила соболезнования, а сотрудники американского и израильского посольств вызвались оказать помощь в переговорах – которые, правда, не состоялись, поскольку боевики не идут на контакт. Помощь Моссада была принята, его спешно переброшенная неизвестно откуда группа принимает участие в осаде торгового центра. Кстати, интересный состав участников драмы – США, Великобритания, Израиль – пополнил катарский телеканал Аль-Джазира. Он первый объявил, что якобы через твиттер ответственность взяла на себя группировка Аш-Шабааб.

Эта организация представляет собой радикальный исламистский компонент вялотекущей гражданской войны в Сомали и контролирует примерно треть страны как раз на юге, где она граничит с Кенией. К 2010 году влияние Аш-Шабааб распространилось вплоть до государственной границы, и поддерживаемое международным сообществом правительство Сомали перестало её контролировать. Боевики стали беспрепятственно просачиваться в Кению.

1 октября 2011 года ими была похищена гражданка Франции Мари Дедьё. Вслед за ней из лагеря сомалийских беженцев они похитили двух испанок, сотрудниц «Врачей без границ». 16 октября армия Кении начала подготовку операции «Линда Нчи» против исламистов. 19 октября стало известно, что Мари Дедьё скончалась в плену.

В ответ на это бесчинство границу с Сомали перешли колонны кенийской бронетехники и начали выдавливать Аш-Шабааб из приграничных районов, создавая карантинную зону. К 28 сентября 2012 года правительственные войска Кении, объединившись с правительственными войсками Сомали и миротворческими силами Африканского союза, загнали Аш-Шабааб на север за город Кисмайо – последний крупный населённый пункт, оккупированный боевиками. Ещё севернее из блокады вышел город Могадишо, отбив стратегическое шоссе и соединившись с правительственными войсками. Исламисты, недавно державшие в окружении силы федералов, сами оказались зажаты в клещи. В ответ радикалы, естественно, объявили военным джихад и пообещали отомстить. Аш-Шабааб подтвердила давно ползавшие слухи о своей связи с Аль-Каидой и в 2012 году присоединилась к ней.

Казалось бы, всё просто – источник агрессии найден прямо под боком, в Сомали. Это всё та же Аль-Каида и у неё всё та же методика – профессионально проведённые теракты с международным резонансом. Только вот в чём нестыковка. В тот же час, когда боевики подбегали к Уэстгейту, на ходу открывая огонь во все стороны, в столице Сомали Могадишу на центральном рынке в секции обмена валют прогремел мощный взрыв, после чего неустановленные боевики несколько раз атаковали рынок. Счёт раненых идёт на десятки, как и в Найроби. И это уже не просто теракты, а объявление войны сразу двум противникам, федеральному правительству Сомали и Кении, со стороны совсем недавно загнанной в угол группировки исламистов.

Цель террористов

Аш-Шабааб, потерпевшая поражение и изолированная, не имела сил на продолжение войны с альянсом государств. Судя по столь мощному вызову, за которым неминуемо последует возмездие, исламистам внезапно остро потребовалась крупная война в регионе и откуда-то нашлись для этого новые ресурсы. Что их подтолкнуло?

Не так давно в Кении произошло событие из разряда экстраординарных. Страна выиграла геологический джекпот на 100 миллиардов. В июле геологи объявили о находке залежей редкоземельных элементов на 63 миллиарда долларов, плюс ещё одно месторождение ниобия на 35 миллиардов долларов. Это особенно ценно, поскольку цены на редкоземельном рынке удерживаются Китаем, а в целом рынок потребляет больше ресурсов, чем их добывают на планете – разница пока покрывается за счёт старых запасов.

Помимо этого, Кения стала привлекательной и с точки зрения энергетики. Международные геологические корпорации начали инвестировать в разведку нефти и газа, и в первых рядах идут британцы. Отдача не заставила себя ждать – в этом году фирма Tullow, занимавшаяся геологоразведкой, объявила об удвоении первоначальных расчётов запасов нефти на двух месторождениях Ngamia 1 и Twiga South, а американская Apache Corporation обнаружила природный газ на шельфовой платформе Mbawa 1.

Однако, учитывая африканскую специфику, самой Кении от своих залежей мало радости. Кенийское правительство планировало получать, внимание, 3% ренты от ниобия и 5% от редкоземельных элементов. Далее по конституции страны эти крохи должны были на 80% уйти в федеральный бюджет, на 15% остаться в местном и на 5% - попасть в карманы местных жителей. То есть 5% от 3% - это то, что получил бы кениец, рядом с домом которого началась бы разработка одного из шести крупнейших месторождений ниобия в мире.

Но тут на сцену выходит президент Кении Ухуру Кениатта. Роялти с золота, которого Кения продаёт не так уж и много, он поднял с 2-3% до 5%. Для редкоземельных, ниобиевых, титановых руд роялти выросли до 10%. Для остальных минералов они были установлены в диапазоне 1-12%. Также как минимум на порядок возросли тарифы на бурение. Пока нефть и газ полностью не разведаны, эти меры их не коснулись, однако и без этого Кениатта проявил неслыханное по африканским де-факто колониальным меркам своеволие.

Что за вопрос боевики задавали своим жертвам перед тем, как заставить их замолчать навеки, стало более-менее понятно, когда этой ночью президент Кении обратился к народу. Поблагодарив кенийцев за доброту и отзывчивость, пообещав им поддержку в грядущие дни а также призвав их продолжать сдавать кровь, которой катастрофически не хватает местным госпиталям, не готовым к такому потоку раненых, Кениатта произнёс буквально следующее.

«Я понимаю, что вы чувствуете, поскольку сам лично потерял очень близких членов семьи в этой атаке».

И добавил:

«Открытая и единая страна – это угроза для негодяев, где бы они ни находились. Терроризм – философия трусов, он несовместим с нашими ценностями любви, солидарности и заботы друг о друге. Мы уже встречались с террористической угрозой, сражались с ней храбро и победили её внутри и за пределами наших границ. Моё правительство готово защитить народ как от внутренней, так и от внешней угрозы.

Мы будем охотиться на виновников, куда бы они ни убежали. Мы их найдём. И они будут наказаны за это отвратительное преступление

Оставайтесь едины, помогайте друг другу и продолжайте молиться».

Собственно, для Кении всё только начинается, и это объясняет, почему в заголовке не теракт, а горячая точка. Новости из Сомали доходят до мира не сразу, поэтому сложно сказать, как отреагировало крепнущее правительство Сомали на вызов боевиков. Однако Ухуру Кениатта, кажется, вполне понял предназначенное ему послание и сделал выводы.

...В Википедии существует интересная политическая карта Сомали, которая имеет долгую историю правок. Каждый раз, когда ситуация там меняется, карту перекрашивают и двигают по ней флажки. Так вот, 23 марта 2011 года Кения поддержала создание «государства Азания» в городке Добли и на крошечной территории вокруг него. Ближайшие союзники, силы провинции Джубаленд федерального правительства Сомали, пребывали в такой же изоляции к северу оттуда, а вокруг простирались территории исламистов. До соединения сил и освобождения этой земли оставалось ещё полтора года боёв.

Выглядело это довольно безнадёжно. Флаг над Добли ранее принадлежал погибшему под натиском исламистов государству Юго-Западное Сомали, которое находилось вообще-то в другом месте. 

А уже состояние на 12 мая 2011 года выглядело на этой карте вот так. Внимание на городок Добли в левом нижнем углу и новый флаг для «Азании», то есть правительственных войск Кении. И до сих пор войска, воюющие с Аш-Шабааб, обозначены этим флагом. Вот последняя редакция, союзники освободили Кисмайо, над городом реет флаг Джубаленда и всё тот же самый флаг.

Своей акцией «джихада в ответ за вторжение» исламисты могли отправить несколько больше посланий, чем может показаться.

www.odnako.org/blogs/show_28873/

Поделиться: 


Book | by Dr. Radut