Перейти к навигации

ГЛАВА XXVI. ТАМОЖНИ КАК ГЛАВНОЕ СРЕДСТВО ДЛЯ НАСАЖДЕНИЯ И УПРОЧЕНИЯ ВНУТРЕННЕЙ ФАБРИЧНО-ЗАВОДСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

Обсуждение тех средств поощрения внутренней фабрично-заводской промышленности, действительность и применимость которых никем не оспаривается, не входит в нашу задачу. Сюда относятся, например, учебные заведения, и в особенности технические школы, выставки, раздачи премий, усовершенствование путей сообщения, привилегии на изобретения и т. д., вообще все те законы и институты, которые содействуют развитию промышленности, облегчают и регулируют внешнюю и внутреннюю торговлю. Мы намерены здесь говорить только о таможенных узаконениях как средстве промышленного воспитания.

Соответственно нашей системе только в виде исключения может быть речь о запрещениях вывоза и вывозных пошлинах; во всяких странах ввоз сырья должен облагаться лишь в фискальных целях и никогда ввидах покровительства земледелию страны; в мануфактурных государствах предметами обложения фискальными пошлинами являются главным образом предметы роскоши жаркого пояса, но не продукты первой необходимости, каковы, например, зерновые хлеба, скот и т. д.; страны жаркого пояса, страны, обладающие ограниченной территорией, страны недостаточно еще населенные, или такие, которые стоят еще на невысокой ступени цивилизации и социального и политического развития, облагают ввозной пошлиной мануфактурные изделия лишь в фискальных целях.

Но фискальные пошлины всякого рода должны быть настолько умеренны, чтобы не стеснять чувствительно ввоза и потребления, так как иначе они не только ослабят производительные свойства страны, но и не достигнут своей финансовой цели.

Покровительственные меры оправдаются только целями содействия и упрочения внутренней фабрично-заводской промышленности и только у тех наций, которые обладают обширной и округленной территорией, значительным населением, значительными естественными источниками богатств, развитым земледелием, стоят на высокой ступени цивилизации и политического развития, что ставит их в ряду первых земледельческих и одновременно мануфактурных и коммерческих наций, великих морских и континентальных держав.

Покровительство выражается или в форме полного запрещения ввоза известных фабрично-заводских изделий, или в виде высоких ввозных пошлин, которые вполне или почти равняются запрещению, или, наконец, в виде умеренных ввозных пошлин. Ни один из этих видов покровительства не может быть признан абсолютно хорошим или дурным, и только данное положение нации и состояние ее промышленности определяют, какой из этих видов покровительства может быть пригоден.

Большое влияние на выбор вида покровительства имеет война, так как она создает вынужденную запретительную систему. Во время войны между воюющими сторонами прекращается обмен, и каждая страна, каково бы ни было ее экономическое положение, должна искать удовлетворение своих потребностей в себе самой. Тогда в стране, менее развитой в мануфактурном отношении, фабрично-заводская промышленность, а в более развитой — земледелие достигают необыкновенного преуспеяния, и даже до такой степени, что если бы военное положение длилось в течение целого ряда лет, то менее развитая в промышленном отношении страна сочла бы благоразумным и по заключении мира продолжить на некоторое время созданную войной запретительную систему по отношению к тем отраслям промышленности, которые еще не в состоянии выдержать свободной конкуренции с более развитой в мануфактурном отношении нацией.

В таком положении находились Франция и Германия по заключении общего мира. Если бы Франция в 1815 году допустила свободную конкуренцию Англии, так же как Германия, Россия и Соединенные Штаты, то испытала бы общую с этими странами участь — большая часть ее фабрик, возникших в течение войны, погибла бы; тогда нечего было бы и думать об успехах, которые она сделала с того времени во всех отраслях фабрично-заводской промышленности, в усовершенствовании путей сообщения, внешней торговле, в пароходстве, речном судоходстве и мореплавании, в увеличении ценности земли (которая, кстати сказать, за это время во Франции удвоилась) и, наконец, в увеличении населения и государственных доходов. До того времени французские фабрики находились еще в детстве: каналов в стране было очень мало, рудники мало еще были разработаны, а вследствие политических волнений и войны не могло явиться ни значительных капиталов, ни достаточных технических знаний, ни опытных рабочих, ни духа промышленности и предприимчивости, нация была заинтересована войной более, чем искусствами и миром; небольшое количество капиталов, которое можно было скопить в течение войны, помещалось по преимуществу в упавшее земледелие. И только теперь Франция заметила, какие успехи сделала Англия во время войны; только теперь она могла получить из Англии машины, техников, рабочих, капиталы и позаимствоваться у нее духом предприимчивости; тогда исключительное положение внутреннего рынка возбудило все силы и вызвало эксплуатацию всех естественных источников. Результаты этого экономического уединения у всех перед глазами, и только слепой космополитизм может их отрицать, только он может уверять, что под режимом свободной конкуренции Франция сделала бы большие успехи. Опыт Германии, Соединенных Штатов и России в особенности неопровержимо доказал противное.

Если мы думаем, что запретительная система была так полезна для Франции с 1815 года, то мы при этом вовсе не желаем ни защищать ее недостатков и злоупотреблений, ни доказывать, что полезно и необходимо держаться ее постоянно. Ошибка заключалась в том, что Франция обложила ввозными пошлинами сырье и земледельческие продукты (железо, каменный уголь, шерсть, хлеб, скот); было бы также новой ошибкой, если бы Франция, после того как ее фабрично-заводская промышленность достаточно окрепла, не перешла мало-помалу к умеренной протекционной системе, если бы она не старалась возбудить соревнование своих фабрикантов, допуская ограниченную конкуренцию.

Что касается покровительственных ввозных пошлин, то здесь главным образом нужно различать, может ли нация перейти из состояния свободной конкуренции к протекционной системе или от запретительной системы к системе умеренного покровительства: в первом случае пошлины должны быть низки вначале и потом мало-помалу повышаться, во втором — они сначала должны быть очень высокими и потом незаметно уменьшаться.

Нация, пошлины которой не оказывают достаточного покровительства, но которая чувствует себя призванной к широкому развитию фабрично-заводской промышленности, должна прежде всего думать о развитии тех фабрик и заводов, которые вырабатывают изделия общего потребления. Общая стоимость таких изделий несравненно выше, чем общая стоимость гораздо более дорогих фабричных предметов роскоши. Такое производство поэтому приводит в движение огромную массу естественных сил, умственных и личных, а так как оно требует больших капиталов, то вызывает значительные сбережения и привлекает из-за границы капиталы и различного рода силы. Вследствие этого вместе с развитием оно оказывает могущественное влияние на увеличение населения, на процветание земледелия и в особенности на расширение внешней торговли по той причине, что менее культурные страны требуют прежде всего фабричные изделия общего потребления, и потому, что главным образом благодаря производству этих предметов страны умеренного пояса получают возможность завязать прямые торговые сношения со странами жаркого пояса. Страна, например, которая ввозит хлопчатобумажную пряжу и хлопчатобумажные ткани, не может вести прямых торговых сношений с Египтом, Луизианой или Бразилией, так как не может ни поставлять в эти страны пряжи, ни покупать у них хлопок в сырье. Далее, эти предметы при значительности их общей стоимости служат тому, чтобы нация могла обеспечить себя сносным равновесием между вывозом и ввозом, чтобы сократить или доставить стране необходимое для нее количество металлических денежных орудий обращения. Затем главным образом благодаря созданию и сохранению этих важных отраслей промышленности нация завоевывает себе и сохраняет промышленную независимость, так как перерывы торговых сношений, вызванные войной, имеют мало значения, если они препятствуют только ввозу дорогих предметов роскоши, напротив, ими обусловливаются страшные бедствия, когда они связаны с недостатком и дороговизной обыкновенных мануфактурных изделий и с прекращением широкого сбыта земледельческих продуктов. Наконец, относительно этих предметов гораздо легче, чем относительно предметов роскоши, предупреждать обход пошлин посредством контрабанды или посредством намеренного объявления слишком низкой стоимости привозных товаров.

Фабрики и заводы походят на растения медленно растущие; такие таможенные меры, которые сразу прерывают установившиеся ранее торговые отношения, вредят стране, в промышленных интересах которой были приняты.

Ввозные пошлины должны повышаться по мере увеличения в стране или притока в нее из-за границы капиталов, по мере увеличения промышленной опытности, духа предприимчивости и способности страны в обработке того сырья, которое страна раньше вывозила. Особенно полезно установить заранее нормы прогрессивного повышения ввозных пошлин, чтобы тем самым дать определенную премию капиталистам, техникам и рабочим, формирующимся или в самой стране, или же привлекаемым из-за границы.

Необходимо держать эти размеры пошлин без изменения и не понижать их преждевременно, потому что уже один страх за нарушение обязательства уничтожил бы в значительной степени действие премии.

Теория не может ответить на вопрос, на сколько должны быть повышены ввозные пошлины при переходе от свободной конкуренции к протекционной системе или на сколько они должны быть понижены при переходе от запретительной системы к системе умеренного покровительства. Это повышение или понижение пошлин не может быть определено заранее; все зависит от обстоятельств и тех торговых отношений, какие существуют между страной, наименее развитой, и страной, опередившей ее в развитии. Соединенные Штаты, например, должны принять во внимание условия сбыта хлопка и шерсти, отправляемых ими на английские рынки, условия сбыта произведений земледелия и продуктов рыболовства, направляемых ими в английские колонии, точно так же ими должна быть принята во внимание высота их заработной платы. С другой стороны, они не могут не принять во внимание, что для них существует благоприятное обстоятельство в том, что они могут рассчитывать более чем всякая другая страна на приток капиталов, техников, предпринимателей и рабочих из Англии.

Вообще, необходимо признать, что известная отрасль фабричной промышленности не может развиться в стране на первых порах ее зарождения при покровительстве от 40 до 60 процентов и не может быть потом поддерживаема при покровительстве от 20 до 30 процентов за недостатком существенных условий фабрично-заводской промышленности.

Причины этой промышленной слабости могут быть более или менее легко устранены. К легко устранимым причинам относятся: недостаточность путей сообщения, отсутствие технических знаний, опытности и духа промышленной предприимчивости; к наименее легко устранимым относятся: недостаток трудолюбия, просвещения, нравственности и честности в народе, низкая степень земледелия, а следовательно, недостаток в материальных капиталах, и более всего неудовлетворительные государственные учреждения, отсутствие свободы и правовой гарантии, наконец, дурно округленная территория, препятствующая подавлению контрабанды.

Только напоследок и только самого незначительного покровительства заслуживают те отрасли промышленности, которые занимаются фабрикацией предметов роскоши, потому что требуют высоких технических знаний, потому что количество предметов роскоши сравнительно с общим производством страны представляет лишь незначительную ценность, потому что эти предметы могут быть без затруднений приобретаемы за границей в обмен на земледельческие продукты, на сырье или фабричные изделия общего потребления, потому что остановка ввоза во время войны не влечет за собой никаких чувствительных потрясений и, наконец, потому что нет ничего легче, как избегать посредством контрабанды уплаты высоких таможенных пошлин на предметы роскоши.

Те нации, которые еще не далеко ушли по пути техники и фабрикации машин, не должны бы вовсе облагать пошлиной ввоз сложных машин, а если и облагать, то самой незначительной, до тех пор, пока не будут в состоянии сравняться в этом отношении с опередившей их нацией. Машиностроительные заводы являются в некотором роде фабриками фабрик, и всякая ввозная пошлина на заграничные машины является помехой для развития мануфактурных сил страны. Но так как необходимо — вследствие их широкого влияния на всю мануфактурную силу страны в ее целом, — чтобы нация не зависела от превратностей войны в отношении своего снабжения заграничными машинами, то развитие этой отрасли промышленности в стране заслуживает особенного, прямого покровительства со стороны государственной власти в тех случаях, когда она не в состоянии выдерживать иностранной конкуренции при умеренных ввозных пошлинах.

Государство должно, по крайней мере, поощрять и поддерживать свои машиностроительные заводы в такой мере, чтобы во время войны они могли удовлетворять самым настоятельным нуждам, а затем в случае продолжительного перерыва служить образцом для новых подобных заводов.

Вопрос о возвратных пошлинах по нашей системе может быть возбужден лишь в том случае, когда ввозимые из-за границы полуфабрикаты, как, например, хлопчатобумажная пряжа, облагаются значительной покровительственной пошлиной в тех видах, чтобы страна достигла мало-помалу возможности производить их на собственных фабриках и заводах. Нельзя допускать премий как постоянного средства для покровительства и поддержки собственной фабрично-заводской промышленности при ее конкуренции со страной, опередившей ее в своем значении на третьих рынках потребления. Еще менее можно допустить их как средство захватить в руки снабжение тех наций, которые уже сделали некоторые успехи в фабрично-заводской промышленности. Иногда, впрочем, они могут быть оправданны в виде временного поощрения, например, когда заснувший в нации дух предприимчивости требует только толчка и поддержки на первых порах, чтобы возникла могущественная и крепкая промышленность, способная сбывать свои изделия в большом количестве в страны, лишенные собственных мануфактур. Но это еще вопрос: не лучше ли государству, даже в таких случаях, ассигновать предпринимателям беспроцентную ссуду и даровать им известные льготы или же вызвать образование компаний, снабдив их некоторой частью необходимого для них акционерного капитала и оставив за частными акционерами преимущество в получении на их капитал процентов. Как примеры этого приведем: торговые и мореходные предприятия на предмет сношений с отдаленными странами, с которыми отдельные лица не могли завязать этих сношений, учреждение пароходных рейсов на далекие окраины, основание новых колоний и т. д.

Поделиться: 


Book | by Dr. Radut