Перейти к навигации

Берегите народные сокровища. О Васнецове и Нестерове

Берегите народные сокровища. О Васнецове и Нестерове

Из книги митрополита Антония (Храповицкого) "Молитва русской души", изданной в серии "Духовное наследие русского зарубежья", выпущенной Сретенским монастырем в 2006 г.

Михаил НЕСТЕРОВ (1862 — 1942). Святая Русь. 1905
Михаил НЕСТЕРОВ (1862 — 1942). Святая Русь. 1905

На сих днях я получил печальную весть о том, будто наши гениальные живописцы — Васнецов и Нестеров — чуть ли не умирают с голода. Неужели ко многим причинам позора суждено присоединиться еще одной причине тяжелого позора русского народа, если действительно окажется, что эти оба светила благороднейшего искусства умерли от голода? Да не будет этого.

Русская живопись по общему признанию — первая в современном мире, а названные два мастера — первые среди русских талантов. Оба они — восстановители православного, то есть византийско-русского, стиля живописи. Ими совершен поворот от итальянско-немецкого искусства, чувственного и горделивого, к православному, одухотворенному и смиренному.

Это громадная, вековая, многовековая заслуга перед искусством, перед православным христианством, перед Россией, перед человечеством, перед Богом; а Киево-Владимирский собор, как главную сокровищницу их вдохновений, должно признать восьмым чудом в свете. Прибавим к сказанному, что наши живописцы не только восстановили, но и усовершенствовали византийско-русский стиль. Они несколько разнятся и друг от друга, и от прежних, тоже истинно православных иконописцев. Разумею, конечно, не только технику живописи, которая у последних была совершенно патриархальной, но и художественные идеи, вложенные нашими гениями в изображения Спасителя, Богоматери, Ангелов и святых.

Христос Спаситель у византийских художников — всеведущий и справедливый Судия, взирающий на будущее сквозь мрак веков и в сердце грешных людей, обличая их лукавство. У древних русских живописцев Он — кроткий Утешитель скорбящих, а Богоматерь и святые — не только образцы целомудрия и носители восторженного вдохновения, как у византийцев (например, у гениального Мануила Панселина, афонца ХIІI века), но прежде всего умиленные сердцем и душой образцы глубокого смиренномудрия и печали о мировом зле и о собственных согрешениях.

Васнецов и Нестеров разнятся между собой; первый, как богослов по образованию, является более отрешенным от наличной жизни, второй — более национальным, русским, даже деревенским созерцателем. Конечно, при всем том оба остаются чисто православными и национальными мастерами и совершенными в области научной техники. Восторженное вдохновение, духовность и чистота сердца — творчество Васнецова; тихая грусть, нежное умиление и преданность воле Божией — творчество Нестерова. Первый отрешает созерцателя своих картин от будничной жизни и увлекает к небу, второй — низводит небо на землю и раскрывает его влияние на жизнь народную, в частности — русскую. Васнецов берет идеи Иоанна Богослова и любит Апокалипсис; Нестеров воспринимает дух евангелиста Луки и постоянно воспроизводит идею притчи о блудном сыне, возвратившемся с раскаянием к своему милосердному отцу.

(продолжение по адресу: http://www.pravoslavie.ru/put/2634.htm)

Поделиться: 


Blog | by Dr. Radut