Перейти к навигации

КНИГА ПЯТАЯ. КОНФЛИКТ МЕЖДУ ЗАКОНАМИ ЭВОЛЮЦИИ, ДЕМОКРАТИЧЕСКИМИ ИДЕЯМИ И СОЦИАЛИСТИЧЕСКИМИ СТРЕМЛЕНИЯМИ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ЗАКОНЫ ЭВОЛЮЦИИ, ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ИДЕИ И СТРЕМЛЕНИЯ СОЦИАЛИСТОВ

§ 1. Отношения живых существ к своей среде. Жизнь всех существ обусловливается их средой. Важность преобразований, производимых этой средой, и их медленность. Почему виды существ кажутся неизменными. Условия социальной среды. Резкие изменения, произведенные в этих условиях среды современными открытиями, и трудность для человека приспосабливаться к ним.

§ 2. Конфликт между естественными законами эволюции и демократическими воззрениями. Возрастающее противоречие между нашим теоретическим мировоззрением и действительностью, удостоверенной наукой. Трудность согласования демократических идей с новыми научными понятиями. Как разрешается конфликт на практике. Демократический режим вынужден благоприятствовать всякого рода превосходству. Образование каст при демократическом режиме. Преимущества и опасности демократии. Финансовые нравы американской демократии. Почему продажность американских политиканов доставляет лишь незначительные неудобства в социальном отношении. Демократические идеи и чувства толпы. Инстинкты толпы по существу не демократичны.

 

§ 3. Конфликт между демократическими идеями и стремлениями социалистов. Противоречие между основными принципами демократии и социалистическими идеями. Участь слабых в демократии. Почему они ничего не выиграют при торжестве социалистических идей. Ненависть социализма к свободной конкуренции и свободе. В настоящее время социализм — самый опасный враг демократии.

§ 1. ОТНОШЕНИЯ ЖИВЫХ СУЩЕСТВ К СВОЕЙ СРЕДЕ

Натуралистами давно уже доказано, что жизнь всех существ бесспорно обусловливается их средой, и что достаточно очень незначительного изменения этой последней при единственном условии его продолжительности для полного превращения ее обитателей.

Процесс этих превращений теперь вполне известен. Эмбриология существ, повторяющая собой серию наследственных эволюций, указывает нам глубокие изменения, испытанные ими в продолжение геологических периодов.

Для того, чтобы эти превращения произошли, нет необходимости в очень больших изменениях среды; нужно только, чтобы влияние этих изменений было очень продолжительным. Слишком большое или слишком быстрое изменение привело бы не к превращению, а к смерти. Понижение или повышение температуры на несколько градусов на протяжении многих поколений достаточно для полного изменения фауны и флоры какой-либо страны путем медленного приспособления к новым условиям.

В своем недавнем труде Кентон приводит интересный пример перемен, произведенных простыми изменениями температуры.

«Ввиду охлаждения земного шара, — говорит автор, — организованные существа стремятся искусственным образом поддерживать в своих тканях первоначальную высокую внешнюю температуру. Это стремление имеет первостепенную важность. Известно, что у позвоночных оно уже определяет эволюцию воспроизводящих органов и, соответственно с этим, эволюцию скелета. Оно ведет за собой равным образом перемены во всех других органах, и, следовательно, саму Эволюцию.

Это ясно вытекает из простого рассмотрения а priori. Представим себе анатомию первобытного схематического типа. Наступает охлаждение земного шара; жизнь стремится поддержать свою предшествующую высокую температуру. Это поддержание может быть достигнуто лишь производством теплоты в тканях, т. е. посредством горения. Всякое горение требует горючих материалов и кислорода; вот и имеются данные, необходимые для развития пищеварительного и дыхательного аппаратов, могущих удовлетворить этой потребности. Необходимость разносить по тканям эти горючие материалы и этот кислород, возрастая по мере усиления горения, вызывает эволюцию органов кровообращения. Следствием развития этих трех аппаратов, к которым присоединяется еще и развитие воспроизводящих органов, неизбежно является и развитие нервной системы. Производство теплоты — это только начало; необходимо сохранить ее, и вот естественно является необходимость в развитии внешних покровов. Но вследствие возрастающего охлаждения земного шара растет и разность между температурами живых организмов и окружающей их среды. Следовательно, является постоянная необходимость в более интенсивном горении и в более совершенной организации существ. Таким образом, видно, что ввиду охлаждения земного шара весьма естественное усилие, делаемое жизнью для поддержания первоначальных условий своего химического существования, определяет безостановочное развитие всех органических аппаратов и требует от них а priori постоянного совершенствования применительно к новым условиям. Чтобы подтвердить эту теоретическую точку зрения, достаточно будет распределить различные группы животных по порядку появления их на земле и затем проследить действительный прогресс в каждом из их органических аппаратов».

Что справедливо для среды физической, равно справедливо и в отношении среды нравственной, особенно среды социальной. Живые существа всегда стараются приспособиться к ней, но в силу могущества наследственности, постоянно борющейся со стремлением к изменению, это приспособление совершается очень медленно. Оттого и происходит то, что виды существ, если принимать во внимание лишь короткую продолжительность исторических времен, кажутся неизменными. Такими они кажутся, как кажется таким же человек, наблюдаемый в течение одной минуты. Медленная работа, ведущая от молодости к дряхлости и смерти, нисколько не замедлилась за эту минуту, а совершалась, хотя для нас и незаметно.

Итак, все существа находятся в зависимости от их физической или нравственной среды. Если эти существа находятся в среде, изменяющейся медленно, а такими являются материки, климаты, точно так же, как и цивилизации, то они успевают приспособиться к ней. Как только какое-нибудь особенное обстоятельство внезапно изменит среду, приспособление становится невозможным, и существо осуждено на исчезновение. Если бы вследствие какого-нибудь геологического переворота температура полюсов или температура экватора установилась во Франции, то после двух или трех поколений эта страна потеряла бы большую часть своего населения, и ее цивилизация не смогла бы удержаться в современном состоянии.

Но в геологии неизвестны такие внезапные перевороты, и в настоящее время мы знаем, что большая часть изменений поверхности земного шара произошла очень медленно.

До сих пор так же обстояло и с социальной средой. Кроме случаев разрушения завоевателями, цивилизации всегда изменялись постепенно. Много учреждений погибло, много богов рассыпалось в прах, по те и другие были заменены лишь после долгого периода старости. Исчезли великие империи, по исчезли лишь после долгого периода упадка, которого не могут избегнуть общества так же, как и живые существа. Могущество Рима в конце концов исчезло от нашествий варваров, но они уступили им свое место лишь с большой постепенностью, после нескольких веков разложения. В действительности древний мир связывается с новым посредством незаметных переходов, а совсем не так, как говорит большинство книг.

В качестве единственного в своем роде явления в летописях мира современные научные и промышленные открытия менее чем в одно столетие произвели в условиях существования людей более глубокие изменения, чем все другие отмеченные историей, начиная с того времени, когда человек подготавливал зачатки своих первых цивилизаций на берегах Нила и в долинах Халдеи. У очень старых обществ, опирающихся на известные основы, которые могли считаться ими вечными, теперь эти основы поколеблены. Вследствие слишком резкой перемены, не давшей человеку времени примениться к ней, произошел значительный переворот в умах, возникло сильное расстройство, всеобщее противоречие между чувствованиями, установившимися наследственным путем, и условиями существования и мышления, созданными современными потребностями. Всюду происходят столкновения между старыми идеями и новыми, возникшими вследствие новых потребностей.

Мы еще не знаем, что выйдет из всех этих конфликтов, и можем лишь удостоверить их наличность. Изучая здесь те из них, которые имеют отношение к вопросам, составляющим предмет настоящей книги, мы увидим, насколько глубоки некоторые из них.

§ 2. КОНФЛИКТ МЕЖДУ ЕСТЕСТВЕННЫМИ ЗАКОНАМИ ЭВОЛЮЦИИ И ДЕМОКРАТИЧЕСКИМИ ВОЗЗРЕНИЯМИ

Между всеми конфликтами, готовящимися нам в близком будущем и зарождающимися на наших глазах, одним из самых явных, быть может, окажется все возрастающее противоречие между теоретическими представлениями о мире, когда-то созданными нашим воображением, и действительностью, вполне уже выясненной наукой.

Ясно выраженное противоречие существует не исключительно только между религиозными представлениями, на которых еще по­коится наша цивилизация, и представлениями научными, являющимися результатом современных открытий. Это старое, противоречие никого более не шокирует, потому что оно от времени потеряло уже острый характер. Теперь антагонизм возникает между новыми научными доктринами и политическими воззрениями, на которых современные народы основывают свои учреждения.

Когда вожаки революции, руководимые мечтаниями философов, достигли торжества своих гуманитарных идей и начертали на фрон­тонах зданий слова «свобода, равенство и братство», служившие выражением этих мечтаний, современная наука еще не существовала. И потому эти вожаки без всякого риска встретить противоречие могли ссылаться на первобытное состояние человека, его природную доброту и развращение его обществом; могли поступать так, как будто бы общество — это что-то искусственное, и законодатели могут перестраивать его по своему усмотрению.

Но с появлением новых наук стала очевидной вся ложность таких представлений. Особенно же сильно их поколебало учение об эволюции, указавшее на происходящую всюду в природе непрестанную борьбу, оканчивающуюся всегда уничтожением слабых. Конечно, это кровожадный закон, но, в то же время, он — источник всякого прогресса: без этого закона человечество не вышло бы из первобытной дикости и никогда не смогло бы создать никакой цивилизации.

То, что эти научные принципы могли казаться демократичными и что демократия сумела ужиться с ними, не замечая, насколько они неблагоприятны для нее[89] — это одно из тех необычайных явлений, которые могут понять лишь мыслители, изучившие историю религий; они знают, с какой легкостью верующие выводят из священного текста заключения самые невероятные и стоящие в полном противоречии с ним. На самом деле нет ничего аристократичнее законов природы. С полным основанием можно сказать: «Аристо­кратизм составляет закон для человеческих обществ, подобно тому, как он под именем естественного подбора является законом для видов». В настоящее время мы затрудняемся в согласовании новых данных науки с нашими демократическими иллюзиями настолько же, насколько когда-то затруднялись богословы согласовать библию с геологическими открытиями. Посредством натяжек пока еще можно кое-как замаскировать эти разногласия, которые, увеличиваясь с каждым днем, вскоре будут ясны и очевидны для всех.

Несмотря на свою реальность, этот конфликт все-таки далеко не так важен, как можно было бы думать. Я сомневаюсь даже, чтобы он приобрел когда-либо какое-нибудь практическое значение л вышел из области философских споров. По правде сказать, это разногласие существует только в теории. В фактах его нет, да и как оно могло бы там быть, если факты являются следствием законов природы, которые господствуют над нашей волей и действия которых мы, следовательно, избегнуть не можем?

Мы это увидим при исследовании истинного значения демократии. Если, несмотря на внешнюю сторону, она благоприятствует всякого рода превосходству, не исключая превосходства по рождению, то она является на самом деле настолько же аристократичной, т. е. благоприятствующей группе избранных натур, как и предшествующие ей формы правления. А в таком случае противоречий с законами эволюции у нее не существует.

Для доказательства вышеизложенного оставим в стороне слова, которыми обыкновенно определяют понятие «демократия», и постараемся доискаться ее духа, который отлично очерчен в следующих строках, заимствованных мною у Бурже:

«Если вы пожелаете выяснить, что представляют собой в действительности эти два термина: аристократия и демократия, то найдете, что первый означает совокупность нравов, ведущих к производству небольшого числа высших индивидуумов. Здесь можно применить изречение: Humanum paucis vivit genus[90]. Второй термин, наоборот, означает совокупность нравов, приводящих к благосостоянию и культуре возможно большего числа людей. Следовательно, самой выдающейся стороной аристократии, ее пробным камнем, является исключительная личность как последний результат, как вывод из тысячи судеб, имеющих целью поддержание этого редкого существа, а выдающейся стороной демократического общества является такая община, где и наслаждение, и работа распределены между многими неопределенно раздробленными порциями. Не нужно большой наблюдательности, чтобы установить тот факт, что современный мир, в особенности же наш французский, весь направляется в сторону этой второй формы существования. Новой стороной существования современного общества является замена личной инициативы организованной массой, выступление толпы и исчезновение или, по крайней мере, уменьшение власти избранных натур».

Таковы, без сомнения, теоретические устремления демократии. Посмотрим, согласуется ли с ними действительность.

Демократия принимает основным принципом равенство прав всех людей и свободную конкуренцию. Но в этой конкуренции кто же может восторжествовать, как не самые способные, т. е. те, кто обладает известными способностями, зависящими более или менее от наследственности и всегда извлекающими пользу из воспитания и материальной обеспеченности? В настоящее время мы отвергаем права по рождению и отвергаем вполне справедливо, чтобы избежать чрезмерного их расширения прибавлением еще и социальных привилегий. На практике эти права сохраняют всю свою силу, и даже в большей степени, чем это было раньше, потому что свободное состязание вместе с прирожденными умственными дарованиями лишь благоприятствует наследственному подбору. На самом же деле демократический режим создает социальные неравенства в большей мере, чем какой-либо другой. При аристократическом режимы этих неравенств возникает гораздо меньше, при нем лишь упрочиваются уже существующие. Демократические учреждения особенно выгодны для избранников всякого рода, и вот почему эти последние должны защищать эти учреждения, предпочитая их всякому другому режиму.

Можно ли сказать, что демократия не создает каст, обладающих такой же властью, как старинные аристократические касты? Вот что Тард говорит по этому поводу:

«Наша демократия, как всякая другая, непременно имеет социальную иерархию, либо уже существующую. либо возникающую, общепризнанные авторитеты, являющиеся продуктом либо наследственности, либо естественного подбора. У нас не трудно заметить кем заменяется старинное дворянство. Сперва административная иерархия, все усложняющаяся и развивающаяся в высоту, по числу своих степеней, и в объеме, по количеству чиновников; точно так же — военная иерархия, в силу причин, принуждающих современные европейские государства к всеобщему вооружению. Последствием низвержения прелатов и принцев крови, монахов и дворян, монастырей и замков было лишь усиление значения явившихся им на смену публицистов и финансистов, артистов и политиков, театров, банков, министерств, больших магазинов, больших казарм и других крупных зданий, сгруппированных в черте одной столицы. Там сходятся все знаменитости, и что же представляют эти различные виды известности и славы со всеми их градациями, как не иерархию видных мест, занимаемых или искомых, которыми свободно располагает или думает, что свободно располагает исключительно одно общество? Не упрощаясь и не принижаясь, эта арис­то­к­ратия горделивых положений, эта эстрада с красными или блестящими тронами не перестает делаться все более и более грандиозной в силу превращений, производимых самой демократией».

Итак, следует признать, что демократия создает касты точно так же, как и аристократия. Единственная разница состоит в том, что в демократии эти касты не представляются замкнутыми. Каждый может туда войти или думать, что он может войти. Но как проникнуть туда, не обладая известными наследственными умственными способностями, дающимися одним рождением и доставляющими их обладателям подавляющее превосходство над соперниками, не имеющими таковых? Из этого вытекает, что демократические учреждения благоприятны лишь для групп избранников, которым остается лишь поздравить себя с тем, что эти учреждения с такой легкостью все забирают в свои руки. Еще далек тот час, когда толпа от них отвернется. Но все же он когда-нибудь пробьет по причинам, о которых мы вскоре скажем. Предварительно же демократия подвергнется другим опасностям, вытекающим из ее сущности, на которые мы теперь и укажем.

Первая из них состоит в том, что демократический режим обходится очень дорого. Уже давно Леон Сэ показал, что демократии предназначено сделаться наиболее дорогостоящим режимом. Еще недавно одна газета очень правильно рассуждала по этому поводу. Приводим эти рассуждения. «Общественное мнение когда-то справедливо возмущалось расточительностью монархической власти и теми царедворцами, которые вызывали государя на щедроты, льющиеся на них дождем аренд и пенсий. Исчезли ли эти царедворцы с тех пор, как народ стал властелином? Не увеличилось ли, наоборот, их число сообразно фантазиям неответственного многоголового владыки, которому они должны служить? Царедворцы теперь уже не в Версале, в исторических салонах, где помещалась вся их раззолоченная толпа. Они кишат в наших городах, деревнях, самых скромных окружных и кантональных административных центрах, повсюду, где, благодаря всеобщему избирательному праву, можно заполучить депутатское полномочие и приобрести частицу власти. Правление их возвращает разорительную расточительность, создание совершенно лишних должностей, необдуманное развитие общественных работ и служб, для получения таким путем дешевой популярности и приобретения возможно большего числа избирательных голосов. В парламенте они щедро расточают обещанные блага, заботясь об обла-годетельствовании своего избирательного округа в ущерб равновесию бюджета. Это — настоящее торжество узких местных домогательств над государственным интересом, победа округа над Францией».

Иногда требования избирателей чрезмерны до крайности, а между тем, законодатель, желающий обеспечить себе вторичное избрание, принужден считаться с ними. Очень часто он должен подчиняться наказам слабоватых умом винных торговцев и мелких купцов, являющихся его главными избирательными агентами. Изби­ра­тель требует невозможного, и поневоле приходится обещать требуемое. Отсюда являются спешные реформы, утверждаемые без малейшего понятия о их возможных последствиях. Всякая партия, желающая достигнуть власти, знает, что это возможно только превзойдя обещаниями своих соперников.

«Из-под каждой партии вырастает другая, которая подстерегает первую, осыпает бранью и разоблачает ее. Когда царил Конвент, то против него выступала грозная Гора (крайние якобинцы); Гора в свою очередь страшилась Коммуны, а Коммуна боялась казаться слишком бесцветной перед эбертистами. Этот закон партийной борьбы царствует повсюду и оправдывается даже в самых подонках демагогии. Однако при исследовании этих крайних политических пределов возникает одна подозрительная и смутная область, где уже нельзя хорошо разобраться; там-то и бывают самые горячие, самые «чистые», самые кровожадные деятели, такие как Фуше, Тальен и Баррас, одинаково способные стать как поставщиками гильотины, так и лакеями цезаря. И это смешение партий на их наиболее удаленных гранях также составляет постоянный политический закон. В этом отношении мы только что выдержали очень убедительное испытание».

Серьезной опасностью от этого вмешательства толпы в демократический образ правления является не только чрезмерный, сопряженный с этим расход, но особенно — весьма распространенная ужасная иллюзия. что всякие бедствия поправимы при помощи законов. Парламенты, таким образом, вынуждены создавать бесчисленное множество законов и регламентов, последствий которых никто не предвидит; они только опутывают со всех сторон свободу граждан и увеличивают число тех зол, против которых они направлены.

«Государственные учреждения, — пишет итальянский экономист Луццато, — не могут ни изменять свойств нашей жалкой человеческой натуры, ни внушать нам недостающих нашей душе добродетелей, ни повышать заработную плату настолько, чтобы являлась возможность делать более значительными сбережения, потому что мы зависим от общих и неумолимых условий национальной экономии».

Это суждение покажется философам весьма элементарным, но публика едва ли его уразумеет раньше сотни лет войн, миллиардных расходов и кровавых переворотов. Впрочем, только такой ценой и установилась в мире большая часть элементарных истин.

Демократические учреждения влекут за собой еще и очень большую неустойчивость министерств; но она представляет собой некоторые преимущества, уравновешивающие иногда ее неудобства. Она ведет к тому, что на самом деле власть передается в руки административных учреждений, в которых нуждается всякий министр, причем он не имеет времени изменить старую организацию и традиции, составляющие силу этих учреждений. Кроме того, каждый министр, зная, что он недолговечен, и желая оставить после себя какой-нибудь след, легко поддается на многие либеральные предложения. Если бы не частая смена министров, многие научные предприятия были бы совершенно невозможны во Франции.

Прибавим еще, что благодаря легкой смене правительства, являющейся последствием демократических учреждений, революции становятся бесполезными и, следовательно, весьма редкими. У латинских народов это преимущество нельзя считать маловажным.

Более серьезным недостатком демократии является возрастающая посредственность людей, стоящих во главе управления. Им нужно только одно существенное качество: быть всегда наготове говорить тотчас же о чем бы то ни было, находить сразу правдоподобные или, по крайней мере, громкие аргументы в ответ своим противникам. Выдающиеся умы, которые желают подумать прежде, чем говорить, будь то Паскаль или Ньютон, играли бы печальную роль в парламентских собраниях. Эта необходимость говорить не рассуждая отстраняет от парламента многих людей с солидными достоинствами и уравновешенными суждениями.

Они отстраняются и в силу других причин, и особенно потому, что демократия не переносит превосходства над собой управляющих ею лиц. При непосредственном соприкосновении с толпой избранники ее могут, угодить ей, лишь потворствуя ее страстям и наименее возвышенным ее потребностям и давая ей самые несбыточные обещания. Вследствие столь естественного в человеке инстинкта, который всегда побуждает людей искать себе подобных, толпа идет вслед за химерическими или посредственными умами и все более и более вводит их в лоно демократического правительства.

«По природе своей, — как недавно было напечатано в «Revue politique et parlementaire», — толпа предпочитает вульгарные умы образованным, отдается скорей людям беспокойным и говорунам, чем мыслителям и уравновешенным, препятствует всякими неприятностями этим последним привлечь внимание к своим речам и добиться избрания. Таким образом, почти непрерывно понижается уровень и возникающих вопросов, и решающих соображений, и предпринимаемых дел, и привлекаемого к службе личного состава, и руководящих побуждений при его выборе. Все это у нас перед глазами, против этого нужно принимать меры, чтобы не упасть до положения очень низкого и несчастного[91]. Мы приходим к тому, что даже ученые и талантливые люди, чтобы снискать расположение толпы, находят самым лучшим ежедневно предлагать ей уничтожение благоприобретенного состояния, а другие едва осмеливаются это порицать».

Что этот недостаток свойственен всем демократиям вообще, а не является последствием расовых свойств, можно заключить из того, что явление, наблюдаемое во Франции, наблюдается также, и даже в гораздо более сильной степени, в Американских Соединенных Штатах. Понижение умственного и нравственного уровня особого класса людей, называемых политиканами, с каждым днем все ярче и ярче обрисовывается в размерах, внушающих опасение за будущность великой республики. Это происходит также и оттого, что способные люди в общем пренебрегают политическими функциями, которые поэтому выполняются почти одними неудачниками всех партий. В Соединенных Штатах неудобство это не так ощутительно, как было бы в Европе, потому что там роль правителя сведена до минимума, и потому личные достоинства политических деятелей имеют меньшее значение.

В той же Америке замечается еще одна из наиболее угрожающих демократии опасностей — продажность. Нигде она не приняла таких крупных размеров, как в Соединенных Штатах. Подкуп существует там на всех ступенях общественной деятельности, и почти нет тех выборных должностей, концессий, привилегий, которых нельзя было бы получить за деньги. По словам «Contemporary Review», избрание в президенты республики обходится в 200 миллионов франков, ссужаемых американской плутократией. Восторжествовавшая партия, впрочем, щедро возмещает свои авансы. Прежде всего начинается массовое увольнение всех чиновников от службы и раздача их мест избирателям новой партии. Многочисленные ее сторонники, которых не успели пристроить, получают пенсии из пенсионного фонда войны североамериканских штатов с южными, все возрастающего, хотя большинства участников этой войны уже давно не стало. Эти пенсии избирателям достигают в настоящее время суммы около 800 миллионов франков в год.

Что касается главарей партий, то их аппетиты еще шире. В особенности крупные спекулянты, всегда играющие преобладающую роль на выборах, заставляют платить себе по-царски. Лет двадцать тому назад, после выборов, они издали правительственное постановление, предоставившее им право обменять казначейству серебряные деньги на золото по старому соотношению их стоимости. Попросту говоря, это значило, что, внося в казначейство весовое количество серебра, приобретенное на рынке за 12 фр., они получали взамен золотую монету в 20 фр. Эта мера была так разорительна для государства, что вскоре пришлось ограничить суммой в 240 млн. фр. этот ежегодный подарок правительства нескольким привилегированным избранникам. Когда казначейство было почти истощено, действие билля было остановлено. Такой колоссальный грабеж отдал в руки спекулянтов такие богатства, что они не подумали протестовать.

В выгодной кампании против американского казначейства, т. е. против финансовых интересов нации, производители серебра имели прямых союзников в лице производителей зерна, и вообще крупных фермеров Запада. Заставлять насильственно, при пособничестве го­сударства, принимать обесцененную монету — это не что иное, как подготовлять искусственное повышение цен на товары.

Мы наделали бесконечно много шуму во Франции по поводу Панамы, а безнадежная глупость некоторых судей сделала все, чтобы опозорить нас перед другими странами, и все из-за взятки в несколько тысяч франков, данной полудюжине нуждающихся депутатов. Для американцев это было совершенно непонятно; у них всякий без исключения политический деятель сделал бы то же, с той только разницей, что никто из них не удовольствовался бы таким незначительным вознаграждением. В сравнении с американскими палатами французский парламент обладает добродетелью Катона. Она тем более похвальна, что жалованье, наших законодателей едва удовлетворяет требованиям их положения. Поощряя Панаму, за что их так упрекают, они выполняли лишь единогласные требования своих избирателей. Суэцкий канал, возведший своего строителя чуть не в полубоги, был сооружен при таких же условиях, да иначе и быть не могло. Кошельки финансистов никогда не раскрывались по побуждениям строгой добродетели.

С точки зрения европейских идей, политические нравы Соединенных Штатов, очевидно, не могут найти себе никакого оправдания. Они позорят страну.

Однако если американцы легкое ними уживаются и вовсе не находят их позорными, значит они соответствуют идеалу особого рода, который мы должны постараться постигнуть. В Европе любовь к богатству так же распространена, как и в Америке, но мы сохранили старинные традиции, вследствие которых если дельцы и финансисты сомнительной честности в случае успеха возбуждают зависть, то, тем не менее, их достаточно презирают и отчасти смотрят на них, как на удачливых грабителей. Их терпят, но никогда не придет в голову сравнивать их с учеными, артистами, военными, моряками, т. е. вообще с лицами, занимающимися такой профессией, которая требует известной возвышенности понятий и чувств, чего, как известно, совершенно лишена большая часть спекулянтов.

В Америке, стране без традиций, почти всецело предающейся торговле и промышленности, где царствует полнейшее равенство, не существует никакой социальной иерархии, потому что все значительные должности, включая и судейские, исполняются постоянно меняющимися чиновниками, не пользующимися, впрочем, большим уважением, чем любой мелкий лавочник; в такой стране, говорю я, единственным отличием может служить богатство. Естественно, что единственной меркой значения и власти данного человека, а следовательно, и его социального положения, является количество имеющихся у него долларов. Погоня за долларом становится в таком случае исключительным идеалом, для достижения которого все средства хороши. Значение известной должности определяется степенью ее доходности. На политику смотрят лишь как на простое ремесло, долженствующее щедро вознаграждать того, кто им занимается. Хотя это представление, очевидно, очень вредно и низменно, американское общество вполне признает его, давая без затруднения свои голоса политическим деятелям, наиболее известным своими хищническими приемами.

Политикой, рассматриваемой как доходное предприятие, объясняется образование синдикатов для ее эксплуатации. Только таким образом можем мы понять очень загадочную на первый взгляд для европейцев силу таких ассоциаций, как знаменитая «Tammany Hall» в Нью-Йорке, распоряжающаяся на широкую ногу финансистами этого города в течение более 50 лет. Это как бы масонское общество, руководящее назначением городских служащих, судей, агентов городской полиции, подрядчиков, поставщиков, вообще всего служащего персонала. Этот персонал предан ей телом и душой и беспрекословно повинуется приказаниям высшего начальника ассоциации. Только два раза, в 1894 и в 1901 годах, ей не удалось удержаться. Одно из официальных расследований ее махинаций привело к открытию самых невероятных хищений. При одном только ее начальнике, пресловутом Вильяме Тведе, сумма награбленного, поделенная между сообщниками, доходила, по сведениям следственной комиссии, до 800 млн. фр. После короткого перерыва синдикат вновь отвоевал всю свою власть, а недавно снова потерял ее, но ненадолго. На предпоследних выборах он затратил, как говорят, 35 миллионов, чтобы провести своего ставленника на место Нью-йоркского мэра. Конечно, эта сумма легко была возвращена членам союза, так как этот мэр располагает ежегодным бюджетом в 400 миллионов.

Всякий другой народ, кроме американцев, давно пришел бы в расстройство от таких нравов. Мы знаем, к чему они привели в латинских республиках Америки. Но население Соединенных Штатов обладает тем высоким качеством — энергией, которое преодолевает все препятствия. Так как опасность вмешательства финансистов в дела не так еще очевидна, то публика ею не озабочивалась. В тот день, вероятно уже недалекий, когда опасность выяснится вполне, американцы употребят всю свою обычную энергию для поправления беды. На этот счет у них расправа коротка. Известно, как они отделываются от негров и китайцев, которые их беспокоят. Когда финансисты и взяточники будут их слишком стеснять, они не постесняются без всякого зазрения совести линчевать несколько дюжин из них, чтобы заставить других поразмыслить о пользе добродетели.

Отмеченная нами деморализация захватила в Америке пока только особый класс политиканов и очень немного коснулась коммерсантов и промышленников. Что ограничивает действие ее узкими пределами, так это, повторяю, то, что в Соединенных Штатах, как и во всех англосаксонских странах, вмешательство правительства в дела очень незначительно и не распространяется на все, как у латинских народов.

Этим весьма важным обстоятельством объясняется живучесть американских демократий сравнительно со слабой степенью ее у латинских демократий. Демократические учреждения могут процветать лишь у народов, имеющих достаточно инициативы и силы воли, чтобы направлять свои дела и заниматься ими без постоянного вмешательства со стороны государства. Продажность чиновников не может иметь слишком печальных последствий, когда влияние общественных властей очень ограничено. Когда же, наоборот, это влияние велико, то деморализация распространяется на всей разло­жение близко. Грустный пример латинских республик в Америке показывает, какая судьба ожидает демократию у народов безвольных, безнравственных и неэнергичных. Самоуправство, нетерпимость, презрение к законности, невежество в практических вопросах, закоренелый вкус к грабежу тогда быстро развиваются. Затем вскоре наступает и анархия, за которой неизбежно следует диктатура.

Такой конец всегда угрожал правлениям демократическим. Но еще больше он грозил бы правительствам чисто народным, основанным на социализме.

Но кроме только что отмеченных нами опасностей, происходящих от состояния нравственности, демократическому режиму приходится бороться с другими трудностями, находящимися в зависимости от умственного состояния народных масс, на благо которых он, однако, употребляет все свои усилия.

Самые опасные враги его находятся вовсе не там, где он упорно продолжает их искать. Ему угрожает не аристократия, а народные массы. Как только толпа начинает страдать от раздоров и анархии своих правителей, она сейчас же начинает подумывать о диктаторе. Так всегда было в смутные периоды истории у народов, не имеющих качеств, достаточных для поддержания свободных учреждений или утративших эти качества. За Суллой, Марием и междоусобными войнами выступили Цезарь, Тиберий и Нерон. За Конвентом — Бонапарт; за 48 годом — Наполеон III. И все эти деспоты, сыны всеобщего избирательного права всех эпох, всегда обожались толпой. Как, впрочем, могли бы они удержаться, если бы народная душа не была с ними?

«Будем же смело говорить и повторять, — писал один из самых стойких защитников демократии Шерер, — что упорно продолжающие игнорировать результаты четырех плебисцитов, возведших Луи Наполеона в президенты республики, узаконивших покушение 2 декабря[92], создавших империю и, наконец, в 1870 году возобновивших договор нации с пагубным авантюристом[93], — обрекаются на полное непонимание самых характерных проявлений всеобщей подачи голосов» по крайней мере, во Франции».

Прошло немного лет с тех пор, как та же самая всеобщая подача голосов едва не возобновила подобного же договора с другим авантюристом, лишенным даже авторитета имени и имевшим за собой один лишь престиж своего генеральского султана. Судей, вынесших приговор королям, много, но очень мало таких, кто осмелился вынести приговор народам.

§ 3. КОНФЛИКТ МЕЖДУ ДЕМОКРАТИЧЕСКИМИ ИДЕЯМИ И СТРЕМЛЕНИЯМИ СОЦИАЛИСТОВ

Таковы преимущества, а также и недостатки демократических учреждений. Эти учреждения удивительно подходят к сильными энергичным расам, у которых отдельная личность привыкла рассчитывать лишь на свои собственные силы. Сами по себе они не могут создать никакого прогресса, но они устанавливают атмосферу, благоприятную для всякого рода прогресса. С этой точки зрения ничто не сравнится с ними и не может их заменить. Никакой режим не обеспечивает наиболее способным личностям такой свободы развития, не дает таких шансов на успех в жизни. Благодаря свободе, предоставляемой ими каждому, и провозглашаемому ими равенству, они благоприятствуют развитию всего выдающегося и в особенности — развитию ума, т. е. такого качества, из которого проистекает всякий крупный прогресс.

Но при борьбе неравных дарований разве эта свобода, это равенство ставят на один и тот же уровень лиц, обладающих преимуществом наследственных умственных способностей, с толпой умов посредственных, с мало развитыми способностями? Разве они дают этим слабо одаренным личностям большие шансы, пусть не на торжество над противниками, а просто на возможность не быть ими совсем уничтоженными? Одним словом, существа слабые, без энергии, лишенные мужества, могут ли найти в свободных учреждениях ту опору, которой они не могут найти в себе? Кажется ясным, что ответ может получиться только отрицательный, и также ясно, что чем больше равенства и свободы, тем более полно порабощение бездарных или малоспособных. Устранить это порабощение и составляет, быть может, самую трудную задачу современной эпохи. Если не ограничивать свобод, то положение обиженных судьбой будет ухудшаться с каждым днем; если же их ограничить, что, очевидно, может сделать только государство, то это немедленно приведет к государственному социализму, последствия которого гораздо хуже тех зол, которые он берется устранить. Остается тогда обратиться к альтруистическим чувствам более сильных натур; но до сих пор только религиям, да и то лишь в эпоху веры, удавалось пробуждать подобные чувства, которые даже тогда создавали социальные основы, поистине очень хрупкие.

Как бы то ни было, мы должны признать, что судьба слабых и плохо приспособляющихся личностей, конечно, неизмеримо суровее в странах полной свободы и равенства (например, в Соединенных Штатах), чем в странах с аристократическим образом правления. Говоря о Соединенных Штатах в своем труде о народном правительстве, выдающийся английский историк Мен выражается так: «До сих пор не было общины, где слабые были бы так безжалостно прижаты к стене, где все преуспевающие в жизни не принадлежали бы поголовно к расе сильных, и где в такое короткое время выросло бы такое большое неравенство частных состояний и домашней роскоши».

Очевидно, это неудобства, присущие всякому режиму, имеющему своим основанием свободу, и все же они составляют неизбежное условие прогресса. Единственным вопросом, который можно себе поставить, является такой: следует ли жертвовать необходимыми элементами прогресса, принимать в соображение только непосредственный и видимый интерес толпы и непрерывно, всякими насильственными средствами, бороться с последствиями неравенства, которые природа упорно повторяет из поколения в поколение?

«Кто прав, — пишет Фукье[94], — аристократический ли индивидуализм или демократическая солидарность? Кто лучше, хотя бы в практическом отношении — один Мольер или две сотни хороших учителей? Кто оказал больше услуг — Фултон и Уатт или сотня обществ взаимной помощи? Очевидно, индивидуализм возвышает, де­мократия принижает: очевидно, человеческий цветок растет на наво­зе человечества. Однако, эти создания, посредственные, бесполезные, с низкими инстинктами, с завистливыми часто сердцами, с умами пустыми и тщеславными, подчас опасными, всегда глупыми — все же человеческие создания!»

В теории можно предположить обратное действие естественных законов и приносить в жертву сильных, составляющих меньшинство, в пользу слабых, составляющих большинство. К этому сводится мечта социалистов, если отбросить их пустые формулы.

Предположим на минуту осуществление этой мечты. Вообразим человека, заключенного в такую сеть правил и ограничений, предлагаемых социалистами. Уничтожим конкуренцию, капитал и умственные способности. Чтобы удовлетворить уравнительным теориям, представим себе народ в том состоянии крайней слабости, благодаря которому он может сделаться жертвой первого же не­прия­тельского нашествия. Разве народ выиграет что-нибудь от этого, хотя бы на короткое время?

Увы, нисколько! Он от этого вначале ничего бы не выиграл, а вскоре потерял бы все. Только под влиянием высших умов достигается прогресс, обогащающий всех работников, и только под их управлением может действовать столь сложный механизм современной цивилизации. Без высших умов великая страна вскоре стала бы телом без души. Завод без строившего его и направляющего его инженера проработал бы недолго. С ним случилось бы то же самое, что с судном, лишенным офицеров: это будет игрушка волн, которая разобьется о первую попавшуюся скалу. Без могущественных и сильных будущее посредственностей и слабых оказалось бы более жалким, чем оно было когда-либо прежде.

Такие заключения с очевидной ясностью вытекают из рассуждений. Но не всем умам доступна эта доказательность, так как такого опыта еще не было произведено. А одними аргументами никак не убедишь приверженцев социалистической веры.

Так как демократия по самой сущности своих принципов благоприятствует свободе и конкуренции, которые неизбежно служат торжеству наиболее способных, между тем как социализм мечтает об уничтожении конкуренции, исчезновении свободы и общем уравнении, следовательно, между принципами социалистическими и демократическими существует очевидное и непримиримое противоречие.

Это противоречие современные социалисты начинают уже, по крайней мере, инстинктивно, прозревать, но ясно осознать они его не могут при своем предвзятом мнении о равенстве способностей у всех людей. Из этого чувства инстинктивного, смутного и чаще всего бессознательного, но, тем не менее, весьма реального, и родилась их ненависть к демократическому режиму, ненависть гораздо более сильная, чем та, какую революция распространила на весь старый режим. Нет ничего менее демократичного, как идея социалистов об уничтожении последствий свободы и естественных неравенств посредством неограниченно деспотического режима, который упразднил бы всякую конкуренцию, назначил бы одинаковую заработную плату и способным и неспособным и непрерывно разрушал бы законодательными мерами социальные неравенства, происходящие от неравенства естественных дарований.

В настоящее время нет недостатка в льстецах, готовых уверять толпу в легкости осуществления такой мечты. Эти опасные пророки думают, что они проживут достаточно долго, чтобы воспользоваться плодами своей популярности, и недостаточно долго для того, чтобы события обнаружили их обман. Таким образом, им терять нечего.

Этот конфликт между демократическими идеями и стремлениями социалистов еще не очень заметен для обыкновенных умов, и большинство смотрит на социализм как на неизбежный исход, предвиденное следствие демократических идей. На самом же деле нет политических понятий, отделенных друг от друга большей пропастью, чем демократия и социализм. Во многих пунктах совершенно не верующий в Бога гораздо ближе к набожному человеку, чем социалист к демократу, верному принципам революции. Разногласия между обеими доктринами еще только начинают выясняться, но вскоре они обнаружатся вполне, и тогда произойдет жестокий разрыв.

Итак, на самом деле конфликт существует не между демократией и наукой, а между социализмом и демократией. Демократия косвенно породила социализм и от социализма, быть может, и погибнет.

Не следует и помышлять, как то иногда предлагают, о предоставлении социализму возможности производить свои опыты, чтобы сделать очевидной его слабость. Немедленно он породил бы цезаризм, который быстро уничтожил бы все демократические учреждения.

Не в будущем, а теперь демократы должны вести войну со своим опасным врагом — социализмом. Он представляет такую опасность, против которой должны соединиться все партии без исключения и с которой ни одна из них — республиканцы менее, чем другие — никогда не должна мириться. Можно оспаривать теоретическое достоинство учреждений, нами управляющих, можно желать, чтобы ход вещей был другим, но такие желания должны оставаться платоническими. Перед общим врагом все партии должны соединиться, каковы бы ни были их стремления. Шансы выиграть что-нибудь с переменой режима для них очень слабы при опасности все потерять.

Конечно, с теоретической точки зрения, демократические идеи имеют не более прочное научное основание, чем идеи религиозные. Но этот пробел, когда-то не имевший никакого влияния на судьбу последних, точно так же не может оказать задерживающего влияния на судьбу первых. Склонность к демократии присуща ныне всем народам, какова бы ни была у них форма правления. Поэтому в данном случае мы находимся перед одним из тех великих социальных течений, задержать которые было бы напрасной попыткой. В настоящее время главным врагом демократии, единственно способным ее победить, является социализм.

ГЛАВА ВТОРАЯ

БОРЬБА НАРОДОВ И ОБЩЕСТВЕННЫХ КЛАССОВ

§ 1. Естественная борьба между индивидами и видами. Всеобщая борьба живых существ составляет постоянный закон природы. Она составляет необходимое условие прогресса. Нетерпимость природы к слабым.

§ 2. Борьба народов. Постоянная борьба народов между собой с начала исторических времен. Право сильного было всегда вершителем их судеб. Почему сила и право составляют тождественные понятия. Как могут иногда существовать маленькие государства. Границы права народов измеряются силой, которой они располагают для его защиты. Как цивилизованные народы применяют к неграм вышеозначенные принципы. Значение рассуждений богословов и филантропов. Право и справедливость в международных отношениях. Почему борьба между народами в будущем, вероятно, станет более острой, чем в прошлом.

§ 3. Борьба общественных классов. Исконность этой борьбы. Ее необходимость. Почему она не только не уменьшается, но должна возрастать. Бесполезные попытки религий уничтожить борьбу между классами. Рознь между классами в действительности гораздо глубже, чем прежде. Программа борьбы социалистов. Взаимное непонимание противоположных партий. Значительная роль заблуждения в истории.

§ 4. Социальная борьба в будущем. Ожесточенность борьбы с социалистами. Борьба в Соединенных Штатах. Трудность для старых обществ борьбы в будущем для самозащиты. Распадение их армий.

§ 1. ЕСТЕСТВЕННАЯ БОРЬБА МЕЖДУ ИНДИВИДАМИ

И ВИДАМИ

Единственный пример, какой природа сумела найти для улучшения видов, заключается в том, что она производит гораздо больше существ, чем может прокормить, вызывая между ними постоянную борьбу, в которой наиболее сильные, наиболее приспособленные одни могут удержаться. Борьба ведется не только между различными видами, но и между индивидами одного и того же вида, и в последнем случае часто бывает наиболее сильной.

Благодаря этому приему естественного подбора совершенствовались существа с сотворения мира, развился из несовершенных типов геологических времен человек и медленно возвысились до цивилизации наши дикие предки пещерного периода. С точки зрения наших чувств, закон борьбы за существование, сохраняющий наиболее способных, может показаться весьма варварским. Не следует, однако, забывать, что не будь его, нам пришлось бы еще до сих пор в самых печальных условиях отбивать с сомнительным успехом добычу у всех животных, которых теперь нам удалось подчинить себе.

Борьба, на которую обречены природой все существа, созданные ею, происходит всюду и всегда. Везде, где нет борьбы, не только нет движения вперед, а наоборот, замечается быстрое движение назад.

Показав нам борьбу, происходящую между всеми живыми существами, натуралисты знакомят нас с борьбой, происходящей внутри нас.

«Различные части тела живых существ, — пишет Кунстлер, — не только не оказывают друг другу содействия, но между ними, напротив того, происходит постоянная борьба. Всякое развитие одной из них ведет за собой соответственное уменьшение степени важности других. Иначе говоря, всякое усиление одной части производит ослабление других...

Жофруа Сент-Илер уже подметил главные очертания этого явления, устанавливая свой принцип равновесия органов. Современная теория фагоцитоза прибавляет к этому принципу мало нового, но с большей точностью определяет процесс, происходящий при этом явлении...

Борются между собой не только органы, но и все их части, каковы бы они ни были. Например, существует борьба между тканями и между элементами одной и той же ткани. Развитие слабейших вследствие этого замедляется или останавливается; они безжалостно могут быть принесены в жертву сильным, которые, вследствие этого, становятся еще более цветущими...

Дело, кажется, происходит таким образом, как будто бы живые организмы располагают для расходования лишь определенной дозой развивательной силы. Если же, благодаря какому-нибудь искусственному вмешательству, эта сила развития присваивается одному какому-нибудь органу или аппарату, то другие органы вследствие этого задерживаются в своем развитии и даже подвергаются опасности погибнуть».

«Постоянно, — пишет со своей стороны Дюкло, — в колонии клеточек, составляющих живое существо, есть больные и умирающие индивиды, есть клетки уже ослабевшие и обреченные в общих интересах на исчезновение, даже раньше совершенного омертвения. Это дело опять-таки поручается лейкоцитам, организованным для постоянной борьбы с теми клеточками, между которыми они циркулируют. Они всем им угрожают, и как только одна из клеточек ослабевает в своем сопротивлении, все равно по какой причине, все соседние лейкоциты бросаются на нее, захватывают, убивают, переваривают и уносят с собой оставшиеся от нее элементы. Постоянным режимом нашего организма является не мирное, а военное положение и притеснение всего слабого, больного и старого. В этом отношении природа дает нам свой обычный урок жестокости».

Итак, природа исповедует безусловную нетерпимость к слабости. Все слабое сейчас же обрекается ею на погибель. Она уважает только силу.

Так как умственные способности находятся в тесной связи с массой мозгового вещества, которой обладает индивид, то, следовательно, в природе права живого существа находятся в тесной связи с объемом его мозга. Только в силу большей величины своего мозга человек мог присвоить себе право убивать и есть менее его совершенные существа. Если бы можно было справиться у последних, то, конечно, они ответили бы, что естественные законы очень прискорбны. Единственным утешением им может служить то соображение, что природа полна совершенно таких же прискорбных, роковых законов. С более развитым мозгом съедобные животные сумели бы, быть может, войти в соглашений между собой, чтобы избежать ножа мясника; но этим они немного бы выиграли. Такой участи подверглись бы они, будучи предоставлены самим себе и лишены возможности рассчитывать на корыстный и, следовательно, весьма внимательный уход за ними скотоводов? В странах еще девственных они могли бы найти подножный корм на лугах, но там они встретили бы также и зубы плотоядных животных, а избегнув их, не избегли бы медленной смерти от голода, как только стали бы слишком стары, чтобы снискивать себе пропитание и отбивать его у себе подобных.

Природа, однако, одарила слабые существа верным средством к продолжению рода из века в век наперекор их врагам, наделив их плодовитостью, которая способна пресытить всех этих врагов. Так как каждая самка сельди в течение года выметывает более 60.000 икринок, то всегда спасается достаточное для продолжения рода количество молодых селедок.

Природа как будто проявляет даже столько же бдительности для обеспечения продолжения самых низших видов, самых мелких паразитов, как и для того, чтобы обеспечить существование самых высших существ. Жизнь величайших гениев для природы имеет не больше значения, чем существование самых жалких микробов. Она ни доброжелательна, ни жестока. Она заботится лишь о роде и остается безразличной, поразительно безразличной к отдельным индивидам. Наши идеи о справедливости ей совершенно чужды. Можно выступать против ее законов, но поневоле приходится с ними жить.

§ 2. БОРЬБА НАРОДОВ

Удалось ли человеку упразднить жестокие по отношению к нему самому законы природы, которым подчинены все живые общества? Смягчила ли цивилизация хоть немного отношения между народами? Стала ли борьба среди человечества менее острой, чем между различными видами?

История показывает нам обратное. Она говорит нам, что народы пребывали в постоянной борьбе и что с начала мира право сильного было всегда единственным вершителем их судеб.

Этот закон существовал в древнем мире точно так же, как и в современном. Ничто не указывает на то, что он не будет существовать также и в будущем.

Без сомнения, в настоящее время нет недостатка в богословах и филантропах, чтобы выступать против этого неумолимого закона. Мы обязаны им многочисленными книгами, где в красноречивых фразах они настойчиво взывают к праву и справедливости, как к высшим божествам, якобы управляющим миром с высоты небес. Но факты всегда опровергали эту пустую фразеологию. Эти факты говорят нам, что право существует только тогда, когда есть сила, необходимая для того, чтобы заставить его уважать. Нельзя сказать, что сила выше права, так как сила и право — тождественны. Там, где нет силы, не может быть никакого права[95]. Никто, я думаю, не сомневается, что если бы любая страна, полагаясь на право и справедливость, захотела распустить свое войско, то она немедленно была бы захвачена, разграблена и порабощена своими соседями. Если теперь слабые государства, такие, как Турция, Греция, Марокко, Португалия, Испания и Китай могут кое-как существовать, то лишь благодаря соперничеству сильных народов, которые были бы не прочь овладеть ими. Принужденные считаться с равными себе по силе соперниками, великие державы могут поживиться за счет слабых стран лишь с осторожностью, только по частям овладевая их провинциями. Датские герцогства, Босния, Мальта, Кипр, Египет, Трансвааль, Куба, Филиппины и т. д. и были таким образом по очереди отняты у владевших ими наций.

Никакой народ не должен в настоящее время забывать, что границы его прав точно определены силами, имеющимися у него для их защиты. Единственное признанное за бараном право — это служить пищей для существ, обладающих большим мозгом, чем он. Единственное право, признанное за неграми — это видеть свою страну захваченной и разграбленной белыми и быть уложенными на месте ружейными выстрелами в случае сопротивления. Если сопротивления нет, то белые ограничиваются захватом их имущества и затем заставляют их работать из-под кнута для обогащения своих победителей. Такова была когда-то история туземцев Америки, такова ныне судьба обитателей Африки. Таким образом негры узнали, во что им обходится слабость. Чтобы доставить удовольствие филантропам, пишущим книги, расточают красноречивые фразы о несчастной судьбе этих народностей, а потом обстреливают их картечью. Благосклонность доводят даже до того, что к ним посылают миссионеров, карманы которых набиты библиями и бутылками алкоголя, для того, чтобы ознакомить их с благами цивилизации.

Итак, оставив в стороне ребяческую болтовню богословов и филантропов, мы признаем как постоянно наблюдаемый факт, что созданные человеком законы оказались совершенно бессильными изменить законы природы и что именно эти последние управляют по-прежнему отношениями между народами. Всякие теоретические рассуждения о праве и справедливости тут совершенно не при чем. Отношения между народами теперь такие же, какими были с начала мира, как только сталкиваются различные интересы или просто когда какая-нибудь страна возымеет желание увеличить свои пределы. Право и справедливость никогда не играли никакой роли, когда дело шло об отношениях между народами неравной силы. Быть победителем или побежденным, охотником или добычей — таков всегда был закон. Фразы дипломатов, речи ораторов напоминают взаимные расшаркивания светских людей, как только они облеклись во фрак. Они наперерыв будут стараться дать вам пройти первым и справляться с сердечной симпатией о здоровье всех ваших самых дальних родственников. Но стоит только возникнуть какому-нибудь обстоятельству, задевающему их интересы, как все эти деланные чувства исчезнут. Тогда наперерыв все будут стараться пройти первыми, хотя бы пришлось, как на пожаре «Благо­тво­рительного базара» или при крушении «Бургундии», растоптать каблуками или убить дубинами мешающих им женщин и детей. Как исключения встречаются, конечно, отважные натуры, готовые на самопожертвования ради себе подобных, но они так редки, что их считают героями, и имена их заносятся на скрижали истории.

Имеются лишь слабые основания думать, что в будущем борьба между народами станет менее напряженной, чем в прошлом. Наоборот, существуют очень веские основания предполагать, что она будет гораздо более жестокой. Когда нации были отделены друг от друга большими расстояниями, преодолевать которые наука не дала еще средств, поводы к столкновениям были редки; теперь же они все более и более учащаются. Раньше международная борьба вызывалась преимущественно династическими интересами или фантазиями завоевателей. В будущем же ее главными побудительными причинами явятся великие экономические интересы, от которых зависит сама жизнь народов и силу которых мы уже показали. Ближайшие войны между нациями будут настоящей борьбой за существование, которая будет оканчиваться едва ли не полным уничтожением одной из воюющих сторон. Последняя война в Трансваале[96] могла служить этому весьма характерным примером.

Одно время англичане, думая, что они смогут окончить войну лишь совершенным уничтожением буров, приняли для достижения этой цели очень действенные меры. Всюду, куда проникали их отряды, деревни, фермы и жатвы сжигались, жители, в том числе женщины, старики и дети, уводились в плен. Их помещали в особых оградах, называемых «сборными лагерями», где полуголые, открытые всякой непогоде и получая заведомо недостаточное количество пищи, они очень скоро умирали. Число пленников в сентябре 1901 г. равнялось 109.000, а по официальным статистическим данным годовая смертность в июне была 109 человек на тысячу, в июле — 180, в августе — 214 и в сентябре — 264 на тысячу. Прогрессия ясна. С детьми (имея в виду будущее), устроили так, чтобы их смертность была еще выше: она дошла до 433 на тысячу, а это значит, что если бы война продолжилась еще два года, то дети исчезли бы совсем. Стоимость пропитания этого населения составляла по документам, доставленным английскими газетами, 19 сантимов в день на каждого.

Все это весьма важные истины, скрывать которые нет никакого интереса, и само желание скрыть чрезвычайно опасно. Для всякого, я думаю, будет достаточно очевидно, что испанцам оказали бы большую услугу, убедительно внушив им двадцать пять лет тому назад, что как только они будут достаточно ослаблены внутренними раздорами, сразу какой-нибудь народ воспользуется первым представившимся предлогом, чтобы овладеть их последними колониями и сделает это без труда, несмотря на молитвы монахов и покровительство католических святынь. Быть может, тогда они поняли бы, как было бы для них полезно устраивать поменьше революций, произносить меньше речей и организовать свою оборону так, чтобы всякая мысль о нападении отпадала сама собой. Маленький, но достаточно энергичный народ всегда сумеет отлично защитить себя. Многие нации затрачивают ныне целую треть своего бюджета на военные расходы, и эта страховая премия против нападения их соседей оказывалась бы, конечно, не чрезмерной, если бы только она расходовалась всегда надлежащим образом.

§ 3. БОРЬБА ОБЩЕСТВЕННЫХ КЛАССОВ

Коллективисты приписывают своему теоретику, Карлу Марксу, удостоверение того факта, что в истории господствует борьба между классами из-за экономических интересов, а также утверждение, что борьба должна исчезнуть вследствие поглощения всех классов одним рабочим классом.

Первый пункт — классовая борьба — вещь общеизвестная и старая, как мир. Уже в силу одного неравного распределения богатств и власти, являющегося последствием естественной разницы в способностях и даже просто в общественных потребностях, люди всегда делились на классы, интересы которых неизбежно были более или менее противоположны друг другу, что вызывало борьбу. Но мысль, что эта борьба может прекратиться, — это такое химерическое представление, которое противоречит всякой действительности и осуществления которого никак не следует и желать. Без борьбы живых существ, рас и классов, одним словом, без всеобщей войны человек никогда не вышел бы из первобытного дикого состояния и не возвысился бы до цивилизации.

Значит, склонность к борьбе, руководящая, как мы уже видели, отношениями между животными и между народами, управляет также взаимными отношениями между индивидами и между классами.

«Стоит только, — пишет Б. Кидд, — посмотреть вокруг себя, чтобы увидеть, что постоянное соперничество человека с подобными себе становится преобладающей чертой нашего характера. Ее можно найти во всех частях социального здания. Если мы рассмотрим побуждения ежедневных действий, как наших, так и окружающих нас лиц, то должны будем признать, что первой и главной мыслью большинства из нас является вопрос, как защитить себя среди общества. Технические орудия промышленности смертоноснее мечей».

И эта борьба происходит не только между классами, но и между индивидами одного и того же класса, и в последнем случае, как и в природе, она является самой ожесточенной. Сами социалисты, хотя иногда и объединенные одной общей целью — разрушением современного общества, не могут в собраниях своих обойтись без самых шумных разногласий.

Борьба теперь более ожесточенна, чем когда-либо. Такая ожесточенность явилась вследствие многих причин и, между прочим, вследствие того, что мы преследовали призраки справедливости и равенства, природе неизвестные. Эти пустые формулы причиняли и будут причинять человеку больше зла, чем все бедствия, на которые он обречен судьбой.

«Не существует, — пишет вполне верно Буж, — социальной справедливости, потому что сама природа неодинакова. Несправедливость и неравенство начинаются с колыбели.

От колыбели до могилы естественное неравенство шаг за шагом следует за человеком, в течение всей его жизни произвольно сокращая или увеличивая ее благополучие или тягость.

Видов неравенства тысячи! Естественное неравенство, обусловливаемое случайностями рождения или наследственности, физические преимущества или недостатки, интеллектуальные несходства, неравенства судьбы волнуют жизнь человека и руководят ею в самых противоположных направлениях, вызывая всякие столкновения».

Гораздо ранее социализма религии также мечтали об уничтожении борьбы между народами, индивидами и классами; но чего они добились, кроме ожесточения той борьбы, которую хотели прекратить? Разве вызванные ими войны не были самыми жестокими, наиболее изобиловавшими политическими и социальными бедствиями?

Можем ли мы надеяться, что с движением цивилизации вперед борьба между классами ослабеет? Напротив, все заставляет думать, что она скоро станет еще значительно более напряженной, чем в прошлом.

Причина такого вероятного ожесточения двойная: во-первых — все более и более усиливающаяся рознь между классами, а во-вторых — сила, которую новые формы ассоциации придают разным классам для защиты их требований.

Первый пункт почти не подлежит спору. Различия между классами, например, между рабочими и хозяевами, собственниками и пролетариями, очевидно, более резки, чем те, какие разделяли некогда касты, например, народ и дворянство. Преграда, созданная рождением, считалась тогда непреодолимой. Как установленная божественной волей, она признавалась без спора. Сильные злоупотребления, правда, порождали иногда возмущения, но последние были направлены лишь против этих злоупотреблений, а не против установленного порядка.

Теперь совсем не то. Возмущения направлены не против злоупотреблений, которых теперь меньше, чем когда-либо, но именно против всего общественного строя. В настоящее время социалисты стремятся разрушить буржуазию просто для того, чтобы занять ее место и овладеть ее богатствами.

«Цель, — как справедливо говорит Буаллей, — выражена ясно: попросту говоря, речь идет о создании народного класса для лишения буржуазии ее имущества. Хотят бедного натравить на богатого, а плодом завоевания явятся награбленное у побежденных. Тимур и Чингиз-Хан увлекали свои полчища такими же побуждениями».

Завоеватели действительно так и поступали, но те, которым грозило завоевание, отлично знали, что единственным их шансом уцелеть являлась энергичная самозащита, тогда как теперь противники этих современных варваров лишь ведут с ними переговоры и думают продолжить немного свое существование рядом уступок, чем они только поощряют нападающих и вызывают их презрение.

Эта борьба будущего усложнится еще тем, что она не будет вызвана, подобно завоевательным войнам, только желанием воспользоваться добычей, отнятой у врагов, которыми после победы над ними переставали интересоваться. Ныне царит бешеная ненависть между сражающимися. Она все более и более облекается как бы в религиозную форму и принимает тот специальный характер жестокости и неуступчивости, которым всегда отличаются правоверные.

Мы уже видели, что одной из сильнейших причин современной ненависти между классами служат весьма превратные понятия друг о друге враждующих партий. Изучая основания наших верований, мы в достаточной мере показали, до какой степени взаимное непонимание преобладает в сношениях между людьми, а поэтому мы убеждены, что устранить это непонимание невозможно. Самые ожесточенные войны, самые кровавые религиозные распри, глубоко изменившие облик цивилизаций и империй, чаще всего имели поводом взаимное непонимание враждовавших сторон и ложность их понятий.

Сама ошибочность идей иногда и составляет их силу. При достаточном повторении самое явное заблуждение становится для толпы непреложной истиной. Ничто так легко не принимается, как заблуждение, а раз оно пустило корни, то приобретает всемогущество религиозных догматов. Оно внушает веру, а вере ничто не может сопротивляться. Понятия самые ошибочные натравили в Средние века часть Запада на Восток; в силу таких же понятий наследники Магомета основали свою могущественную империю, а позднее Европа была предана огню и мечу. Ложность идей, вызвавших эти перевороты, ясна теперь даже для детей. Теперь они представляются неясными словами, утратившими с веками свое значение до такой степени, что мы уже не в состоянии понять их прежнего огромного обаяния. А между тем, это обаяние было всесильно, так как был момент, когда самые ясные рассуждения, самые очевидные доказательства не могли бы его превозмочь. Только время, но никак не разум рассеяло эти химеры.

Ошибочные понятия, обманчивые слова оказывали обаятельное действие не только в старые времена. Народная душа изменилась, но ее верования все так же ложны, руководящие ею слова так же обманчивы. Заблуждение под новыми именами сохраняет такую же магическую силу, как и в прежние времена.

§ 4. СОЦИАЛЬНАЯ БОРЬБА В БУДУЩЕМ

Борьба между классами, ставшая неизбежной вследствие неумолимых законов природы, ожесточится вследствие новых условий цивилизации, непонимания, управляющего взаимными отношениями этих классов между собой, все возрастающей розни в их интересах и в особенности — в их идеях. Несомненно, предстоит классовая борьба более ожесточенная, чем когда-либо. Приближается час, когда общественный строй подвергнется такому страшному натиску, какому он никогда не подвергался.

Современные варвары грозят не только владельцам имуществ, но даже самой нашей цивилизации. Она им представляется только покровительницей роскоши и бесполезным усложнением жизни.

Никогда проклятия их вожаков не были такими яростными; никогда народ не разражался такими проклятиями, когда безжалостный враг угрожал его очагам» и богам. Самые мирные социалисты ограничиваются требованием экспроприации имущества буржуазии. Самые пылкие желают полного ее уничтожения. По словам одного из них, сказанным на конгрессе и приведенным в книге Буаллея, «кожа гнусных буржуа годна разве на выделку перчаток».

У этих вожаков, по мере возможности, дело идет об руку со словом. Подсчет преступлений, совершенных за последние пятнадцать лет в Европе застрельщиками социалистической партии, очень знаменателен. Пять глав государств, в числе их одна императрица, убиты, двое других ранены, около двенадцати начальников полиции убиты, а число людей, погибших от взрывов дворцов, театров, домов и железнодорожных поездов, весьма значительно. Жертвами одного из этих взрывов, в театре Лисео в Барселоне, сделались восемьдесят три человека; взрыв Зимнего дворца в Петербурге убил восемь человек и ранил сорок пять. В Европе насчитывается около 40 журналов, поддерживающих это возбуждение. Ярость этих отдельных нападений может дать понятие о той дикой свирепости, с какой будет происходить борьба, когда она станет общей.

Конечно, и в прошлом бывали такие же жестокие схватки, но враждующие силы действовали при совершенно других условиях, и защита общества была гораздо легче. Толпа не имела тогда политической власти. Она еще не умела организовываться в союзы и составлять таким образом армии, слепо повинующиеся приказаниям начальников с неограниченной властью. Что могут сделать такие синдикаты, видно из последней стачки в Чикаго[97]. Она распространилась на всех железнодорожных рабочих Соединенных Штатов, и результатом ее явился пожар выставочного дворца и огромных заводов Пульмана[98]. Правительство одержало над нею верх лишь приостановив публичную свободу, введя военное положение и дав бунтовщикам настоящее сражение. Расстрелянные без всякой жалости картечью, забастовщики были побеждены; но можно себе представить» какой ненавистью должна быть полна душа уцелевших.

По видимому, Соединенные Штаты должны будут дать Старому Свету первые примеры такой борьбы, в которой уму, способностям и богатству будет противопоставлена эта ужасная армия неприспособленных, о которых нам вскоре придется говорить, этих отбросов общества, число которых страшно возросло вследствие современного развития промышленности.

Что касается Соединенных Штатов, то там борьба, вероятно, окончится разделением их на несколько соперничающих республик. Мы не имеем надобности заниматься их судьбой; Она интересует нас лишь в качестве примера. Быть может, этот пример спасет Европу от полного торжества социализма, т. е. от возвращения к самому постыдному варварству.

Социальный вопрос в Соединенных Штатах в значительной степени усложнится еще тем обстоятельством, что великая республика разделена на области с совершенно противоположными интересами и, следовательно, находящимися во взаимной борьбе. Это отлично выразил де Вариньи[99] в следующих строках:

«Вашингтон остается той нейтральной и нейтрализованной почвой, где разрешаются политические вопросы; это не тот город, где возникают и проводятся эти вопросы. Жизнь протекает не там; единство не завершено, однородности не существует. Под видом наружного единения великого народа — а единение не есть единство — таятся глубокие разногласия, различие интересов, стремления, идущие вразрез друг другу. Все это резче выступает по мере того, как события идут вперед и создается история; подтверждается это такими фактами, как война Северных Штатов с Южными, поставившая Союз на край гибели.

Если присмотреться ближе к этой огромной республике, которую только Россия и Китай превосходят обширностью территорий и которая по численности населения занимает пятое место в мире, нас поразит прежде всего факт географической и коммерческой группировки, вследствие которой Штаты делятся на три части: Южные, Северо-западные и Тихоокеанские, да и то между Севером и Западом существуют поводы к раздору. Между этими группами вследствие различия в интересах возникают несовместимые требования, и в течение пятнадцати лет ищут, хотя и безуспешно, средство поддержать при общем тарифе жизнь и процветание таких отраслей промышленности, из которых каждая требует специальной нормировки. Юг производит сырье, сахар и волокно из хлопка. Север вы­делывает мануфактуру. Западные Штаты занимаются земледелием, а Тихоокеанские — земледелием и горным делом. Поэтому действующая протекционная система разоряет Юг и стесняет Запад, обогащая Север, которому введение свободной торговли нанесло бы сильный удар.

Разногласия происходят не только в области материальных интересов. Север — республиканец, Юг — демократ; Север тяготеет к централизации. Юг поддерживает права отдельных Штатов; Север желает прочно организованной федеральной власти и властного Союза, а Юг требует автономии и права оспаривать федеральный договор. Север победил Юг, и побежденный не может простить победителю».

Не следует, однако, основывать на нескольких общих указаниях слишком точные предсказания относительно какой бы то ни было страны. Наша судьба еще покрыта непроницаемым туманом будущего. Иногда можно предчувствовать направление руководящих нами сил, но как несостоятельно желание определить их последствия или отвратить их течение! Мы видим только то, что защита старых обществ скоро станет очень трудным делом. Эволюция вещей подрыла основание воздвигнутого веками здания. Армия, последний устой этого здания, единственно могущий его еще поддержать, с каждым днем рассыпается, и ее злейшие враги набираются теперь из рядов образованных людей. Наше неведение некоторых неоспоримых психологических истин, неведение, которое повергнет в изумление историков будущего, привело большую часть европейских государств к совершенному почти отказу от своих оборонительных средств. Мы заменили профессиональные армии, подобные той, какой вполне справедливо довольствуется до сих пор Англия, недисциплинированными толпами, думая, что их могут в несколько месяцев научить одному из самых трудных ремесел. Научить военным упражнениям миллионы людей — еще не значит сделать из них настоящих солдат. Таким образом фабрикуются лишь недисциплинированные банды, нестойкие и ничего не стоящие, более опасные для своих будущих военачальников, чем для своих врагов.

По причинам чисто нравственного порядка, очевидно, невозможно уничтожить всеобщую воинскую повинность, имеющую, впрочем, то преимущество, что благодаря ей усваивают некоторую дисциплину люди, почти совсем ее не имеющие: но можно пойти на очень простой компромисс: довести срок обязательной службы до одного года и наряду с этим иметь постоянную армию от 200.000 до 300.000 человек, сформированную, как в Англии, из наемных волонтеров, которые избрали бы военную карьеру своей постоянной профессией.

Опасность недисциплинированной толпы с точки зрения общественной обороны заключается не только в ее непригодности к военному делу, но и в том духе, которым она проникнута. Профессиональные армии составляли специальную касту, заинтересованную в защите общественного порядка и на которую общества могли опираться для своей обороны. Разве могут возникнуть подобные чувства у толпы, проводящей в полку время, необходимое лишь для того, чтобы испытать на себе все неприятности военного ремесла и получить к нему отвращение? Выйдя из заводов, мастерских и верфей, чтобы вскоре снова туда вернуться, какую пользу эти люди могут принести защите общественного строя, на который они слышат постоянные нападки и который все более и более возбуждает их ненависть? Тут-то и кроется опасность, которой правительства еще не видят и на которой, следовательно, бесполезно было бы настаивать. Сомневаюсь, однако, чтобы какое-нибудь европейское общество могло долго просуществовать, не имея постоянной армии и опираясь лишь на рекрутов, набираемых в силу всеобщей воинской повинности. Без сомнения, эта всеобщая повинность удовлетворяет нашу непреодолимую потребность в дешевом равенстве; но разве можно допустить, чтобы удовлетворение такой потребности могло отодвинуть на задний план вопрос о самом существовании народа?

Будущее разъяснит этот вопрос и нациям и правительствам. Опыт — единственная книга, которая может научить народы. Но, к несчастью, чтение ее всегда обходилось им ужасно дорого.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

ОСНОВНАЯ ЗАДАЧА СОЦИАЛИЗМА.

НЕПРИСПОСОБЛЕННЫЕ

§ 1. Размножение неприспособленных. Определение этого понятия. Условия, вызывающие ныне их размножение. Неприспособленные в промышленности, науке, искусствах. Опасность их нахождения в среде общества. Каким образом современное развитие промышленности увеличивает число их с каждым днем. Конкуренция между ними. Влияние такой конкуренции на крайнее понижение заработной платы в легких ремеслах. Физическая невозможность найти средства против этого понижения. Постепенное исключение неспособных из всех отраслей промышленности. Различные тому примеры.

§ 2. Неприспособленные вследствие вырождения. Плодовитость дегенератов. Опасности, грозящие обществам от дегенератов в настоящем и будущем. Значение задач, создаваемых их присутствием. Дегенераты — верный источник пополнения рядов социалистов.

§ 3. Искусственное производство неприспособленных. Неприспособленные вследствие искусственно созданной неспособности. Их производит в большом количестве современное латинское воспитание. Каким образом образование, долженствовавшее служить целебным средством от всех зол, имело последствием создание множества неудачников. Невозможность использовать армию окончивших среднее и высшее образование и оставшихся не у дел. Антидемократические чувства ученого сословия. Современные иллюзии относительно результатов школьного образования. Значительная роль школьных учреждений в готовящихся социальных погромах.

§ 1. РАЗМНОЖЕНИЕ НЕПРИСПОСОБЛЕННЫХ

Из наиболее важных, характерных черт нашего времени нужно отметить то, что в составе общества находятся такие лица, которые почему-либо не могли приспособиться к требованиям современной цивилизации, и потому не нашили себе в ней места. Они образуют непригодный для полезного употребления отброс. Это — люди неприспособленные.

Во всех обществах было всегда некоторое число таких людей, но оно никогда не достигало такой значительной цифры, как в настоя­щее время. Неприспособленные в области промышленности, науки, ремесел и искусств образуют армию, возрастающую с каждым днем. Несмотря на различие их происхождения, они связаны общим всем им чувством ненависти к цивилизации, в которой они не могут найти себе места. При всякой революции, какую бы цель она ни преследовала, эти люди явятся по первому зову. Среди них и вербует социализм своих наиболее пылких поборников.

Их огромное число и присутствие их во всех слоях нашего общества делает их более опасными, чем были когда-то варвары для Римской империи. В течение долгого времени Рим умел защищаться от нападений извне. Современные варвары находятся внутри наших стен. Если они во время Коммуны не спалили Парижа дотла, то исключительно потому, что у них не хватило на это средств.

Нам не нужно доискиваться, каким образом на всех ступенях общественной лестницы появился этот отброс неприспособленных. Достаточно будет показать, что развитие промышленности способствовало быстрому увеличению их числа. Цифры, приведенные в одной из предыдущих глав, показали постепенное увеличение заработной платы в рабочих классах и распространение благосостояния в народных массах, но это общее улучшение распространилось лишь на категорию средних работников. А что за участь постигает тех, кого природная неспособность ставит ниже этой категории? Представленная нами блестящая картина общего улучшения тотчас же сменится картиной очень мрачной.

При старой системе корпораций, когда ремесленные цеха управлялись по уставам, ограничивавшим число мастеров и устранявшим конкуренцию, невыгоды слабых способностей обнаруживались не особенно сильно. Ремесленник, входивший в состав этих корпораций, вообще поднимался не очень высоко, но также и не спускался очень низко. Он не был одинок и не кочевал. Корпорация была для него семьей, и ни одной минуты в жизни он не оставался одиноким. Занимаемое им место могло быть незначительно, но он всегда был уверен, что будет иметь его, как ячейку в огромном общественном улье.

Сообразно с экономическими законами, управляющими современным миром, и с конкуренцией, представляющей собой закон производства, положение вещей сильно изменилось. Как весьма справедливо сказал Шейсон, «когда старинные связи, скреплявшие общества, распались, то песчинки, составляющие современные общества, повинуются известного рода индивидуальному давлению. Каждый человек, имеющий в борьбе за существование какое-либо превосходство над окружающими, будет возвышаться в воздухе, подобно пузырьку, наполненному легким газом, и никакая привязь не сдержит его подъема. Так же всякий человек, скудно одаренный нравственными качествами или мало обеспеченный материально, неизбежно упадет, причем никакой парашют не замедлит его падения. Это — торжество индивидуализма, не только освобожденного от всякого рабства, но и лишенного всякой опеки».

В переживаемую нами переходную эпоху неприспособленным по их неспособности еще удается кое-как поддерживать свое, хотя и очень плачевное, существование. Но и без того уже их нищенское положение должно неизбежно стать еще печальнее. Рассмотрим, почему это так.

В настоящее время во всех отраслях торговли, промышленности и искусства наиболее одаренные продвигаются очень быстро. Менее способные, находя лучшие места уже занятыми и будучи в состоянии (вследствие этой самой неспособности) давать труд лишь низшего качества, принуждены предлагать этот легко выполнимый труд за низкую плату. Но конкуренция среди неспособных гораздо напряженнее, чем среди способных, так как первые гораздо многочисленнее вторых и на несложную работу находится больше исполнителей, чем на трудную. Из этого следует, что неприспособленный для того, чтобы получить преимущество над соперниками, должен понизить требуемое им вознаграждение за свои изделия. Со своей стороны хозяин, покупатель этих посредственных изделий, назначаемых для потребителей невзыскательных, но многочисленных, конечно, старается заплатить за них возможно меньше, чтобы потом подешевле продать и расширить свой сбыт.

Таким образом, заработная плата доходит до того крайнего предела, за которым работник, жертва одновременно и малой своей пригодности, и экономических законов, должен умереть с голоду.

Эта система конкуренции на легкий труд между неприспособленными создала то, что англичане обозначили энергичным и верным выражением «sweating system»[100]. В действительности это только про­должение старого «закона неумолимости», который социалистами заброшен несколько преждевременно, так как он всегда управляет работой неприспособленных.

«Sweating system, — говорит де Рузье, — царит беспрекословно там, где люди без достаточных способностей производят за свой счет общеупотребительные предметы низшего качества.

Эта система проявляется во множестве форм: ее держится, например, портной, который, вместо того, чтобы выполнять заказы в своей мастерской, отдает работу на дом за самую низкую плату. Ее же практикует большой магазин, раздающий швейные работы бедным женщинам, которым дети и хозяйство не позволяют работать вне дома».

По той же «sweating system» ныне фабрикуются по низкой цене все обиходные предметы, продающиеся в магазинах, торгующих готовым платьем и мебелью; вследствие той же системы корсетницу, жилетницу, башмачницы, белошвейки и проч. дошли до того, что зарабатывают только от 1 фр. 25 сант. до 1 фр. 50 сант. в день, а некоторые мебельщики-краснодеревцы — всего около 3 фр. и т. д.

Нет ничего печальнее такой участи, но и нет ничего тяжелее того сцепления обстоятельств, которое делает ее неизбежной. Разве можно обвинять хозяина, заставляющего работать по низкой цене? Ничуть, ведь им управляет всесильный господин: покупатель. Если он увеличит заработную плату, то ему придется тотчас же набавить несколько су на рубашку, продаваемую за 2 фр. 50 сант., и на пару обуви в 5 фр. Немедленно покупатель его покинет, чтобы перейти к соседу, продающему дешевле. Предположим, что все хозяева по взаимному уговору повысят заработную плату. Но тогда иностранцы, продолжающие еще работать за меньшую цену, тотчас же завалят рынок своими произведениями, а это только ухудшит судьбу неприспособленных.

Рабочие, сделавшиеся жертвой этого рокового сцепления обстоятельств, думали, что нашли очень простое средство поправить дело — установив через посредство своих синдикатов определенные цены, понизить которые хозяин не может, не рискуя остаться совсем без рабочих. В своих требованиях они были поддержаны муниципалитетами больших городов, например, Парижа, установившими минимальные тарифы, ниже которых предприниматели общественных работ не имеют права оплачивать рабочих.

Эти определенные цены и тарифы до сих пор приносили больше вреда, чем пользы тем, кому они должны были покровительствовать, и послужили только доказательством того, насколько регламентация бессильна перед экономическими законами. Хозяева подчинились требованиям синдикатов в некоторых давно существующих отраслях промышленности, требующих сложного и дорого стоящего оборудования или искусных рабочих. В других, очень многочисленных отраслях, не отличающихся такой сложностью и не требующих такого искусства, это затруднение было тотчас же обойдено, и притом исключительно в пользу хозяев. Как пример, выбранный из бесчисленного множества подобных случаев, я приведу ремесло мебельных столяров-краснодеревцев в Париже. Раньше хозяева заставляли мастеров работать у себя в мастерских. Как только синдикаты предъявили свои требования, хозяева рассчитали три четверти своих рабочих, оставив у себя лишь наиболее способных, для выполнения срочных работ и починок. Тогда рабочему пришлось работать у себя дома, и так как у него других заказчиков кроме хозяина не было, то изготовленную мебель поневоле пришлось предлагать ему же. ион, в свою очередь, мог ставить свои условия. Вследствие конкуренции французских и иностранных производителей, цены упали наполовину, рабочий со средними способностями, легко зарабатывавший в мастерской по 7 и 8 фр. в день, теперь с трудом может у себя на дому заработать 4 или 5 фр. Таким образом хозяин научился избавляться от социалистических требований. Публика получила возможность приобретать мебель, хотя и плохую, но за низкую цену. А рабочий, разорившись, смог, по крайней мере, убедиться, что экономические законы, управляющие современным миром, не могут быть изменяемы ни синдикатами, ни регламентами.

Что касается предпринимателей, которые вынуждены были принять тарифы, установленные муниципалитетами, то они подобным же образом обошли затруднение, принимая лишь наиболее способных рабочих, т. е. как раз тех, которые не нуждаются ни в каком покровительстве, потому что их способности обеспечивают им повсюду самые высокие заработки. Обязательные тарифы привели лишь к тому результату, что заставили предпринимателей устранить посредственных рабочих, прежде исполнявших у них второстепенные работы, правда, плохо оплачиваемые, но все же дававшие какой-нибудь заработок. В конце концов тарифы, имевшие целью оказывать покровительство рабочим, слабые способности которых нуждались в нем, обратились против них же и в результате сделали их положение гораздо более затруднительными, чем прежде.

Из этого вытекает то важное поучение, на которое указывал де Рузье, говоря о «sweating system»:

«Никакими средствами нельзя достигнуть того, чтобы личные качества для рабочего не имели значения».

Личные высокие качества составляют самый важный капитал, который следует увеличивать всеми средствами. Это должно бы лежать на обязанности воспитания. В латинских странах эта обязанность выполняется им очень плохо, в других же — очень хорошо. В одной статье газеты «Тemps» от 18 января 1902 г., говорится, что французские железнодорожные компании принуждены покупать большое число паровозов и материала в Германии (почти на 40 млн. фр. в два года) не только потому, что там цены на 26% ниже, чем во Франции, но в особенности потому, что наши промышленники для выполнения требований недостаточно хорошо оборудованы. Почему мы оказываемся ниже требований? Просто потому, что личный состав, как управляющий, так и исполняющий, недостаточно способен. Наши приемы фабрикации устарели, оборудование несовершенно, рабочие посредственны и т. д. «Наше машиностроение, — говорится в вышеуказанной статье, — во всем далеко отстает от огромных успехов, сделанных нашими конкурентами за границей». Я уже несколько раз указывал в настоящем труде причины нашей несостоятельности, но никогда не будет лишним особенно настаивать на таком важном предмете. Наше будущее всецело зависит от улучшения нашей научной и промышленной техники.

Это-то в действительности и составляет самое очевидное последствие конкуренции, созданной современными экономическими потребностями. Если она не всегда обеспечивает победу самым способным, то вообще устраняет наименее способных. Эта формула приблизительно выражает закон естественного подбора, по которому происходит совершенствование видов по всей цепи живых существ, закон, от влияния которого человек еще не мог избавиться.

В этой конкуренции люди способные могут только выиграть, а неспособные только проиграть. Легко поэтому понять, отчего социалисты так желают ее устранения. Но предположив, что они могут уничтожить ее в тех странах, где добьются господства, как уничтожить ее там, где они не имеют никакого влияния, и откуда тотчас же, несмотря на всякие покровительственные тарифы, явились бы предметы производства и наводнили бы их рынки?

Изучая коммерческую борьбу между Востоком и Западом, а затем — между народами Запада, мы видели, что конкуренция — неизбежный закон настоящего времени. Она проникает решительно всюду, и все попытки что-либо противопоставить ей еще более усиливают ее жестокость по отношению к ее жертвам. Она является сама собой, как только нужно улучшить какое-нибудь научное или промышленное предприятие, имеющее в виду частный интерес или общую пользу. Типичным примером ее последствий явился следующий случай, который я наблюдал сам и который в различных формах, должно быть, повторялся тысячи раз.

Один инженер из числа моих друзей был поставлен во главе большого предприятия, субсидируемого правительством и имевшего целью вновь произвести с большей точностью нивелировку одной области. Ему предоставлялась полная свобода выбора служащих и оплаты их труда при единственном условии — не превышать отпущенного годового кредита. Так как служащих было много, а кредит был невелик, то инженер сначала распределил было между ними поровну сумму, которой располагал. Удостоверившись, что работа была посредственной и шла медленно, он вздумал оплачивать труд служащих поурочно, установив автоматический контроль, позволявший проверять качество выполненной работы. Вскоре каждый способный работник был в состоянии выполнить один то количество работы, какое могли сделать трое или четверо обыкновенных работников, и, таким образом, он стал зарабатывать в три раза более, чем прежде. Неспособные или же только посредственные, не будучи в состоянии заработать достаточно для существования, устранились сами, и меньше чем через два года от ассигнованной государством суммы, едва достаточной в начале, образовался избыток в 30%. При этой операции государство с меньшими издержками получило лучше выполненную работу, а способные работники утроили свой заработок. Все были удовлетворены, кроме неспособных, устранившихся вследствие их малой способности. Этот результат, весьма благоприятный для государственных финансов и для прогресса, был очень неблагоприятен для неспособных. Как бы ни были велики симпатии к ним, можно ли допустить, чтобы ради их пользы нужно было жертвовать общими интересами?

Читатель, который захотел бы исследовать этот вопрос, вскоре понял бы всю трудность этой, одной из самых страшных, социальных задач, и все бессилие тех средств, которые предлагаются социалистами для ее разрешения.

Важность этой задачи ускользнула, впрочем, не от всех социалистов. Вот как выражается по этому поводу очень убежденный социалист Калаянни: «Эта армия безработных была создана капиталистической организацией для своих выгод, и во имя принципов справедливости она обязана давать этой армии средства к существованию. Эта обязанность не может быть ослаблена столь озабочивающим Гюстава Лебона увеличением числа неприспособленных. Вопрос справедливости не может быть изменен потому, что число заинтересованных в нем бесконечно. А если число неприспособленных страшно растет, то это верный признак того, что современная социальная организация имеет много недостатков и потоку необходимо ее преобразовать».

Читатель видит, насколько решение самых трудных задач может сделаться элементарно простым для латинских социалистов. Их общая формула «преобразовать общество» дает возможность решать все вопросы и водворять счастье на земле. На такие богословские души, порабощенные верой и уже недоступные сомнению, не подействуют никакие аргументы.

§ 2. НЕПРИСПОСОБЛЕННЫЕ ВСЛЕДСТВИЕ ВЫРОЖДЕНИЯ

К общественному слою неприспособленных, созданных конкуренцией, нужно прибавить множество дегенератов всякого рода: алкоголиков, рахитиков и т. д., жизнь которых, благодаря успехам гигиены, тщательно охраняется современной медициной. Как раз почти одни эти индивидуумы и отличаются чрезмерной, вызывающей опасение, плодовитостью, подтверждая тем уже отмеченный факт, что в настоящее время общества стремятся увековечить себя главным образом посредством своих низших элементов.

Возрастание алкоголизма во всей Европе общеизвестно. Число кабаков быстро растет повсюду; Франция не отстает в этом от других стран[101]. Они составляют в настоящее время единственное развлечение для тысяч бедняков, единственный очаг, где они могут хоть несколько забыться, единственный центр общения, где хоть на мгновение они чувствуют некоторый просвет в своем, чаще всего, очень мрачном, существовании. Церковь их больше не привлекает, и что же останется им, если отнять у них и кабак? Алкоголь — это опиум нищеты. Употребление его сперва является последствием ее, а потом уже делается и причиной; впрочем, он становится гибельным лишь при злоупотреблении им. Если его разрушительное влияние становится тогда опасным, то это потому, что в будущем оно грозит наследственным вырождением.

Опасность, происходящая от всех дегенератов — рахитиков, алкоголиков, эпилептиков, помешанных и т. д. заключается в том, что они чрезмерно увеличивают толпу существ слишком низкого уровня, не могущих приспособиться к условиям цивилизации, и которые, следовательно, неизбежно становятся ее врагами. Слишком нежная забота о сохранении индивидуума влечет за собой серьезную опасность для всего вида.

«В настоящее время, — пишет Шера, — поддерживают существование множества созданий, присужденных к смерти самой природой: детей — худосочных, хилых, полумертвых, и считают большой победой, если удается таким образом продлить их дни, а современную заботливость со стороны общества — большим прогрессом... Но вот в чем ирония: эти самоотверженные, изобретательные заботы, возвращающие обществу столько человеческих жизней, возвращают их этому обществу не сильными и здоровыми, а в виде организмов с зараженной от рождения кровью, и так как ни наши законы, ни наши обычаи не запрещают этим Существам жениться и выходить замуж, то они и оказываются предназначенными для передачи зародышей отравления потомству. Отсюда, очевидно, всеобщее ухудшение здоровья и заражение расы».

Доктор Саломон из большого числа случаев, наблюдаемых ежедневно, приводит один, особенно поразительный. Дело идет о последствиях брака между алкоголиком и эпилептичкой. У них была дюжина детей, страдавших поголовно или эпилепсией или туберкулезом.

«Что делать с этим печальным потомством? — спрашивает д-р Саломон. — И разве не было бы в тысячу раз лучше не родиться им на свет? И какие тяжелые обязанности такие семьи налагают на об­щество, на бюджет общественного призрения, не говоря уже об уголовном суде! Завсегдатаи госпиталя или кандидаты на виселицу — вот два положения, на которые единственно могут рассчитывать дети алкоголиков. По-видимому, в будущем цивилизованным обществам придется увеличить число госпиталей и жандармов. В конце концов они должны будут погибнуть, если плодовитость станет достоянием тех, для которых бесплодие должно быть обязательным».

Многие другие писатели, и среди них самые знаменитые, занимались этим трудным вопросом. Вот что писал Дарвин по этому поводу.

«У диких народов особи, слабые духом или телом, быстро устраняются, а оставленные в живых обыкновенно отличаются поразительно крепким здоровьем. Что касается нас, людей цивилизованных, то мы употребляем все усилия, чтобы задержать это устранение; мы строим приюты для идиотов, увечных, больных; мы издаем законы, чтобы помочь неимущим, а наши врачи употребляют все свое искусство для возможного продления жизни каждого. Вполне справедливо то мнение, что предохранительные прививки сохранили жизнь тысячам людей, которые по слабому телосложению пали бы жертвой оспы. Немощные члены цивилизованных обществ могут, следовательно, размножаться бесконечно. Между тем, тот, кто занимался разведением домашних животных, отлично знает, насколько подобное размножение слабых существ в человеческом роде должно быть для него вредным. С удивлением видишь, что недостаток забот или даже заботы, плохо направленные, быстро приводят к вырождению домашней породы животных, и, за исключением самого человека, никто не будет столь невежествен и неразумен, чтобы допустить размножение хилых животных».

Под влиянием наших унаследованных христианских понятий мы оберегаем всех этих дегенератов, ограничиваясь держанием взаперти дошедших до наиболее низкой степени, и тщательно ухаживая за другими, которым предоставляется, таким образом, полная свобода размножения. Нужно видеть вблизи некоторых из этих дегенератов, чтобы уразуметь бессмысленность понятий, заставляющих нас стараться сохранять эти организмы. Вот что говорит по этому поводу д-р Морис де Флери[102]:

«Мы клеймим спартанцев, которые в силу своих законов предавали потоплению в реке Еврот неудачных, чахлых телом и духом детей. А между тем, когда я однажды посетил в Бисетре отделение отсталых детей доктора Бурневиля, у меня при виде этого стада совершенно неизлечимых, неспособных ни к какому совершенствованию идиотов, явилось сильное желание, чтобы эти маленькие безымянные существа немедленно были уничтожены.

Помещенные на балкон, решетчатый железный пол которого приходился над ямой, куда стекали их нечистоты, однообразно одетые в шерстяные платья и всегда грязную обувь, они там жили, эти дети алкоголя и вырождения, искривленные выродки, с плохо сформированными и плохо срощенными толстокостными черепами, с полузакрытыми глазами, с приросшими ушами, с безучастным блуждающим взглядом, с дряблой шеей, плохо поддерживающей трясущуюся голову. По временам один из них открывал свой рот, похожий на перепончатый клюв птицы, ниспускал дикий крик, крик беспричинного гнева; между тем надзирательница, молодая, самоотверженная и не обнаруживавшая признаков нетерпения, переходила от одного к другому, то утирая нос одному, то подтирая другого, привязывая к перилам третьего, дерущегося или кусающегося, и раздавая всем корм, жадно пожираемый. Надзирательница разговаривала с ними, но эти недоразвитые мозги ее не понимали. Напрасные слова, бесполезный труд, так как они невменяемы, никогда луч рассудка не озарит их, никогда в них не проявится проблеска души. Так они и будут расти, оставаясь ниже животных, без речи, без мыслей, без чувства. Они не сделают никаких успехов. Через десять лет они будут такими же, как теперь, если только благодетельное воспаление легких не унесет их.

Между тем, за ними ухаживают, их воспитывают в клетке, их предохраняют от смерти. Боже, к чему все это! Неужели в самом деле человечно сохранять жизнь этих уродов, этих кошмарных видений, этого исчадия тьмы? Не кажется ли вам, что было бы, напротив, скорее делом милосердия убить их, уничтожить это безобразие и это бессознательное существование, необлагороженное да­же страданием?»[103]

Нужно прямо признать, что если бы какое-нибудь благодетельное божество уничтожало в каждом поколении возрастающую армию дегенератов, столь старательно нами опекаемую, то оно оказало бы огромную услугу человеческому роду, цивилизации и самим дегенератам. Но так как наши гуманные чувства требуют, чтобы мы их сохраняли и покровительствовали их размножению, то нам остается только переносить последствия, порождаемые этими чувствами. Да будет нам, по крайней мере, известно, что все эти дегенераты, как справедливо замечает Джон Фиске, «составляют жизненный элемент низшего разряда, который можно сравнить со злокачественной опухолью на здоровой ткани; все их усилия будут направлены к тому, чтобы уничтожить цивилизацию, от которой роковым образом произошло их собственное бедствие». Они, конечно, являются верными сторонниками социализма[104]. По мере того как читатель подвигается далее в чтении этой книги, он все более и более видит, из каких разнообразных и опасных элементов состоит толпа учеников новой веры.

§ 3. ИСКУССТВЕННОЕ ПРОИЗВОДСТВО

НЕПРИСПОСОБЛЕННЫХ

К толпе неприспособленных, созданных конкуренцией и вырождением, у латинских народов присоединяются еще дегенераты от искусственно созданной неспособности. Эта категория неудачников фабрикуется, ценой больших расходов, нашими гимназиями и университетами. Легион бакалавров, лиценциатов, учителей и профессоров не у дел, быть может, представит собой со временем одну из серьезнейших опасностей, от которых обществу придется обороняться.

Образование этого класса неприспособленных представляет собой явление самого последнего времени. Происхождение его чисто психологическое и является следствием современных идей.

Люди каждого периода истории живут известным числом идей политических, религиозных или социальных, считаемых неоспоримыми догматами, последствиям которых они необходимо должны подчиняться. Между этими идеями одной из наиболее могущественных в настоящее время является идея о превосходстве, доставляемом теоретическим образованием, которое дается нашими учебными заведениями. Школьный учитель и университетский профессор, когда-то находившиеся в некотором пренебрежении, вдруг стали великими современными кумирами. Они-то именно и должны находить средства против естественных неравенств, уничтожать различия между классами и выигрывать сражения.

С тех пор, как образование стало универсальным средством, явилась необходимость набивать головы юных граждан греческим языком, латынью, историей и научными формулами. Чтобы достигнуть таких результатов, не останавливались ни перед какой жертвой, ни перед какими затратами. Фабрикация учителей, бакалавров и лиценциатов сделалась самой важной из отраслей производства у латинских народов. Это даже почти единственная отрасль, в которой в настоящее время не происходит забастовок.

Изучая в другом сочинении воззрения латинских народов на образование[105], мы показали результаты нашей системы преподавания. Мы видели, что она навсегда извращает способность суждения, загромождает ум фразами и формулами, которым суждено вскоре же быть забытыми, совершенно не подготавливает к требованиям современной жизни и в конце концов дает огромную армию неспособных, неудачников и, следовательно, бунтовщиков.

Но почему наше образование, вместо того, чтобы, как и раньше, быть попросту бесполезным, привело к тому, что в настоящее время дает неудачников и мятежников?

Причины этого вполне ясны. Наше теоретическое образование при помощи учебников подготавливает исключительно к общественным должностям и, делая молодых людей совершенно неспособными ко всякой другой карьере, заставляет их ради существования с ожесточением набрасываться на должности, оплачиваемые государством. Но так как число кандидатов огромно, а количество мест очень ограничено, то большая часть аспирантов остается за флагом, без всяких средств к существованию и, следовательно, выбитой из колеи, и, естественно, возмущенной.

Цифры, подтверждающие только что сказанное мной, указывают на обширность этого зла.

Университет[106] ежегодно выпускает около 1.200 кандидатов на 200 учительских мест, имеющихся в его распоряжении. Значит, тысяча остается на мостовой и, конечно, устремляется к другим должностям. Но там они наталкиваются на многочисленную армию обладателей всякого рода дипломов, домогающихся всяких мест, даже самых посредственных. На 40 ежегодно открывающихся вакантных мест писцов в префектуре департамента Сены являются от двух до трех тысяч кандидатов. На 150 преподавательских мест, ежегодно освобождающихся в школах города Парижа, приходится 15 тысяч конкурентов. Те, которым не повезло, постепенно уменьшают свои требования и иногда очень рады, если по протекции им удается поступить в учреждения, изготовляющие адресные бандероли, где зарабатывают по 40 су в день при беспрерывной двенадцатичасовой работе. Не требуется очень тонкой психологии, чтобы угадать, какие чувства наполняют душу этих несчастных чернорабочих.

Что касается избранных, т. е. счастливых кандидатов, то не следует думать, что их судьба особенно завидна; мелкий административный чиновник с жалованием в 1.500 фр., мировой судья с жалованием в 1.800 фр., инженеры Центральной Школы, едва зарабатывающие столько же, сколько десятники в железнодорожной компании или химики на заводе, все они в денежном отношении стоят гораздо ниже рабочего средних способностей и, кроме того, они пользуются гораздо меньшей независимостью.

Но тогда к чему эта упорная погоня за официальными местами? Почему эта толпа дипломированных не у дел не обратится к промышленности, земледелию, торговле или ручным ремеслам?

По двум причинам: прежде всего потому, что эти дипломированные совершенно не способны, в силу своего теоретического образования, ни к чему другому, кроме легких профессий чиновника, судьи или учителя. Конечно, они могли бы снова начать свое образование и приняться за учение. Но они этого не делают вследствие неискоренимого предрассудка (в этом вторая причина) относительно ручного труда промышленности и земледелия, — предрассудка, существующего у латинских народов, и только у них.

В самом деле, латинские народности, вопреки своей обманчивой внешности, обладают настолько недемократическим темпераментом, что всякая ручная работа, столь уважаемая в аристократической Англии, считается у них унизительной и даже позорной. Самый ничтожный помощник столоначальника, самый мелкий учитель, самый скромный писец считают себя какими-то особами сравнительно с механиками, подмастерьями, монтерами, фермерами, которые, однако, вкладывают в свое ремесло неизмеримо больше ума, рассудительности и инициативы, чем чиновники и учителя по своим должностям. Я никогда не мог разгадать и уверен, что и никто другой этого никогда не разгадает, почему латинист, чиновник, учитель грамматики или истории в умственном отношении могут считаться стоящими выше, чем хороший столяр, способный монтер, разумный подмастерье. Если после сравнения их между собой с точки зрения умственного развития, сравнить их с точки зрения приносимой ими пользы, то очень скоро станет ясным, что латинист, бюрократ, учитель стоят гораздо ниже хорошего рабочего, и вот почему труд последнего вообще оплачивается гораздо лучше.

Единственное видимое превосходство, которое можно признать за первыми, это то, что они носят сюртук, в общем-то, очень потертый, но все еще сохраняющий некоторое подобие сюртука, тогда как подмастерье и рабочий выполняют работу в блузе, — части одежды, стоящей очень низко в глазах элегантной публики. Если хорошенько разобрать психологическое влияние на Францию этих двух родов костюма, то увидим, что оно, бесспорно, огромно и во всяком случае более влияния всех конституций, фабрикуемых в продолжение ста лет тучей адвокатов без дела. Если бы по мановению какого-нибудь волшебного жезла мы признали, что блуза настолько же элегантна и прилична, как и сюртук, условия нашего существования моментально изменились бы. Нам пришлось бы присутствовать при революции нравов и идей, значение которой было бы гораздо важнее, чем у всех прежних революций. Но до этого мы еще не доросли, и латинским народностям еще долго придется нести тяжесть предрассудков и заблуждений.

Последствия нашего латинского презрения к ручному труду ока­жутся еще гораздо более опасными в будущем. Вследствие этого чувства все более и более растет на наших глазах опасная армия неприспособленных, являющихся продуктом нашего обучения. Убедясь, каким малым уважением пользуется ручной труд, крестьянин и рабочий, видя презрение к себе буржуазии и ученого сословия, в конце концов начинают думать, что принадлежат к низшей касте, из которой нужно во что бы то ни стало выйти, и тогда их единственной мечтой становится желание ценой всяких лишений выдвинуть сына в касту обладателей дипломов. Но чаще всего им удается таким образом создавать лишь неприспособленных, которые не могут подняться до буржуазии вследствие отсутствия материальных средств, между тем как их образование делает их неспособными продолжать ремесло отца. Такие люди в продолжение всей своей жалкой жизни будут влачить бремя печальных заблуждений, жертвами которых они сделались благодаря своим родителям. Эти люди будут верными солдатами социализма.

Следовательно, современные школы окажут во Франции самое гибельное влияние не только своим преподаванием, но и своим духом, далеко не демократическим. Рисуясь своим презрением ко всякой ручной работе и ко всему тому, что не принадлежит К области теории или красноречия, предоставляя своим питомцам думать, что дипломы создают своего рода умственное дворянство, отводящее их обладателям место в высшей касте, открывающей доступ к богатству или, по крайней мере, к материальной обеспе­чен­ности, наши школы сыграли гибельную роль. После долгого и дорогостоящего учения, об­ла­датели дипломов все же должны признать, что они не достигли никакой высоты умственного развития, едва ли возвысились над своей средой, и что им приходится начинать жизнь с начала[107]. Как же им не стать революционерами, когда их время было потрачено даром, когда их способности ко всякому полезному труду притуплены, а впереди ждет унизительная бедность?

Конечно, наши профессора не видят ничего этого. Их дело, напротив, воодушевляет их в высокой степени, как бывает со всеми апостолами, и они не пропускают ни одного случая петь ему торжественные гимны.

«Нужно, — пишет Г. Беранже, — почитать книги Лиара и Лависса, двух главных столпов нашего высшего образования, чтобы понять тот энтузиазм, который охватил их при виде результатов их деятельности. Слышен ли им глухой, но грозный ропот всех тех, кого разочаровывает высшая школа, которых она приподнимает лишь с тем, чтобы они пали еще в большую нищету, и которых повсюду начинают называть умственными пролетариями?»

Увы, нет! Они этого не слышат, а если бы и слышали, то вряд ли поняли бы. Конечно, дело рук этих руководителей просвещения было особенно пагубно, гораздо пагубнее, чем действия Марата и Робеспьера, которые, по крайней мере, не развращали душу. Но можно ли утверждать, что это действительно дело их рук? Когда известные иллюзии властно овладеют умами, то следует ли винить безвестных деятелей, слепых статистов, повиновавшихся лишь общему течению своего времени?

Еще не пробил час, когда исчезнут наши ужасные иллюзии насчет достоинства латинской системы воспитания. Они, напротив, свирепствуют более, чем когда-либо. Каждый день трудолюбивая молодежь, численность которой все более и более растет, требует от школы осуществления своих мечтаний и надежд. Число студентов, не превосходившее 10.900 человек в 1878 г. и 17.600 — в 1888 г., теперь колеблется около 30.000. Какая огромная армия неудачников, возмущенных, и следовательно сторонников социализма в будущем![108]

Так как число этих будущих неудачников кажется недостаточно еще большим, то от государства все наперебой требуют еще стипендий, позволяющих увеличить это число. Напрасно некоторые просвещенные умы, сознавая опасность, указывают на нее — их предостережения являются гласом вопиющего в пустыне.

«Миллионы, которые расходует государство на эти стипендии, — говорил недавно Буж в палате депутатов, — пустяки в сравнении с предстоящей социальной задачей помешать размножению, неудачников, вызванному раздачей этих стипендий. Их уже набралось слишком много, чтобы государство еще способствовало увеличению их числа».

Так как высшее классическое образование составляет предмет роскоши, пригодный лишь для лиц с некоторым достатком, то не имеется никаких серьезных причин давать его бесплатно; это прекрасно поняли американцы. Молодой человек, почувствовавший к нему влечение, вследствие своих особых способностей, всегда нашел бы возможность сначала заработать средства на свое существование, что было бы для него отличной школой жизни. Так поступают бедные студенты в таких истинно демократических странах, как Америка. Один из самых блестящих французских ученых, профессор Муассон в своем труде о Чикагском университете, который он посетил, выражается следующим образом:

«В большей части американских университетов встречаются молодые люди без средств, которые для того, чтобы внести плату за право учения, доходящую в Чикаго до 175 франков приблизительно за три месяца, берутся за какой-нибудь ручной труд в свободное от лекций и занятий время. Один идет зажигать газовые рожки, другой на вечернее время предлагает свои услуги гостинице, третий зарабатывает свой хлеб в качестве управляющего или повара у своих товарищей, четвертый в продолжение многих лет экономит из скромного содержания, чтобы иметь возможность получить университетский диплом».

Можно быть уверенным, что молодые люди, выказавшие такую энергию и способные на такие напряженные усилия, никогда не будут неудачниками и преуспеют в жизни на всяком поприще.

Теперь наши читатели видят, как совершенно искусственным образом создалась новая армия неприспособленных. Именно она окажется в один прекрасный день наиболее опасной и доставит социализму его самые страшные полчища. Не в душе народа, повторяю еще раз, всего успешнее прорастает семя социализма, а в душе неприспособленных, являющихся продуктом школьного воспитания. В деле готовящегося общественного разрушения наша школа сыграет очень деятельную роль. Историки будущего будут строги в суждении о ней и не поскупятся на проклятия по ее адресу при виде причиненного ею зла и сравнивая это зло с тем благом, какое она могла бы дать.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕПРИСПОСОБЛЕННЫХ

§ 1. Предстоящий натиск со стороны неприспособленных. Ненависть их к обществу, в котором они не находят себе никакого места. Неприспособленные в Соединенных Штатах. Жалкие условия их существования и их численность. Жестокая борьба, которую придется выдержать с ними. Предсказания Маколея о будущности Соединенных Штатов.

§ 2. Использование неприспособленных. Это использование представляет собой самую трудную задачу настоящего времени. Предложенные и испробованные решения. Беспомощность государства в деле прокормления армии неприспособленных. Общественная или частная благотворительность только усиливает их численность. Право на труд. Плачевные результаты уже произведенных опытов. Тщетность обещаний социалистов.

§ 1. ПРЕДСТОЯЩИЙ НАТИСК СО СТОРОНЫ

НЕПРИСПОСОБЛЕННЫХ

Мы только что видели, как особые условия настоящего времени увеличили в огромных размерах толпу неприспособленных. Эта масса неспособных, обездоленных и выродков грозит серьезной опасностью всякой цивилизации. Объединенные ненавистью к обществу, где для них не находится никакого места, они только и жаждут борьбы с ним. Это — армия, готовая на всякие перевороты, так как терять ей нечего, а выиграть она может все; таков, по крайней мере, ее расчет. В особенности она готова на всякие разрушения. Чувство ненависти к цивилизации у этих неудачников вполне естественно; она слишком сложна для них, и к ней, как сами они отлично чувствуют, им никогда не приспособиться. Они ждут только случая, чтобы пойти на приступ.

Опасности, угрожающие Европе, грозят и Соединенным Штатами в гораздо более близком будущем. Война северных штатов с южными была прелюдией к кровавой борьбе, которая вскоре разразится между разными общественными слоями, живущими на их территории. В Новый Свет и стремятся инстинктивно все неприспособленные со всех концов мира. Несмотря на эти нашествия, опасности которых не понял ни один государственный человек Америки, английская раса в Соединенных Штатах пока еще остается в большинстве; но другие расы — ирландцы, славяне, негры, итальянцы и т. д., размножаются там все больше. Так, например, теперь Соединенные Штаты насчитывают уже около 8 миллионов негров. Ежегодная иммиграция в 400.000 иностранцев непрерывно увеличивает это опасное население. Эти иностранцы, образующие настоящие колонии, совершенно индифферентно, а чаще всего очень враждебно относятся к своему новому отечеству. Не будучи с ним связаны ни кровным родством, ни традициями, ни языком, они нисколько не заботятся об его общих интересах и стараются лишь прокормить себя за его счет.

Но их существование является тем более трудным, нищета тем более глубокой, что им приходится конкурировать с наиболее энергичной во всем мире расой. Они могут там существовать кое-как, только довольствуясь самыми низкими видами труда, второстепенными должностями, и, следовательно, наиболее недостаточными заработками.

Эти иностранцы составляют пока лишь около 15% общего населения Соединенных Штатов, но в некоторых областях они почти преобладают и вскоре будут составлять большинство, если негры будут по-прежнему плодиться, как кролики. Число негров удвоилось за последние тридцать лет. Штат Северной Дакоты насчитывает уже 44% иностранцев. Девять десятых негров сосредоточено в пятнадцати южных штатах, где они составляют треть населения. В южной Каролине они составляют теперь большинство и превышают 60%. В Луизиане число их равно числу белых.

Известно, как обращаются с неграми на американской территории, где вообще считают их освобождение от рабства огромной ошибкой. В теории они пользуются всеми правами, признанными за другими гражданами, но на практике их вешают и расстреливают без всякого суда при первом проступке. Считающиеся там чем-то вроде животного, занимающего середину между обезьяной и человеком, они всегда готовы вступить в ряды всякой армии, которая предпримет войну против Великой Республики.

Черное население стало кошмаром Америки. Не только эти восемь миллионов дикарей после тридцатилетних усилий не могли быть подняты на высоту полуцивилизованных людей, но еще, напротив, пришлось признать, что с уничтожением рабства их умственный уровень очень заметно понизился. Их неизлечимая леность, тупоумие и их опасные скотские наклонности делают их непригодными в цивилизованной стране. Предлагались самые разнообразные меры для избавления от них. Советовали поселить их отдельно в известных штатах, вывезти их массами на Кубу и Филиппины и т. д. К несчастью, негр, за самым незначительным исключением, является существом, настолько низшим, что не поддается никакому обучению и ни к чему не пригоден, пока не будет приведен в рабство. Особенно выводит из себя американцев сознание, что для раскрытия этой элементарной психологической истины им пришлось истратить пять миллиардов и погубить миллион людей в течение междоусобной войны, которая, как известно, велась за уничтожение рабства. И только ценой подобных жертв могут распространяться в широких слоях населения некоторые понятия, уже давно очевидные для ученых.

Я вполне убежден, что когда завершится завоевание Африки, европейцу будут принуждены для насаждения в ней цивилизации установить там рабство, но, конечно, обозначив его новым именем, чтобы не огорчать филантропов. Впрочем, я еще не встречал ни одного путешественника, жившего в Африке, который бы не был уверен, что иначе негр и не может быть цивилизован. Все это говорят, но я, кажется, первый осмелился высказать это в печати.

Как бы то ни было, 8 миллионов американских негров образуют массу, от которой не так-то легко отделаться, и слишком много разных интересов поставлено на карту, чтобы теперь можно было мечтать о восстановлении рабства. Американцы отделались от китайцев, запретив им въезд в Штаты, отделались от индейцев, поселив их на известных участках, окруженных бдительной и хорошо вооруженной магазинками[109] стражей, получившей строгий приказ убивать краснокожих, как зайцев, лишь только они под влиянием голода выйдут за пределы отведенной им территории. Такими упрощенными приемами в течение немногих лет удалось истребить почти всех индейцев. Но эти меры кажутся трудно применимыми к миллионам негров и совершенно неприменимы к огромным полчищам иностранцев белой расы всякого происхождения, рассыпанных по городам, тем более, что эти белые состоят избирателями и могут посылать своих представителей заседать в палаты или исполнять общественные должности. Во время последней забастовки в Чикаго губернатор провинции был на стороне мятежников.

Великий историк Маколей в письме к одному американцу в 1857 г. определял исход грядущих войн следующим образом:

«Настанет день, — говорит он, — когда в штате Нью-Йорк множество людей, имеющих лишь скудный завтрак и не ожидающих лучшего обеда, должно будет произвести выборы в палаты, и можно ли сомневаться, какой характер будут носить эти палаты? Вот с одной стороны — политический деятель, проповедующий терпение, уважение к приобретенным правам, верность общественным обязательствам, с другой стороны — демагог, разглагольствующий против тирании капиталистов и ростовщиков и вопрошающий, по какому праву иные люди пьют шампанское и ездят в каретах, в то время, как тысячи честных людей не имеют даже самого необходимого. Который же из этих двух кандидатов имеет больше шансов быть избранным от рабочих, дети которых просят хлеба? Очень боюсь, как бы при подобных обстоятельствах вы не приняли роковых мер. Одно из двух: или какой-нибудь цезарь или Наполеон сильной рукой заберет бразды правления, или ваша республика подвергнется грабежу со стороны варваров XX века, такому же ужасному, какому подверглась Римская империя со стороны варваров V века. Разница будет только в том, что гунны и вандалы явились извне, а ваши хищники будут порождены в вашей собственной стране вашими же учреждениями.

Мое давнишнее убеждение, — заключает Маколей, — состоит в том, что чисто демократические учреждения таковы, что должны рано или поздно уничтожить или свободу, или цивилизацию, или то и другое вместе».

Так как энергичный характер англосаксов в Америке известен, то я не сомневаюсь, что они преодолеют опасности, которыми им грозил Маколей, но лишь ценою борьбы более разрушительной, чем все войны, о которых повествует история.

Впрочем, мы не имеем в виду заниматься здесь судьбами Америки. Ее внутренние разногласия мало тронут неизбалованную своими правительствами Европу. Она при этом ничего не потеряет, а увидит полезный урок.

К нашему счастью, неприспособленные в Европе не столь многочисленны и не столь опасны, как в Америке; но от этого они не менее грозны, и придет час, когда они будут собраны под знаменем социализма; тогда придется вступить с ними в кровавую борьбу. Но такие острые кризисы, разумеется, будут скоропреходящи. Каков бы ни был их исход, вопрос об устройстве общественного положения неприспособленных долго еще будет встречать те же затруднения. Разрешение этого вопроса будет сильно тяготеть над судьбой народов в будущем, и теперь еще невозможно предсказать, какими способами можно будет добиться его. Мы сейчас покажем почему это так.

§ 2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ НЕПРИСПОСОБЛЕННЫХ

Единственными способами, предлагавшимися до сих пор для оказания помощи неприспособленным, были частная благотворительность и призрение со стороны государства. Между тем, опыт давно показал, что эти средства, во-первых, недостаточны, а затем, и опасны. Даже если государство или частные лица достаточно богаты, чтобы поддерживать эти массы неприспособленных, поддержка эта лишь быстро увеличит их число. К настоящим неприспособленным вскоре присоединятся полунеудачники и все те, которые, предпочитая праздность труду, работают теперь только из-за голода.

До сих пор общественная или частная благотворительность только и сделала, что значительно увеличила толпу неприспособленных. Как только где-нибудь начинает действовать бюро общественного вспомоществования, число бедных увеличивается в огромной пропорции. Я знаю маленькую деревню близ самого Парижа, где почти половина населения зарегистрирована в списках общественного призрения.

Исследования в этой области показали, что 95% бедных во Франции, которым дается помощь, отказываются от всякой работы. Эта цифра выведена главным образом из наблюдений, произведенных под надзором Г. Моно, директора департамента в министерстве внутренних дел. Из 727 здоровых нищих, взятых наудачу и жаловавшихся на безработицу, только 18 согласились взяться за легкую работу, дававшую им 4 фр. в день. Значит, и частная, и общественная благотворительность лишь поддерживает их леность. Несколько лет тому назад в донесении о состоянии пауперизма[110] во Франции Ватвиль писал:

«В продолжение шестидесяти лет деятельности общественного призрения на дому ни разу не было случая, чтобы такая форма благотворительности помогла бедняку выбраться из нужды и стать на ноги. Наоборот, часто она делает нищенство наследственным. Оттого в контрольных списках этого учреждения значатся внуки порученных общественной помощи в 1802 году нищих, сыновья которых в 1830 году также были занесены в роковые списки».

Мальтус в своем труде «Essais sur ie principe de la population» выражается по этому поводу так:

«Главная и постоянная причина бедности имеет мало или вообще не имеет связи с той или другой формой правления или неравномерным распределением богатств; богатые не в силах доставить бедным работу и хлеб, следовательно, бедные по самой природе вещей не имеют права этого от них требовать... Но так как и теория, и практика неопровержимо доказывают, что признание такого права усилило бы потребности до такой степени, что не было бы возможности удовлетворить их, а простая попытка в этом направлении неизбежно привела бы человеческий род к самой ужасающей нищете, то ясно, что наш образ действий, безмолвно отрицающий существование такого права, более подходит к законам нашей природы, чем бесплодные разглагольствования, которыми мы стараемся заставить его уважать».

Знаменитый английский философ Герберт Спенсер написал по этому поводу еще гораздо более энергичную страницу:

«Кормить неспособных за счет способных — это большая жестокость. Это запас нищеты, преднамеренно сделанный, для грядущих поколений. Нельзя придумать более печального подарка потомству, чем загромождение его постоянно возрастающей массой глупцов, лентяев и преступников. Помогать размножению злых — значит злостно подготовлять потомкам множество врагов. Мы имеем право спросить себя, не производит ли эта глупая филантропия, желающая лишь смягчить бедствие данного момента и упорно закрывающая глаза на косвенный вред, большую сумму бедствий, чем крайний эгоизм? Закрывая глаза на отдаленные последствия своей легкомысленной щедрости, человек, дающий без всякого разбора, не много выше пьяницы, думающего только о сегодняшнем удовольствии и не помышляющем о завтрашнем горе, или мота, который ищет ежечасно развлечений, хотя бы это его окончательно разорило. В одном отношении такой благотворитель даже хуже их, потому что, наслаждаясь в данный момент приятным сознанием того, что делает добро, он предоставляет другим грядущие беды, от которых избавляется сам. Он совершает проступок, заслуживающий еще большего порицания — он сорит деньгами под влиянием неверного толкования изречения «милостыня искупает множество грехов». У многочисленных людей, воображающих вследствие такого ложного толкования, что раздачей щедрой милостыни можно искупить свои дурные деяния, мы можем признать поистине низкие побуждения. Стараются заполучить хорошее место на том свете, не заботясь, как это отразится на людях, остающихся на земле».

Но помимо благотворительности в собственном смысле, имеющей целью попросту помогать нуждающимся, которые не могут или не хотят работать, другая проблема состоит в том, не должно ли государство, согласно притязаниям социалистов, взять на себя раздачу работы нуждающимся в ней и ищущим ее.

Эта теория, очевидно, вытекает из понятий латинской расы о государстве, и нам нет надобности ее здесь разбирать. Не касаясь принципиальной стороны вопроса, нам будет достаточно просто исследовать, может ли государство выполнять роль, которую хотят ему навязать. Так как требование права на работу уже не ново, и опыт был сделан несколько раз, то ответ найти совсем не трудно.

Национальное собрание и конвент, издав в 1791 и 1793 годах декрет о создании учреждения, предназначенного «давать работу здоровым беднякам, не могущим ее достать», и подтвердив, что «общество обязано поддержать существование несчастных граждан», основали национальные мастерские. В 1791 г. они дали в Париже работу 31.000 людей с платой по 40 су в день. Эти рабочие приходили в мастерские к десяти часам утра, уходили в три, а в промежутке между этими часами только и занимались тем, что пьянствовали и играли в карты. Что касается надзирателей за работами, то когда их спрашивали, они попросту отвечали, что не в силах добиться послушания и не хотят подвергаться опасности быть зарезанными.

«Такую же картину, — пишет Шейсон[111], — представляли наши национальные мастерские 1848 года, когда их задумали уничтожить, это привело к кровавым июньским дням... »[112]

Любопытно отметить, что несмотря на уроки истории, этот предрассудок относительно права на труд сохранил приверженцев. Недавно в Эрфурте состоялся шестой евангелическо-социальный конгресс (род парламента реформатских церквей), сильно проникнутый духом христианского социализма. В ответ на доклад почтенного публициста де Массона, деятельного сотрудника пастора Бадельшвинга в деле создания колоний для рабочих, конгресс постановил, что «устранение в пределах возможности прискорбного социального бича, каким является незаслуженная «безработица», должно составлять строгую обязанность каждого правильно устроенного государства. Это смягченная формула требования "права на труд"».

По социалистической системе новые национальные мастерские должны быть организованы государством. Стоит только посетить наши арсеналы, чтобы увидеть к чему может привести такая организация.

Локруа, бывший морской министр, указывал в газете «Temps» от 2 ноября 1906 г., что одна тонна судового снаряжения стоит 141 фр. в Бресте, 220 фр. в Лориане и 460 фр. в Рошфоре.

Ясно к чему могут привести теории права на труд и вмешательство государства.

Вопрос, разбираемый в этом параграфе, в продолжении долгого времени занимал великие умы, и никто из них не мог даже близко подойти к его разрешению. Впрочем, понятно, что если бы это решение было найдено, то социальный вопрос был бы в большей своей части разрешен.

И потому-то именно, что он до сих пор не разрешен, социализм, имеющий притязание разрешать неразрешимые задачи и не останавливающийся ни перед какими обещаниями, является в настоящее время таким опасным. Он имеет союзников в лице всех обездоленных, придавленных жизнью, всех неприспособленных, происхождение которых нами уже объяснено. Он представляет собой для них тот последний луч надежды, который никогда не угасает в сердце человека.

Но так как обещания социализма неминуемо окажутся тщетными, ибо ничто не в силах изменить законы природы, управляющие нашей судьбой, то его бессилие обнаружится в глазах всех немедленно вслед за его торжеством, и он приобретет себе врагов в лице той самой толпы, которую он соблазнил и которая теперь возлагает на него все свои упования.

После нового разочарования человек снова возьмется за вечную работу создания иллюзий, могущих зачаровать его душу на некоторое время.

Поделиться: 


Book | by Dr. Radut