Прошлое и будущее монархии в России

11. Предыстория. Польская сабля: раздел Руси

Не принимая во внимание русско-польские взаимоотношения 11-16 веков, практически невозможно понять что же произошло между русскими и поляками в царствование Ивана Грозного.

Уже события 1013-1018 гг. выглядят настоящей матрицей для всей истории русско-польских отошений. Польская феодальная элита, недавно крещенная немецкими миссионерами, в полной мере показала себя "форпостом Запада".

Король Болеслав I (чье прозвище Храбрый не очень гармонирует с его делами) выдает свою дочь за русского князя Святополка Окаянного; в "одном флаконе" с невестой присылает и немца-епископа Рейнберна. Тот склоняет Святополка к восстанию против его отца, князя Владимира, и к отложению русской церкви от восточной, греческой.

Болеслав предпринимает два похода на Русь, в 1013 и 1018, с немецкими, венгерскими и тюркско-печенежскими отрядами. В последнем успешном походе король решает отодвинуть дорогого зятя от управления завоеванным Киевом и затем вызывает такую ненависть населения, что даже Святополк присоединяется к выступлению народных масс против польских оккупантов...

Большую часть западнорусских земель, оказавшихся в составе Польши, она не завоевала, а получила в подарок от Литвы. В этой стране, сильно задержавшейся на старте, только в начале 13 века русские летописи фиксируют племенной протогосударственный союз.

Первые набеги литовцев (тогда еще язычников) на удельную раздробленную Русь относятся к началу 13 века. В 1226 литовцы нападают на новгородские владения - Торжок и торопецкую волость, в 1229 являются в пинском княжестве, где истреблены местным князем под Брестом. В 1234 году литовцы нападают на псковскую Руссу, а в 1239 на Смоленск, где в пух и прах разбиты князем Ярославом Всеволодовичем. В это время литовцы еще варвары, как варвары, ничего особенного.

Звездный час Литвы приходит после погрома, учиненного Батыем на Руси. И человек в Литве нашелся подходящий, чтобы оседлать судьбу. Жестокий, коварный Миндовг. "И нача Миндовг избивати братию свою, а другие выгна из земли, и нача княжить один во всей земле Литовской". С 1240-х годов начинаются постоянные литовские вторжения, возглавляемые князем Миндовгом, в разоренное монголами Поднепровье (о чем сообщает Плано Карпини), причем литовские воины по поведению мало чем отличаются от ордынцев. В 1245 литовские отряды ходят к Бежецку, Торопцу и Усвяту, где их бьют русские дружины, под началом Ярослава Всеволодовича и Александра Ярославича Невского. В 1248 на реке Протве, на Суздальщине, литовцы разбивают войско Михаила Ярославича Храброго, сам князь гибнет в бою. В 1258 литовцы воюют под Смоленском и в новгородской земле, пытаясь взять Торжок.

Наиболее успешно происходит проникновение литовцев в соседние с Литвой западнорусские земли. С 1255 в Новогрудке правит литовский князь Воишелк, который развлекает себя каждодневными убийствами, с такими же привычками будет он править всей Литвой.

Полоцкие, турово-пинские, отчасти волынские земли, при Воишелке и его преемниках, к концу 13 века, уже завоеваны Литвой. Северские, смоленские, псковские, рязанские земли, тверские и новгородские, верховские княжества (земли в верховьях Оки) подвергаются постоянным набегам литовских войск.

Польша, тем временем, с запада и севера поглощается немцами, причем ведущую роль в этом играют сами польские правители. Начиная с 1229 король Генрих Бородатый, усмотрев лень и дикость в своих польских подданных, заселяет Силезию трудолюбивыми немецкими колонистами. Еще дальше идет Конрад Мазовецкий, который в 1228 дарит братскому тевтонскому ордену земли Хелминскую и Лобавскую, ради немецкой помощи в борьбе против ужасных пруссов. Так польскими руками были созданы очаги немецкой колонизации на верхней Одре и в восточной Прибалтике.

Немцы помогут полякам, ударными темпами уничтожив пруссов. Затем, при помощи польских куявско-мазовецких князей, Тевтонский орден начнет истреблять поляков-поморян. Братья тевтоны будут кусок за куском проглатывать и другие этнические польские земли, создавая на их землях немецкую Пруссию. Польские короли и герцоги, компенсируя уход польского населения с земли, от тяжелых повинностей, заселяют лучшие регионы страны немецкими колонистами, которые освобождены от действия польского права и одарены разными привилегиями.

Как мы видим, уже на заре туманной польской юности, польские властители считали себя более европейцами и католиками, чем славянами.

Городские немецкие колонии, оседлав важнейшие транспортные коммуникации (ведущие с Одера и Вислы к Галичу (позднее Львову), а далее, через Яссы, к генуэзским факториям в Золотой Орде, контролируют польскую торговлю и ремесла.

Польское рыцарство, шляхта (от нем. слова Geschlecht, род, вид), отступая на западе, получает от крупных феодалов земли на востоке, обязываясь за это вассальной службой. Господские земли обрабатывают рабы (servi) из числа пленных. Эти обстоятельства определяли заинтересованность Польши в захватнических походах на слабые западнорусские княжества.

В 1281 поляки вторгаются в галицко-волынское княжество, где уничтожают всех жителей Перевореска. Так начинается многовековой польский "дранг нах Остен"

Со второй половины 13 века во владениях шляхты селится большое количество выходцев из русских земель, разоренной татарскими и литовскими набегами. Не меньший поток переселенцев идет из терзаемых турками балканских земель, румынских и славянских. В принадлежащие шляхте местечки тянутся еврейские поселенцы из Германии, сотрясаемой постоянными погромами, и армянские мигранты из регионов, разоренных тюркскими завоевателями.

Тем временем Литва делает свое дело, плодами которого воспользуется совсем не она. В 1320 литовский князь Гедимин завоевывает всю Волынь, в 1321 он разбивает западнорусских князей, киевского, брянских, переяславского, волынского, на реке Ирпень, берет после двухмесячной осады Киев. Его сын Ольгерд приобретает Витебск. В 1335 литовское войско ходит в новоторжскую волость Новгорода.

В 1340-х польский король Казимир III, потерпев очередное поражение от прусских немцев, после двух походов овладевает Галицкой землей (Червонная Русь). Очевидно за это и получает прозвище "Великий". В 1349 г. "приде король Краковский и взя лестью землю Волынскую", однако за Волынь и Подолию развернется борьба польского короля с литовским князем Любартом Гедиминовичем. За поляками останется галицкая земля, затем они все-таки присоединят часть Волыни с городами Холм и Владимир. Эти земли получат наименование Воеводство Русское и будут отнесены к Малой Польше. Литва же будет пухнуть, как на дрожжах, за счет остальной Волыни, Подолии, Киевской и Черниговской земель.

Со второй половины 14 в. Литва активно обращает внимание на земли, которые потом назовут "великорусскими". В конце 1350-х литовцы овладевают Ржевой, а также Брянском и другими северскими землями.

Из "ничего" вдруг получается "что-то", за счет чужой беды Литва становится крупнейшим европейским государством.

Пользуясь московско-тверскими противоречиями и усилением московско-татарского противостояния, литовские войска под командованием Ольгерда совершают три разорительных похода на Москву (1368-1372), что сопровождается уводом большого числа русских в полон.

В 1375 Ольгерд предпринимает разорительный поход на Смоленское княжество, показывая что час его пробил. А великий князь Витовт в 1394 г. страшно опустошает владения рязанского князя - значит, литовский глаз положен и на древнюю русскую Рязань.

Были ли литовцы худшими властителями для восточно-славянских земель, чем варяго-русы? История дает вполне ясный ответ "да" на этот вопрос. В отличие от варягов-русов, овладение этими землями литовцы осуществляли в форме кровавых завоевательных походов. Культурный уровень литовских варваров не шел ни в какое сравнение с культурой русских, являющейся важной частью византийского ареала. Часть литовской знати переходит на русский язык и православную религию, но, уже начиная с Кревской династической унии 1386, идёт сближение Польши и Литвы, выражающее в постепенном подчинении литовского государства интересам польских феодалов. Литовская знать будет теперь полонизироваться, шаг за шагом получая привилегии польской шляхты, западнорусское крестьянство все более закабаляться. Литве ничего противопоставить Польше.

В 1401 виленский сейм постановил, что по смерти Витовта Литовская Русь будет передана под власть короля-католика Ягайло. В 1402 г. Витовт овладевает Смоленском, изгнав местного князя Юрия - западник Карамзин не жалеет для Юрия Смоленского темных красок. В 1403 литовский князь Лугвений Ольгердович захватывает Вязьму.

Через два года войско Витовта вторгается в Псковское княжество, берет там 11 тысяч пленников, истребляет большое число мирных жителей, в том числе, как сообщает летопись, множество детей. Псковитяне просят помощи у Великого Новгорода, но Великий Новгород боится страшных литовцев: "Нас владыка не благословил идти на Литву".

Великий князь московский Василий I пытается помочь Пскову, но московские полки отражены литовцами, а все московские гости, находящиеся в Литве, перерезаны по указанию Витовта. Литовские и московские войска сходяится на берегу реки Угры, но битвы не происходит и заключается мир. Это не мешает Витовту присоединить и верхнеокские княжества (нынешняя калужская область).

В 1426 князь Витовт, во главе целого интернационала, польских, татарских и литовских полков, попробовал еще раз завоевать Псковщину. Псковитяне отбивались из последних сил. Новгород, как обычно, забоялся, Москва пригрозила Литве войной и Витовт согласился на мир, получив от Пскова контрибуцию. Через два года настал черед и Новгорода, тот откупился от литовского воинства огромной суммой в 10 тысяч рублей.[26]

В 1413 городельский сейм принял решение, что дворянство литовское, кроме православных, приравнивается в правах к польскому, чем ускорил полонизацию Литвы. В 1430, по смерти Витовта, поляки и литовцы-католики начинают кровопролитную борьбу против православного литовского князя Свидригайло, которого поддержало русское население княжества.

Обе стороны отличались большой жестокостью, так например Свидригайло сжег неугодившего ему метрополита Герасима. В августе 1434 года под Вилькомиром состоялась битва, в которой литовцы-католики, поляки и их немецкие вассалы наголову разгромили литовских русских и литовцев-православных. В битве погибло десять русских князей. "Бились за Вилькомиром на реке Святой, и помог бог великому князю Сигизмунду и его сыну князю Михаилу, и побили князя Свидригайла и всю силу его, и многих князей [они] захватили в плен и убили... а руками взяли сорок князей и киевского митрополита...", - говорит литовская "Хроника Быховца". Со дня этой битвы высокородная русская аристократия Литвы больше не будет оказывать серьезного сопротивления натиску католической Польши.

Сигизмунд, победивший Свидригайло, провел массовые репрессии против русско-литовской шляхты. По сообщении "Хроники Быховца" "хватал их и совершал над ними страшные жестокости, карал их невинно, убивал и мучил их так, как только мог придумать, и поступал так со всеми князьями и панятами и со всем шляхетским сословием всех земель литовских, русских и жемайтских... всеми этими своими злыми поступками он равнялся Антиоху Сирийскому и Ироду Иерусалимскому и предку своему великому князю литовскому Тройдену." Не удивительно, что побоище при Вилькомире, и последовавшее за ней чистки, игнорируются хором историков, воспевающих "золотые вольности" литовской шляхты. На самом-то деле "вольности" наступили только после приведения литовских панов к единому польскому знаменателю...

Во время литовской смуты большая часть Подолии переходит в руки польской шляхты.

В результате расширения Литвы на восток ее границы станут проходить совсем неподалеку от Москвы, у Калуги и Можайска - большая часть смоленско-московской возвышенности окажется в литовских руках.

А следом за Литвой как бы вторым эшелоном идет Польша, завладевшая самостоятельно только галицкими и частично волынскими и подольскими землями, но, с завидным упорством, распространяющее свое влияние на всю литовскую Русь.

В 1444 великий князь литовский Казимир IV пытается взять под свой контроль Новгородскую феодальную республику.

"А из Литвы князь великыи Казимир присла в Новгород, а ркя так: "возмите моих наместниковъ на Городище, а яз вас хочю боронити; а съ князем есмь с московьскым миру не взялъ вас деля"; и новгородци по тому не яшася" [27].

Народные волнения предотвратили переход город под власть Литвы, однако, как гласит "Хроника Быховца", "в лето шесть тысяч девятьсот семьдесят девятое (1471) послан был королем Казимиром IV князь Михаил Александрович (Олелькович) наместником в Великий Новгород". На этот раз у короля почти всё получилось, новгородские бояре во главе с Борецкими на его стороне. Для осуществления королевских планов литовские послы уговаривают ордынского Ахмат-хана выступить на Москву. Хан запаздывает со своей помощью, московское войско успевает разбить немотивированные толпы новгородцев. (Только в 1472 Ахмат идет через литовскую территорию в московские пределы, но уже поздно.)

В 1479 г. неугомонный Казимир делает еще одну попытку развалить Русь. Он входит с сообщение с недовольными новгородскими боярами и с братьями великого князя, Андреем Углицким и Борисом Ржевским, а также с Ахмат-ханом. Однако новгородцев на этот раз возбудить не удалось, да и по счастливой случайности действия врагов оказались рассогласованными. Иван III успел схватить мятежных бояр, братья-смутьяне с 20-тысячным войском опоздали на помощь новгородскому мятежу, а внимание Казимира было отвлечено крымским набегом на Подолию. Пока Казимир отбивался от крымцев, братья уже "перегрелись" и помирились с великим князем. Поэтому, когда хан Большой Орды Ахмат пришел с литовскими проводниками, через территорию дружественной, Литвы к реке Угра, его уже ждали объединенные силы русских. Несолоно хлебавши хан и его голодные ордынцы отправились обратно, и по пути, как умели, разоряли литовское население - если точнее русских православных подданных своего католического союзника.

Русско-литовская война 1492-1494 была прозвана "странной", ведь в ней участвовали только московские пограничные воеводы и наместники, которые помогали литовско-русским князьям "отъехать" к московскому великому князю, чему препятствовал литовский великий князь Александр. После поражения под Вилькомиром литовско-русская знать все более смотрела на Москву, как единственную защитницу православия. Выглядела Москва и более привлекательной, в свете создания всеобщих условий безопасности - Литву разоряли и недавние друзья, крымцы, и панские усобицы. Отнюдь не московские великие князья, а польский король первым лишил своих подданных права мирного отъезда.

В результате войны к Москве немирно "отъехали" Гедиминовичи князья Воротынские, Бельские, Мезецкие, Одоевские, причем вместе со своими владениями. К Москве отошла часть северских земель, Верховские княжества (верхнеокские земли), часть Смоленского края с Дорогобужем.

По новому договору от 1494 великий князь Александр отказался от претензий на Псков и Новгород, уступал Ивану III Вязьму, Алексин, Венев, Оболенск, Козельск, Воротынск, Одоев. Великий князь литовский давал православным русским жителям своего княжества привилегии (Полоцкие и Минские), а также обязывался обеспечивать свободу православной церкви, чем вызывал неудовлетворение литовского сената.

После 1494 отъезды литовско-русской знати продолжились. На московскую службу вместе со своим городами и волостями перешли чернигово-стародубский князь Семен Можайский и новгород-северский князь Василий Шемячич, затем Гедиминовичи князья Трубецкие и Мосальские.

В конкурентной борьбе за западно-русскую знать, Литва явно проигрывала Москве.

Великий литовский князь Александр попытался решился проблему с помощью войны, которая длилась с 1500 по 1503. Уже на начальном ее этапе русские войска заняли северские земли с Брянском, Путивлем, Мценском, Стародубом, Гомелем, Новгород-Северским, Рыльском, Серпейском.

14 июля 1500 г в сражении под Дорогобужем у р.Ведрош 40-тысячная русская армия под командованием Даниила Щени разбила равную ей по силам литовскую армию под командованием Константина Острожского. (Остается загадкой почему Д.Щеня, лучший военачальник Ивана III, не был включен в список проекта "Имена России"). Князь Острожский попал в плен, затем был выпущен, дав обязательство служить Москве, но проявил бесчестие и бежал в Литву. (Морального осуждения такого "маневра" не последовало даже со стороны "историков"-сентименталистов.) После ведрошского поражения пленным панам давали по полуденьге на день в виде материального довольствия - это равнялось тогдашнему среднему заработку русского ремесленника. Литовцы были наголову разбиты и под Мстиславлем. Однако взять Смоленск в 1500 не удалось. А в 1501 Александр становится польским королем и вступает в союз с Ливонским орденом.

Русские силы были отвлечены на оборону от ливонских немцев, которые начали активные наступательные действия. Однако по результатам войны литовцы отдали Москве еще и часть черниговских земель.

20 октября 1506 г. великим князем Литовским и королем польским становится младший сын Казимира IV Ягеллона - Сигизмунд I Ягеллон (Жигимонт русских летописей), а в январе 1507 г. он будет провозглашен и королем Польши. Сигизмунд сразу приступает к конфронтационной политике. Отправив в Москву посольство, он потребовал возвращения Литве земель Новгород-Северского княжества, утраченных ею в результате поражений 1503 г., на что русская сторона твердо отвечала: "Вся земля Русская государева вотчина". Получив согласие магнатов на сейме, Сигизмунд в марте 1507 начал войну против русских, которая будет длиться до начала 1509. Войдя в коммерческо-политическое соглашение с крымцами, Сигизмунд дал начало длинному периоду разорительных крымско-татарских нашествий на Московскую Русь.

Одновременно Сигизмунд приступает к гонениям на православное население Литвы, которым подвергаются как низшие, так и высшие слои общества. Опала постигает и православных магнатов Глинских, сделав неизбежным их переход на сторону Москвы. В войну 1507 Глинские, поддержанные православным простонародьем, ведут борьбу против королевских войск между Минском и Оршей.

В мае 1508 г. Василий, Иван и Михаил Глинские принесли присягу на верность московскому государю и перешли к нему на службу.

Война сложилась для московских войск не очень неудачно, однако по ее результатам король Сигизмунд уступил великому князю 70 волостей и 19 городов (среди которых Чернигов, Стародуб, Путивль, Рыльск, Новгород-Северский, Гомель, Почеп, Радогощ, Брянск, Мценск, Мосальск, Дорогобуж, Торопец) - это нынешние територии Брянской, Курской, Орловской, Калужской, Смоленской, Тверской областей России, части нынешней северо-восточной Украины и восточной Белоруссии.

В 1512 началась длинная и тяжелая Смоленская война, в которой литовцам активную поддержку оказывало крымское ханство, где по-прежнему правил Менгли-Гирей.

Зимой 1512/1513 русские войска неудачно пытались взять Смоленск.

В июне начался новый русский поход на Смоленск, но в том же месяце крымские татары воевали под Брянском, Путивлем, Стародубом. Из-за этого великокняжеское войско во главе с Василием III вынуждено было отклониться к югу и пришло к Смоленску только 22 сентября 1513 г. В ноябре, с наступлением холодов, Василий осаду прекратил.

И только третий московский поход, начавшийся в июне 1514, завершился удачей. 31 июля, после массированного артобстрела и под давлением местных "мещан и черного люда", польско-литовский гарнизон Смоленска принужден был капитулировать. Город открыл ворота авангарду русских войск под командованием Михаила Глинского.

Командовавший обороной города королевский наместник Смоленска Юрий Сологуб был отпущен Глинским на все четыре стороны, даже без выкупа. Остальных же "воевод и жолнеров" русские ратники проводили до пограничной Орши и также отпустили, выплатив на дорогу каждому по рублю. Типа "знай наших". Щедрость, прямо скажем, не имеющая аналого в тогдашней европейской практике - на рубль тогда можно было недурно прожить около трех месяцев, в пересчете на наши деньги это около 3000 долларов. (Сами поляки, поступили весьма по-европейски, немедленно казнив "за измену" вернувшегося из русского плена воеводу Ю. Сологуба.) Город Смоленск и при московской власти должен был управляться "по старине", но освобождался от некоторых прежних налогов.

Накануне несчастливого оршинского сражения (а, по некоторым сведениям, во время его), воевода М. Глинский, вошедший в сношения с Сигизмундом, решает перейти обратно на сторону Литвы. Князь в очередной раз решает сменить отечество, потому как считает себя обделенным из-за того, что ему не передали во владение город Смоленск.

М. Глинский был перехвачен во время бегства и арестован, но не казнен, а лишь заключен на 10 лет в тюрьму, вплоть до женитьбы великого князя на его племяннице Елене, которая и станет матерью Ивана Грозного.

Битва под Оршей, из-за измены Глинского, завершилась крупным поражением русских. Войско лишилось единоначалия, московские воеводы Челяднин и М.Голица во время боя не помогали друг другу из-за местнической вражды, и литовцы с удовольствием били их по отдельности. Литовское войско возглавлял тот самый К.Острожский, который в 1500 году обязался служить Москве. Русские ратники, попавшие в плен во время оршинского сражения 1514 года, в отличие от литовских пленных 1500 года, вскоре были лишены всяких съестных припасов, просили подаяния и умирали от голода. Вообще, череда исторических фактов еще не раз покажет простую истину, скрываемую псевдориками - Русь относилась к поверженным врагам намного человечнее, милостивее, чем Запад...

При осаде Смоленска Острожский терпит поражение, простые смоленские горожане дерутся вместе с московскими войсками против литовцев. Наместник кн. Василий Шуйский (позднее так отметившийся в боярщине 1530-х/1540-х) вешает на городских стенах всех знатных смольнян, что вошли в сношения с королем Сигизмундом. Епископ смоленский Варсонофий, бывший среди изменников, повешен в той шубе, которую он получил в подарок от великого князя.

Король и крымский хан в течение всей смоленской войны были в союзе.

"Крымский царевич Алп-Салтан, сын Магмет-Гиреев, прислал ко мне с известием, - пишет киевский наместник Немирович литовской раде, - что он со всеми людьми своими уже на этой стороне реки Тясмина, и требовал, чтоб я садился на коня и шел бы вместе с ним на землю Московскую, в противном случае он один не пойдет на нее. Я писал к вашей милости не раз, чтоб вы меня научили, как мне делать?

А преданный Москве вельможа крымский, Аппак-мурза, писал Василию: "У тебя хан просит восемь городов, и если ты ему их отдашь, то другом ему будешь, а не отдашь, то тебе другом ему не бывать; разве пришлешь ему столько же казны, сколько король присылает, тогда он тебе города эти уступит. А с королем им друзьями как не быть? И летом, и зимою казна от короля, как река, беспрестанно так и течет, и малому и великому - всем уноровил".

Литовские проводники летом 1517 ведут двадцать тысяч татар к Туле.

В сентябре того же года литовцы, под началом Константина Острожского, пытаются взять псковский пригород Опочку, но терпят поражение.

Страшное крымско-казанское нашествие 1521, в котором принимали участие и литовские войска под началом Е. Дашковича, вынудило Москву в 1522 пойти на заключение перемирия с Литвой без отпуска пленных.

В 1528 Сигизмунд I заключил договор с Турцией, направленный против Габсбургов и Москвы.

Война 1534-1537 была начата польско-литовским правителем, который увидела свой шанс в московской боярской смуте, начавшейся после смерти великого князя Василия III. На стороне литовцев и поляков опять действовали крымцы - хан Ислам-Гирей разорял Рязанские земли, происходили постоянные нападения казанцев с востока. Литовцы и поляки воюют жестоко, достаточно вспомнить уничтожение всего населения Стародуба. Московитам такие жестокости бы никогда не простились, ну, а "носителям свободы" пожалуйста. Однако и в период русской боярщины, несмотря на помощь крымского хана, западные соседи так и не смогли добиться решительных успехов в борьбе против Москвы.

Поделиться: