Перейти к навигации

Ирина Лебедева. Международная поддержка демократии как политический аттракцион

Вашингтон – Москва – Брюссель – Страсбург… Такова география оппозиционной карусели последних двух недель лишь одного поборника активизации политического протеста в России Ги Верхофстадта, президента Альянса либералов и демократов Европарламента. О суперактивности этого европейского лоббиста, пророчащего вождей «внесистемной оппозиции» в новые лидеры России в эфире «Эха Москвы», на экранах RTVi Гусинского, на международных трибунах Вашингтона, Брюсселя и Страсбурга, можно было бы не упоминать, если бы его имя не было тесно связано с «ливийским сценарием». Именно Ги Верхофстадт первым представил Брюсселю и Страсбургу неизвестных тогда ещё лиц «Переходного национального совета» Ливии, введя практику поддержки самозваной параллельной власти («агентов перемен») в международный политический обиход «арабской весны». А в первой половине марта сего года Ги Верхофстадт пригласил на смотрины сначала в Брюссель, а затем в Страсбург теперь уже не ливийских, а российских «агентов перемен» - Михаила Касьянова, Гарри Каспарова, Павла Ходорковского, Владимира Кара-Мурзу -младшего, Сергея Митрохина. 

Как и в «ливийском сценарии», европейские «партнеры» готовы взять инициативу дестабилизации в свои руки, оставив официальной Америке лишь «вспомогательные функции». На пленарной сессии Европарламента 13 марта принято согласованное решение: в оставшееся до инаугурации В.Путина время оказывать на Россию постоянное давление для скорейшего принятия предложенного Д.Медведевым пакета политических реформ с целью последующей легитимизации во власти «внесистемной оппозиции». Более того, Евросоюз готов разделить с Америкой финансовые издержки по продвижению демократии в России: подтверждено намерение ЕС учредить Европейский фонд поддержки демократии (EED) по образцу аналогичной американской структуры (NED), подрывная деятельность которой оказалась в России в последнее время в центре внимания не только СМИ, но и на официальном уровне. 

Предложение о создании European Endowment for Democracy (EED) было выдвинуто Европейской комиссией в разгар бомбардировок, символизировавших наступление «демократии» на Ливию, в мае 2011 года. В июне 2011 года предложение подержал Совет Европейского Союза. Речь идёт о создании «более эффективных и гибких финансовых инструментов» для «поддержки демократии в структуре внешней политики ЕС». Акцент сделан на необходимости развития «глубокой демократии» по принципу «больше денег – глубже демократия», в связи с чем планируется создание «двух новых финансовых инструментов» - Civil Society Facility и European Endowment for Democracy. Предполагается «переносить лучшие практики трансформаций из страны в страну» с учётом «существенных различий в способах транзита и уникальной специфики Центральной Европы, западного субрегиона СССР (Беларусь, Украина, Молдова) и Кавказа». На встрече министров иностранных дел стран – членов ЕС в Брюсселе 1 декабря 2011 г. подчёркивалось, что в основу создания Европейского фонда поддержки демократии положена идея «финансовой поддержки политических партий, неправительственных организаций и индивидуальных демократических активистов в странах с авторитарными режимами или находящихся в процессе перехода к демократии».

На прямую связь между вмешательством во внутренние дела России под флагом «поддержки демократии» и злободневными проблемами мировой политики указал аналитик американского Совета по международным отношениям Стивен Сестанович, пользующийся в США репутацией одного из самых авторитетных экспертов по России. С.Сеcтанович выделяет, с одной стороны, «проблему предполагаемого американского вмешательства в российскую политику, которую Путин вовсю использовал в своей кампании, утверждая, что госсекретарь США Хиллари Клинтон оплачивала протестующих на улице, а посол Макфолл был послан в Москву, чтобы разжечь революцию…». С другой стороны, говорит С.Сестанович, налицо «аккумуляции политических разногласий по Сирии, где Россия и Китай наложили вето на резолюцию Совбеза ООН, которую США решительно поддерживали», и это, на его взгляд, по-настоящему интересный момент. «Речь идёт о Сирии и в более широком плане об Иране. Если вы снимете с повестки дня сирийскую проблему, то ли в результате падения режима или другим путем, это может убрать то, что является в настоящее время самым сильным эмоциональным раздражителем между Россией и США» (1). Мысль прочитывается ясно: не мешайте расправиться с Асадом, как до этого расправились с Каддафи, и никто не будет поддерживать антиправительственные выступления в Москве. Так сказать, размен.

Кстати, и Х.Клинтон, изрекая на голубом глазу нечто о «чистой победе» В.Путина на президентских выборах в России (к разочарованию и под упреки прикормленной российской оппозиции) тут же предложила России... присоединиться в СБ ООН к очередному проекту антисирийской резолюции. Все по рецептам Сестановича. Проницательный эксперт.

Любопытно, что и Ги Верхофстадт, отыгрывая российский вариант «ливийского» сценария» и беря за отправную точку создания Европейского фонда поддержки демократии «арабскую весну», также связывает сценарную приоритетность поддержки российской оппозиции с возможностью иностранного вмешательства в Сирии (2).

Оставим в стороне вопрос о том, действительно ли европейские политики из Брюсселя, транслирующие на весь мир пресс-конференции российских «оппозиционеров», столь непроходимо наивны, что полагают, будто, скажем, какой-нибудь Кара-Мурза-младший, монотонно отбирающий для RTVi Гусинского злобные энциклики вашингтонских советологов, или Павел Ходорковский, функционирующий под вывеской президента американского псевдоаналитического «Института современной России», созданного еще одним скрывающимся от российского правосудия олигархом, имеют хоть какой-то политический вес в России? Важнее другое. Сосредоточившись на анализе разработок «оранжевого» сценария для России, многие упускают из виду, что в России как раз запускается несколько иная подрывная технология.

В «оранжевых сюжетах», типичных для цветных революций первого поколения, послевыборный пересчет голосов настраивал на смену режима, на замену одного лидера другим, но тем не менее речь шла о вполне реальных политических фигурах, пользующихся поддержкой определенной части населения. С «арабской весны», фирменным знаком которой являются провокация, подталкивающая к уличному бунту, и миф о силе гражданского общества «без лидера», запускается уже сценарий тотальной дестабилизации - с ликвидацией авторитета власти как таковой и запуском перманентной войны всех против всех, а фигура будущего лидера вообще выносится за скобки (в том числе потому, что дальнейшее существование государства, подвергаемого воздействию методов «тотальной дестабилизации», этим сценарием не предусматривается). 

Проблема пресечения подрывной деятельности российских средств массовой информации, «независимых» экспертных сообществ, разного рода «правозащитных» и прочих «неправительственных» организаций, действующих на деньги и в интересах иностранных держав и внутренней пятой колонны, могла бы быть давно решена, – если бы Россия, опираясь на собственную государственную идеологию (иметь которую ельцинская конституция 93-го года стране запретила), последовательно отстаивала принципы этой идеологии на международной арене и внутри страны. 

Со времени распада СССР и образования на территории исторической России государств нового типа прошло более двадцати лет. Российской Федерации как крупнейшему из этих государств давно пора четко и недвусмысленно освободиться от пут навязанных ей извне абсурдных представлений о том, как ей проводить собственную государственную политику, пересмотреть международные соглашения, ставящие препоны праву ее народа жить в мире и безопасности, в согласии с совестью и неизвращённой общественной моралью. Иначе и дальше ПАСЕ, ОБСЕ и прочие – во всех отношениях бесполезные – организации будут, указывая на подписанные Россией международные конвенции, которые другая сторона давно нарушила, вскармливать антиобщественную оппозицию или забрасывать СМИ «открытыми письмами» о нарушении Россией «цивилизованных стандартов» и в защиту прав половых извращенцев, пока НАТО возводит свои форпосты вблизи российских границ и готовится под видом «афганского транзита» к выдвижению своих сил и средств на российскую территорию. 

Выдвигая требования политических перемен в России, оппозиционные (прозападные) эксперты чаще всего имеют в виду структуру государственной власти - сколько её должно быть отмерено президенту, сколько парламенту, сколько судам разных уровней. Однако нынешняя российская политическая система, воспроизводящая по форме школярские представления о системе «разделения властей», а также «сдержек и противовесов» (которая в свою очередь воплощает в жизнь теорию Т. Гоббса «войны всех против всех»), вряд ли может быть реформирована сколько-нибудь быстро. Традиционный русский принцип государственного строительства (не будем забывать, что Россия, в отличие от исторически молодой Америки, - государство с многовековой традицией) принципиально иной, нежели в странах евро-американского Запада. 

Как верно подметил петербургский культуролог Игорь Михеев в своем фундаментальном труде «Русская идея и современная Россия» (1), оставшемся почти незамеченным, русское мироустройство зиждется «на принципе солидарности всех здоровых сил общества, а нездоровые не имеют права на голос, даже совещательный». Этот принцип, напоминает культуролог, был реализован в известной мере в концепции всесословного собора, в органичном соединении твердой власти и широкой народной демократии. Короче, политическое реформирование - дело небыстрое. Для соборного устройства государства (а как без него, если вспомнили всерьез про русские «базовые ценности», если государствообразующая роль русского народа признана на высшем официальном уровне) нужно терпеливо, не один год готовить почву и условия. Так что реформы государственного устройства сейчас никак не первоочередное занятие. 

Единственный наш, русский, ресурс, говорит И.Михеев, - это ресурс нравственный, «так как историческая правда на нашей стороне, а историческая ложь навязанного русофобского проекта видна уже многим». И здесь аналитик подметил очень серьезную проблему. Нравственный ресурс требует олицетворения. Увы, общественных фигур, способных олицетворять русскую историческую правду и чётко выговаривать её в слове, - единицы. Историческую правду, как предстаёт она в наши дни, в нескольких словах сформулировала одна из таких редких общественных фигур - Наталия Нарочницкая. Большинство проголосовало за В.Путина, считает Н.Нарочницкая, в расчёте на то, что он размежуется с наследием 90-х годов. Речь идет не о каких-то социальных подачках народу, но о курсе на ликвидацию основ, воспроизводящих неравенство, о смене западной парадигмы, об уверенной опоре на русский народ как народ государствообразующий. 

«Русский проект» Игоря Михеева в резких тонах говорил об исключительной важности для российской политики тщательной, полной зачистки всего информационного поля, об обуздании дикого рыночного произвола российских СМИ. «Нынешняя медийная элита, сложившаяся еще в 90-е годы, в эпоху разнузданной русофобии, - пишет автор «Русской идеи», - должна быть выметена поганой метлой». Говорит И.Михеев и о необходимости произвести национализацию «эфира». Это отнюдь не означает, что все СМИ должны стать государственными и подконтрольными бюрократии, но они должны стать подконтрольными народам России и ответственными перед ними. Государство - лишь один из инструментов в деле защиты народом своих интересов и охране своих идеалов. В частной собственности на СМИ для народа нет никакой необходимости. СМИ должны принадлежать различным институтам реального, а не вымышленного гражданского общества - профессиональным ассоциациям и общественным объединениям, Академии наук, союзам высших учебных заведений, ассоциациям врачей, политическим партиям, Церкви и т.д., а финансовые дотации им должны определяться представительными органами власти. Только так можно осуществить насущно необходимую смену парадигмы «демократизации», навязываемую России Западом. «Страна должна освободиться… от фальшивых чужеродных идей, чуждой русской России порочной морали и навязанных извне заданий», - резонно утверждает Игорь Михеев.

Эти идеи, как и достоверные факты о финансовой поддержке органами власти США российских СМИ, экспертов, правозащитников, изложенные лет шесть назад в газете «Известия», до сих пор игнорируются людьми, отвечающими за информационную политику государства. Зато в идеологический вакуум, оставленный официальной российской пропагандой, уже устремились псевдогражданское (самозваное) «общество», блогеры и СМИ, щедро оплачиваемые Западом и... российскими налогоплательщиками. Даже поверхностный анализ сетей «оппозиционных пропагандистов» неумолимо свидетельствует: 90 процентов российского «гражданского общества» (вернее, того, что за него выдают) разного рода «общественных советов» при высших органах власти, «лиг избирателей» и даже некоего «сетевого общественного телевидения» - это организации и индивиды, деньгами повязанные с теми, кто скрывается на Западе от российского правосудия, их западными «правозащитными» спонсорами и определёнными элементами в российском чиновничьем классе, объединёнными совместным «сбытом российского краденого» или живущими за счет этого сбыта.

Каким образом радиостанция и ее журналисты, существующие в России на государственные деньги, могут денно и нощно ретранслировать свою антигосударственную позицию по каналам того же беглого олигарха Гусинского, распространяя опасную нелепицу уже на Америку, Европу, Израиль? В сравнительно недавно объявленных планах некоего «сетевого общественного телевидения» с миллионным бюджетом неизвестного происхождения основными распространителями антироссийского вещания заявлены тоже почти исключительно все те же пропагандисты «Эха Москвы», разбавленные израильскими лоббистами из Нью-Йорка. Эти неутомимые деятели вроде активиста Русскоязычного общественного совета Манхэттена и Бронкса Дмитрия Глинского, учредившего недавно при поддержке Американского еврейского комитета и Еврейского агентства «Сохнут» т.н. «Коалицию русскоязычных организаций за гражданские права», создают сейчас одну протестную коалицию за другой, выстраивают антироссийскую сеть за сетью. А у новоиспеченного «сетевого общественного российского телевидения» уже готова «дорожная карта протестов на весну-лето» (4). Программа обширная: это и «партийное строительство» (Парнас – Яблоко – Прохоров – националисты – левые), и некий референдум от Подрабинека, и самоуправление от Каца, и движение «Улица – миллион» в мае от Удальцова, и наблюдатели – теперь в судах, парламенте, органах исполнительной власти, это также – бойкот «путинского» ТВ, забастовки, создание параллельных структур СМИ и власти. Что ж, работы хватит всем…

С учреждением Европейского фонда поддержки демократии российские «оппозиционеры», до этого отъезжавшие за пособиями на подрывную деятельность в основном в США, настроены еще решительнее - надо отрабатывать западные зарплаты и почетные награды. И хватит, наверное, адресовать обвинения о вмешательстве во внутренние дела только Вашингтону. Стоит, например, задаться вопросом: почему чуть ли не все российские оппозиционеры, регулярно выступающие на «Эхе Москвы» или высказывающие в своих литературных или кинопроизведениях откровенно русофобские взгляды, награждены во Франции орденами Почетного легиона? За какие заслуги перед Францией стали кавалерами ордена Почётного легиона Владимир Гусинский, Алексей Венедиктов, Сергей Пархоменко, а на днях и Павел Лунгин? Ответ напрашивается, но важнее сделать, наконец, практические выводы из общеизвестных фактов. 

Символичной подсказкой всем может служить название одной из программных статей В. Путина «Россия сосредотачивается». Знаменитая фраза из циркуляра министра иностранных дел России князя Александра Михайловича Горчакова определила во второй половине XIX века смену вех в российской политике, когда внешнеполитическую стратегию решено было, наконец, вырабатывать без оглядки на то, что кто-то отшатнется, а другой обидится. «Священный Союз» рухнул, обстоятельства вернули России свободу действий, приоритетной задачей стало проведение глубоких внутренних преобразований («император решил предпочтительно посвятить свои заботы благополучию подданных и сосредоточить деятельность на развитии внутренних сил», писал князь Горчаков.). В концептуальном изложении горчаковской программы приняли тогда участие выдающиеся русские мыслители, а циркуляры министра иностранных дел и ясная политика привели, в конце концов, к тому, что Россия без единого выстрела, только дипломатическими усилиями, не упуская своевременно упоминать о «двойных стандартах» в действиях Европы, объявила о пересмотре унизительных для нее условий, навязанных противниками России после Крымской войны. Выбравшись из-под руин Священного союза, Россия, наконец, позволила честно сказать себе, что друзей в мире у неё практически нет. («Великобритания на Черном море и на Балтийском, у берегов Каспия и Тихого океана - повсюду является непримиримым противником наших интересов и всюду самым агрессивным образом проявляет свою враждебность», - указывалось в одном из циркуляров Горчакова). Вдохновителями и талантливыми пропагандистами идей Горчакова стали такие яркие личности эпохи, как Федор Иванович Тютчев, который первым, кстати, ввёл в оборот слово «русофобия», которым он характеризовал стойкую неприязнь европейских политиков к тому, что у России – «особенная стать». Тютчев, к слову, был не только гениальным поэтом, успешным дипломатом, но и председателем Комитета по иностранной цензуре, четко отличавшим свободу слова от целенаправленных усилий по очернительству России и разрушению ее традиционных религиозных и государственных устоев. Не думаю, что перестала быть актуальной предложенная Тютчевым формула стратегии России по отношению к Западу: «Единственная естественная политика России по отношению к западным державам - это не союз с той или иной из этих держав, а разъединение, разделение их. Ибо они, только когда разъединены между собой, перестают быть нам враждебными - по бессилию...»

Эти слова приходят на память при чтении аналитического доклада «Снова Путин», подготовленного в таком гнезде англосаксонской мысли, как Chatham House. Красной нитью проходит в этом докладе мысль о том, что необходимо не просто постоянно оказывать давление на Россию по поводу «прав» оппозиции, но давить на эту страну исключительно сообща, всей структурной мощью коалиций ЕС и НАТО, не позволяя России заключать выгодные для нее союзы с отдельными странами в индивидуальном порядке. И писался этот доклад с участием типичного представителя экспертной «пятой колонны» из Московского центра Карнеги Лилии Шевцовой, систематически распространяющей с международных трибун (от имени России!) «реформаторские» идеи, близкие, разумеется, Фонду Карнеги, но абсолютно не близкие подавляющему большинству россиян. Теперь, когда Комитет по международным делам Европарламента почти единодушно (58 голосов против 2) проголосовал по докладу заместителя Ги Верхофстадта Александра Ламсдорфа за учреждение Европейского фонда поддержки демократии, расчет на «понимание» России западными стратегами можно окончательно забыть. Эдвард Мак-Миллан Скотт, вице-президент Европарламента, «смотрящий» за демократией и правами человека в ЕС, на недавних слушаниях по России разъяснил, что новый фонд будет особо значимым «для «трудных» стран вблизи и вдали границ Евросоюза», да, собственно, и создаётся он для оперативной поддержки «пятой колонны» в этих странах. «Экспертная и гибкая структура, подобная американскому Национальному фонду поддержки демократии, - заявил правозащитный босс Европарламента, - необходима, чтобы поддержать реформаторов там, где это нельзя сделать с помощью существующих программ Евросоюза. Арабская весна нуждается в подпитке для поддержания изменений изнутри [выделено мною. - И.Л.]» (5).

…А ведь России и впрямь пора сосредоточиться - серьёзно, без промедлений и не на словах, а на деле! Давно пора. 

Источник

17.03.2012

Поделиться: 

Комментарии

В целом содержание сстатьи способствует пониманию основ информационной войны ведущейся США, ЕС ... против России.
Однако не раскрыта сущность и ущербность основных "агентов перемен" и координаторов (политическая, идеологическая, гражданская...). Не дан краткий анализ и оценка "болотных требований", право и полномочия вещать от имени всех избирателей о легитимности выборов и т.п.
Необходимо напомнить изберателям кто есть кто, трудовой путь каждого "в боях за места под солнцем", мотивы их реакорнации и др.
Избератели за кольцевой дорогой, Урала и Дальнего Востока имеют право знать во что обходится организация и провведение протестных митингов, т.е. цену мероприятий в рублях, кто финансирует координаторов болотомутии, как понимать эти акции. Изберателям нужно четко изложить цену вопроса, доходчиво объяснить механизм создания из них "пятой колонны", с какими целями "координаторы-поводыри" завликают граждан к выходу на улицы, несмотря на то что Государственная Дума признала результаты выборов, поэтому оснований для требования новых выборов нет.
Для ответа на указанные выше вопросы, конечно, требуется другой формат статьи, но это небходимо сделать.
С уважением ПФС.



Book | by Dr. Radut