Перейти к навигации

Анатолий Степанов. Нужна ли нам сегодня православная партия?

О перспективах православно-патриотического движения в России …

17 мая в Санкт-Петербургском региональном центре РИСИ прошел очередной круглый стол, посвященный проблемам современного православно-патриотического движения, где состоялось обсуждение дискуссии, которая возникла на РНЛ после публикации моего доклада на предыдущем заседании круглого стола. Доклад, как известно, вызвал активную дискуссию на форуме, рецензию на него написал публицист Андрей Рогозянский, по итогам дискуссии я написал свой ответ критикам «О православно-патриотическом движении 90-х и 00-х».   

Дискуссия 17 мая оказалась очень продуктивной и лично для меня весьма и весьма интересной, поскольку позволила четче сформулировать некоторые идеи и уточнить некоторые подробности истории православно-патриотического движения 90-х годов. В ходе дискуссии Михаил Кустов, который принимал активное участие в православно-патриотическом движении конца 80-х - начала 90-х годов, очень к месту напомнил о такой характерной черте движения, как широко распространенные в то время эсхатологические настроения. Православные патриоты того времени в массе своей жили ожиданиями близкого конца света.

Дело в том, что в 1992 году исполнилось 7500 лет со времени сотворения мира. Еще в конце 80-х годов ХХ века в изданиях РПЦЗ были опубликованы пророчества некоторых прославленных Церковью святых (преимущественно греков) о том, что конец света наступит именно в 1992 году. Как известно, в конце XV века на Руси также были сильны апокалиптические настроения в связи с 7000-летием со дня сотворения мира. Это привело к настоящему религиозно-политическому кризису, как свидетельствуют исторические источники той эпохи. Даже не составлялись Пасхалии на 1493 и последующие годы. И именно в это время на Руси появилась ересь жидовствующих, которая поставила под сомнение само существование Русской Церкви и Русского государства. Вот такие же настроения, может быть меньшего масштаба, господствовали в конце 80-х начале 90-х годов в среде православных патриотов в России. Появилась книга Сергея Фомина, которая называлась весьма характерно «Россия перед вторым пришествием». Она представляла собой цитаты из высказываний и житий святых и русских мыслителей о судьбе России и конце света. Книга выдержала несколько изданий, совокупный тираж ее, как мне помнится, составлял чуть ли не миллион экземпляров. Книга широко распространялась по России и другим странам. После того, как в 1992 году конец света не состоялся, эсхатологические настроения, тем не менее, не исчезли, а стали связываться с другой датой, с 1999 годом.

Надо отметить, что эсхатологические настроения были распространены не только среди православных, но и среди людей светских, среди советских патриотов. Связаны они были, прежде всего, с распадом СССР и расстрелом Верховного Совета в 1993 году, которые также воспринимались сквозь призму пророчеств о конце мира. И вот эти два эсхатологических потока – православные верующие и воцерковлявшиеся советские патриоты - слились воедино и собственно образовали православно-патриотическое движение 90-х годов, которое находилось под мощным влиянием апокалиптических настроений и советского патриотизма.

Но на рубеже веков, в 2000 и последующих годах, произошел определенный перелом в православно-патриотическом движении. В результате кризиса эсхатологического православно-патриотического движения, порожденного тем, что конца света не наступило, произошли серьезные изменения и в составе участников православно-патриотического движения, и в его идеологической основе. А кризис был серьезнейший: распадались семьи, рвались многолетние дружеские связи, некоторые активисты 90-х стали настоящими маргиналами, ушли в расколы и секты. Некоторые активные деятели 90-х отошли от патриотического движения, стали вести частный образ жизни. Пришли новые лидеры, такие как Сергей Глазьев, Дмитрий Рогозин, Наталья Нарочницкая и другие.

Изменению характера православно-патриотического движения способствовало и изменение политической ситуации в стране. К власти пришел Владимир Путин, с которым широкие массы населения начали связывать надежды на изменение политического положения, на укрепление государственности, на возрождение России. И во многом Владимир Путин удовлетворил эти чаяния, приостановив распад РФ, подавив сепаратизм в Чечне, подняв престиж России на международной арене. Очень важную роль в изменении настроений в среде православно-патриотического движения сыграли победы русского оружия на Кавказе, разгром чеченского сепаратизма. Русские воспряли духом. Была изжита, наконец, травма, полученная национальным самосознанием после распада Великой Державы.

Надо отметить ещё такую важную черту, что к этому времени происходит освоение современниками классики русской национальной мысли, - начинают широко издаваться произведения Ивана Ильина, Льва Тихомирова, Константина Леонтьева, Константина Победоносцева, ранних славянофилов. Активно начинают издаваться и современные авторы, такие как митрополит Иоанн (Снычев) и Вадим Кожинов (скончавшиеся к тому времени), Александр Панарин, Наталья Нарочницкая и Олег Платонов. Эти все работы сыграли важную роль в изменении не только психологического, но и интеллектуального климата в православно-патриотическом движении. Именно поэтому я говорил в своем первом докладе, что в 00-е годы православно-патриотическое движение вышло на новый уровень и начало обретать собственное политическое лицо.

Главный урок 00-х годов, на мой взгляд, состоит в том, что провал православно-патриотических партийных проектов, таких как «Державный союз России», партия «За Русь Святую», «Родина», «Союз русского народа» далеко не случаен. Причем, как справедливо отмечали участники круглого стола, характерно, что эти партии распадались весьма скоротечно. Это заставляет задуматься о том, возможна ли и нужна ли сегодня в принципе православно-патриотическая партия. Я сам питал недавно некоторые иллюзии насчет перспектив партийной деятельности, но эта дискуссия, которая оказалась очень своевременной и актуальной, заставляет меня по-иному взглянуть на современную ситуацию. Думаю, что в современных условиях не может появиться эффективной православно-патриотической партии. Конечно, какие-то партии будут создаваться, и уже создаются. Возможно, даже, что вреда от их деятельности большого не будет. Но не надо строить иллюзий, что это будут серьезные проекты, способные оказать реальное влияние на политику страны. Почему?

Прежде всего, стоит напомнить известную нашим классикам (К.П.Победоносцев об этом прекрасно написал в своем «Московском сборнике») и забываемую нередко ныне истину о природе партии. Партия в буквальном смысле означает часть, это – только часть общества. А православные патриоты думают о благе не только православной части общества, но всего народа, всей России. Поэтому мы не можем быть частью, не можем радеть только о частных интересах. Мы думаем обо всей стране, обо всем народе. Это первое.

Второе, и самое главное: партия по определению создается для того, чтобы бороться за власть, чтобы свергнуть существующую власть. Но в нынешних условиях православным патриотам бороться за власть не нужно и даже вредно. Получается, что мы должны пытаться свергнуть нынешнюю власть. Но ведь это та самая власть, которую благословил Святейший Патриарх, которую поддерживает Русская Православная Церковь. Это значит, что рано или поздно опорой православно-патриотической партии окажутся раскольники, сектанты или вовсе язычники, которые уже сейчас активничают на этом поле. Борьба за власть - это борьба против той власти, представители которой в большинстве своем лояльны РПЦ, а некоторые её представители являются не просто верующими, а вполне церковными людьми, - такие как губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, министр юстиции Александр Коновалов, губернатор Белгородской области Евгений Савченко (примеры можно множить и множить). Получается, что православные патриоты будут воевать против своих?! Будут пытаться отстранить от власти православных губернаторов и министров?! Но ведь это же абсурд.

Поэтому мы должны развивать широкое православно-патриотическое общественное движение, создавать на местах координационные советы православно-патриотических общественных организаций, клубов и союзов. Чтобы с их помощью реально влиять на власть, заставлять власть удовлетворять чаяния православных людей – самых безкорыстных членов общества. Мы должны помогать власти в решении тех вопросов, которые мы считаем важными для общества, для страны, а не бороться против власти.

Я вижу, что сейчас в православно-патриотическом движении начинает осознаваться, хотя и не без труда и проблем, эта истина. Это видно даже по форуму РНЛ, где так активничают представители старого, партийного, отживающего свой век, взгляда на задачи православно-патриотического движения. А новый взгляд постепенно пробивает себе дорогу. Мы должны идти «царским путем», отвергая не только соблазн церковного либерализма, который пышным цветом расцвел на некоторых православных ресурсах (таких как «Правмир»), но и, не уклоняясь в соблазн церковного радикализма, который не до конца еще переболел схематизмом и мыслит категориями «жидо-масонского заговора», «государственной измены», национального изоляционизма. Нам нужна, как и в 1905 году, мощная, но мирная поступь народных черных сотен в защиту веры, государственности и вековых традиций русской цивилизации.

И еще один важный момент. Сегодня мы видим, что либералы пытаются представить себя обществом, пытаются вещать от имени всего общества. Либералы, в реальности представляющие мизерную часть нашего общества, но имеющие господство в СМИ, имеющие своих агентов влияния во властных структурах, весьма умело этим оружием пользуются и уже имеют наглость выступать от имени общества. Ведутся разговоры, что нынешний конфликт, это конфликт общества и власти. Получается что они, либералы, и есть общество. Эту, совершенно ложную, конструкцию надо ломать. И поломать её могут только православно-патриотические организации и движения. Мы должны стать обществом, а не либералы. Мы должны выступать от имени общества и вступать во взаимодействие с государственной властью для обсуждения и решения вопросов возрождения России, укрепления государственности, развития церковно-государственных отношений.

Мы должны извлечь урок из национальной катастрофы 1917 года, когда не был создан механизм взаимодействия между властью и лояльной власти частью общества. В результате власть осталась один на один с заговорщиками, либеральным отребьем и пала в результате интриг и предательства. А лояльное власти общество оказалось через некоторое время жертвой страшных злодеев, которые перехватили власть у либеральных ничтожеств и начали дикую расправу с основными сословиями русского дореволюционного общества. Мы должны извлечь этот урок, если не хотим повторения тех страшных событий в России в начале ХХI века.

Анатолий Степанов, гл. редактор «Русской народной линии»

Источник

Поделиться: 


Book | by Dr. Radut