Перейти к навигации

Опять ложь про мифических "соборников" и "легитимистов"

Газета "Завтра": "Современные российские монархисты делятся на две основные группы: так называемых "соборян" и "легитимистов". То есть на сторонников избрания нового, не связанного никакими династическими предпочтениями царя на Соборе, и на сторонников династии Романовых."
Это бредовое разделение. На мой взгляд, легитимисты как раз те, которые считают Собор единственным правомочным органом, способным не только определить монарха, но и сделать его власть легитимной через всенародное признание. Соответственно, такой легитимист не вправе отрицать возможность участия в качестве претендента на Соборе любого из кандидатов, в том числе и потомков рода Романовых. Не исключая даже и обожаемого многими "цесаревича":

Архимандрит Рафаил (Карелин). О Царе-страстотерпце Николае

I

История 30-х годов бывшей Российской Им­перии, названной Советским Союзом,— это исто­рия невидимого геноцида против своего народа, который можно назвать эрой мучеников. Ни один народ, ни в один исторический период не дал столько мучеников и исповедников за Христа, как православные всех наций, попавшие под тиранию коммунистической власти. Это было время духовной дифференциации народа, которое дало героев и предателей, мучеников и палачей;  которое как бы обнажило до дна демоническую сущность тех, кто подготовил и совершил революцию, кто отрицал всякую мораль и нравственность во имя победы... кого над кем — не понятно. Это время дало больше мучеников, чем гонения на христиан от Нерона до Диоклетиана. Но это было время страшной подлости и бесчестия, время великой лжи.

Уже в начале XX в. пресса и большинство учебных заведений были захвачены антихристианскими силами, которые отравляли сознание народа. Теперь, после революции, пресса стала концентрированным сгустком лжи. Людей, которых убивали за веру в Христа, хотели показать в глазах народа преступниками, врагами государства, людьми аморальными: низкими, недостойными или, по крайней мере, приписать их смертную казнь и приговоры трибунала каким-то другим причинам, а не стойкости в вере, преданности Церкви и нежеланию идти на компромиссы.

Для коммунистической власти нужно было не только физически уничтожить своего противника, но путем лжи опорочить его имя; им были нужны не только приговоры трибуналов, свирепствующие по всей стране, но и одобрение народа, хотя на судах народ представляли специально посланные туда красногвардейцы и матросы: смертные приговоры они встречали аплодисментами и криками: «Раздавим врагов революции».

Главой мучеников, как бы предводителем их, был Император, который не изменил своему долгу и вере, не пошел ни на какие сговоры с антихристианскими силами, не стал посмешищем в их глазах, как Людовик, который подписывал своим именем декреты революционного правительства, что не помешало его казни. Царь умер как солдат на посту, как мученик, распятый на кресте; он умер потому, что был и остался христианином.

Но революционным силам была нужна не только смерть, но и дискредитация Царя. Сколь­ко лжи, клеветы, подделок, бессовестных небы­лиц было сочинено в эти годы против царских мучеников; какие потоки сатанинской злобы об­рушились на безвестную могилу Царя. Суд Хама и его сыновей над Царем, который был отцом на­рода, продолжается.

Показу фильма Лгунгина по первому каналу посвящается... О странных метаморфозах нашего времени

Вот интересно получается. В стародавние времена, когда какой-нибудь язычник или язычница принимали христианство, они потом терпели любые муки, лишь бы не признать за своими прежними языческими культами даже минимальное право на существование. Сейчас все иначе. Жрецы рока, объявившие себя православными, готовы дать христианству минимальное право на существование только в виде обертки их либерально-"философских" бредней и фона для их безумных шабашей.

Ну откуда искалеченному роком, несчастному Мамонову иметь представление, как должен себя вести православный царь, помазанник Божий? Тем более Иван Грозный - не просто пытавшийся воспроизвести, но и теоретически обосновавший идеал православного самодержавия? Посмотрел бы кадры кинохроники, хотя бы, как себя вел скромнейший из государей, царь-мученик Николай Второй: сколько было природного достоинства у православного Царя, получившего от Бога особую благодать для управления страной.

Вспоминается один эпизод: Игорь Тальков на премьере фильма про князя Серебряного, где он кого-то сыграл, вышел на сцену, встал на колени и попросил у зрителей прощения за свое участие в фильме. Есть у меня еще слабая надежда, что участники этой лгунгинской бесовщины, выплеснутой на миллионы экранов телеящиков, опомнятся и попросят у народа прощения за то, что нагадили на русскую историю, на русский народ и на его христианскую государственность.

Статья о России

            Я много думаю о судьбе моей родины – России, о её людях, проблемах. В этой статье я сделаю акцент на проблемах современной России, по пробую разобраться в них, а также я загляну в прошлое и осмыслю настоящее.

            Меня всегда удивляла жизнестойкость россиян. Например, 90-е годы были очень тяжёлыми для нашей страны. Чеченская война, события 1993 года, сложный переход к рыночной экономике, высокая смертность, гиперинфляция, опасность распада государства, и многие проблемы, которые поставили на колени Россию.… Но многие наши сограждане с могли выжить, поднять детей, не впасть в отчаяние, изменить жизнь. Если посмотреть иначе на 90-е годы, то это ещё не самое страшное. А вот по настоящему страшное было после революции 1917 года, когда началась гражданская война.

            Я считаю, что Россия вновь станет мощной державой, но это будет не скоро…

Слово о. Иоанна Кронштадтского на день преславнаго Рождества Христова. 1907 г.

Пойте Господу родшемуся от Девы, воспойте песнь воинства небесная земнородные, восплещите руками: ибо Бог в человецех. (Стихира малой вечерни).

     Да не покажется странным, если в нынешнее безбожное время я предложу сегодня всем такой вопрос: кто из христиан, интеллигентов называемых, живо интересуется, с духовной точки зрения, нынешним великим праздником Рождества Христова? А ведь событие, которое совершилось близ 2000 лет тому назад, было единственное по своему величию и спасительности для рода человеческаго, единственное, говорю, в судьбах Божиих и в истории человечества: только однажды Бог вочеловечился, однажды приходил на землю для нашего спасения и второй раз придет уже судить живых и мертвых. Задаю я всем такой вопрос потому, что ныне многие, многие перестали интересоваться этим событием (а интересуются только ради праздности), мы, служители веры, искренно верующие и пользующиеся спасительными плодами веры Христовой, и должны воскрешать и пробуждать высокий интерес веры в это событие и в Виновника его, Господа нашего Иисуса Христа.

Федор Селезнев. Царская забота: государство и промышленность в самодержавной России

Несколько лет назад вышла хорошая книга Андрея Паршева «Почему Россия не Америка»1 . Если коротко, ее главная мысль такова: в России холодная зима. Более холодная, чем в любой другой стране мира, исключая Монголию. Мысль вроде бы элементарная. О том, что в январе в Красноярске, Москве и даже Волгограде нежарко, мы все, конечно, знаем. Но только на обыденном уровне. Публицисты об этом ничего не говорят (Андрей Петрович Паршев исключение). Телеведущие тоже. Молчит об этом большинство историков. Не обсуждают данный факт и экономисты. Хотя, казалось бы, кому как не им знать, что из-за зимних холодов любая производственная деятельность в России — очень дорогое удовольствие.

Михаил Смолин. Институционализация идеологии в России

Все исторически великие нации имели и имеют набор основополагающих стержневых мировоззренческих представлений, которые служат им как измерительные параметры, критерии истины. Именно эти мировоззренческие представления (которые складываются раз и навсегда, когда нация входит в свое взрослое состояние) являются теми идеалами, которые нация культивирует в мирное время и защищает во времена посягательства на ее существование.

Сегодня, к сожалению, в нашей стране нет общепринятой на государственном уровне официальной (гражданской) идеологии, идеологии как системы взглядов, идей, отражающих отношения России как государства и русского гражданского общества к окружающему миру.

Михаил Смолин. Имперское геополитическое будущее России

На наших глазах православный мир вступил в свое третье тысячелетие. Его геополитическое положение в начале нового тысячелетия очень сложное. Православные народы или разделены (как русский с появлением на свет Украйны, Беларуси и других суверенных государств бывшего СССР, где русское население исчисляют в миллионах), или подверглись прямой интервенции (как сербы и черногорцы), или состоят во враждебных православному миру блоках (как греки в НАТО), или стремятся последовать за уже вступившими (как болгары, румыны и одурманенные идеологией «украинского сепаратизма» южнорусы).

Анатолий Филатов. Украинская фрагментация русского мира

"Идея соборной Украины, - это в результате всех метаморфоз великая Польша на русских землях" - галицийский публицист Андрей Каминский (1873-1957)

Когда мы говорим о Русском Мире, то используем, главным образом, социокульнурные характеристики и определения. Однако, как только речь заходит о месте и роли Украины в структуре Русского Мира неизбежно возникает необходимость наряду с этим рассматривать политические компоненты. Особо актуализируется такая проблематика сейчас, в период т.н. "строительства независимого украинского государства". Потому, вполне естественно, при исследовании темы, выраженной в заглавии этой статьи, социально-политологического анализа будет не меньше, чем культурологического. Подобного рода комплексное исследование имеет весомые и значимые свойства в связи с тем, что не только в данном случае, но в данном случае особенно, основные политические тенденции прослеживаются благодаря социально-философскому, в т.ч. культурологическому, подходу. Более того, в условиях полифуркационных социально-политических процессов появляется возможность выделить наиболее вероятностное направление их развития.

Анатолий Филатов. Воссоединение Руси. Перезагрузка

Как ни старался известный австро-американский философ Р. Карнап осуществить логический анализ языка науки, чтобы создать итоговую схему смысловых научных категорий, ясности в использовании понятий, выражающих существенные обобщенные группы предметов, до сих пор не обнаруживается. Особенно это заметно в социально-гуманитарных науках, где мировоззренческая компонента является одним из ведущих факторов. В данном случае речь идет о способах выражения значимых исторических событий. Причем, существует проблема обозначения тех или иных исторических событий и процессов даже в рамках сообществ, научных в том числе, которые принято обозначать как конгениальные. И в этом плане как раз возникают вопросы, связанные со словами и их применением.

Прогулки за искусством. Записки ретрограда

Всем известно, да простят меня петербуржцы, что Москва является культурной столицей Российской империи. Музеи, памятники архитектуры, выставочные и концертные залы плотно наполняют нашу милую столичную ойкумену. Раньше, в советские времена, духовная жизнь наших граждан не имела материального подтекста. Любовь к искусству носила характер чистоты и абстрактной созерцательности. Музей не давал возможности гражданам голосовать рублем за то или иное эстетическое предпочтение, если конечно не брать в расчет оплаченный входной билет.

Ф. И. Успенский. История Византийской империи (в пяти томах)

Фёдор Иванович Успенский

Фёдор Иванович Успенский (7 (19) февраля 1845, Горки Галичского уезда Костромской губ. — 10 сентября 1928, Ленинград) — русский византинист, академик АН СССР (1925; академик РАН с 1917, академик Петербургской АН с 1900). В 1894—1914 годы директор Русского археологического института в Константинополе (Османская империя). В 1921—1928 годы председатель Российского Палестинского Общества.

Главный труд — «История Византийской империи».

Сильвио Гезель. Естественный экономический порядок

Сильвио Гезель являлся сторонником национализации земли и упразднения процента по кредитам. Гезель полагал, что «естественный экономический порядок», обеспечивающий обращение денег — это порядок, при котором деньги становятся платной государственной услугой, так называемые «деньги с отрицательным процентом», когда текущие владельцы денег обязаны регулярно передавать государству некоторую небольшую сумму, как плату за право пользоваться деньгами государственной эмиссии.

Страницы

Подписка на РУССКОЕ САМОДЕРЖАВИЕ RSS


by Dr. Radut