Перейти к навигации

Так был ли Ф.М. Достоевский социалистом?

Недавно мне пришлось ввязаться в споры по поводу "православного" социализма на сайте "Русская народная линия". Когда я упрекнул главного редактора сайта в том, что редакция публикует измышления социалистов и не дает при этом никакого противоядия, мне было сказано, что на сайте публикуются и противоположные точки зрения, в частности статьи некого Буздалова (некоторые выдержки из дискуссии здесь: http://samoderjavie.ru/iz-sporov-o-pravoslavnom-socializme). Признаюсь, с творчеством этого автора я не был знаком, но для себя на будущее отметил, что нужно будет ознакомиться с его аргументацией, раз уж он записан уважаемым А.Д. Степановым в противники "православного" социализма.

Проходит немного времени, и на РНЛ публикуется статья Александра Буздалова "Доктрина «русского социализма» Ф.М. Достоевского". В этой статье автор пишет следующее: "Считается, что в дальнейшем писатель преодолел все эти заблуждения своего «петрашевского периода» и пришел к Православию. На самом же деле, имело место лишь перенесение всего этого «величайшего» западного богословского романтизма на «русскую почву» ради того же «обновления христианства» (то есть уже Православия) путем его социализации, то есть обмирщения. Религиозно-философское вольнодумство фурьеризма, сен-симонизма, жоржсандовщины, шиллеровщины и т.д. облачилось в овечью шкуру «православия», сохранив все свои антропо- и социал-утопические установки, принципы и цели. Такого рода романтизаций (профанацией, переживаемой как «развитие») христианства и занимался Федор Михайлович до последних своих дней (кульминация - лжеоптинские старцы «Братьев Карамазовых»)."

Вот тебе и противоядие! Борец с "православным" социализмом Буздалов зачислил Достоевского в социалисты, чем вызвал восторг у настоящих социалистов. В связи с этим вспоминается цитата из "Евгения Онегина": "Врагов имеет в мире всяк, Но от друзей спаси нас, Боже!".

Чуть позднее статья Буздалова подверглась разгрому со стороны одного из наиболее популярных авторов РНЛ - священника Александра Шумского. Но лучше всего Буздалову и социалистам по поводу мнимого "социализма" Достоевского ответил сам Федор Михайлович в своем вступительном слове, сказанном на литературном утре в пользу студентов С.-Петербургского университета 30 декабря 1879 г. перед чтением главы «Великий инквизитор»:

"Один страдающий неверием атеист в одну из мучительных минут своих сочиняет дикую, фантастическую поэму, в которой выводит Христа в разговоре с одним из католических первосвященников — Великим инквизитором. Страдание сочинителя поэмы происходит именно оттого, что он в изображении своего первосвященника с мировоззрением католическим, столь удалившимся от древнего апостольского православия, видит воистину настоящего служителя Христова. Между тем его Великий инквизитор есть, в сущности, сам атеист. Смысл тот, что если исказишь Христову веру, соединив ее с целями мира сего, то разом утратится и весь смысл христианства, ум несомненно должен впасть в безверие, вместо великого Христова идеала созиждется лишь новая Вавилонская башня. Высокий взгляд христианства на человечество понижается до взгляда как бы на звериное стадо, и под видом социальной любви к человечеству является уже не замаскированное презрение к нему. Изложено в виде разговора двух братьев. Один брат, атеист, рассказывает сюжет своей поэмы другому."


Дополнение

Уже после публикации данного материала А. Буздалов опубликовал новую статью, где изображает Достоевского протестантом. Свое возражение на это я опубликовал там же, в комментариях под статьей (№ 176). Чтобы не затерялось, повторяю его здесь:

"К сожалению, я пока не увидел какого-то полноценного возражения к данной статье, но необходимость в таком возражении, видимо, все-таки есть. В связи с этим я сформулирую свое возражение, хоть и не отношусь к когорте богословов и литературоведов. И надеюсь, что при необходимости настоящие православные богословы и литературоведы меня поправят и дополнят.

В конце романа Достоевский показывает Ивана одержимым бесом, который напоминает Ивану их совместное "творчество". Если согласиться с Александром Буздаловым, что через Ивана излагается доктрина самого Достоевского, нужно тогда и принять утверждение, что Достоевский явно обозначил беса как соавтора своей собственной «доктрины». Что, очевидно, противоречит здравому смыслу.

Почему Иван охарактеризован как страдающий от неверия атеист? Он не верит в Бога, но это противоречит осознанию существования Бога в глубине его собственной души. Выдуманный Иваном ложный образ «настоящего служителя Христова» заставляет его страдать, потому что он ложный и опять же находится в противоречии с этим внутренним осознанием.

Примечательно, что А. Буздалов приводит цитату из черновиков, но почему-то не замечает в ней того, что действительно помогает в правильном понимании «посыла» романа Достоевского: 
«Стар(ец): «Блаженны вы, коли так веруете, или уж очень несчастны». 
Уб(ийца): «Почему несчастен?» 
Ст(арец): «В случае, если вы в бессмертие сами не веруете». 
Уб(ийца): «Да, вы угадали». 
-В вас этот вопрос не решен, и в том ваше горе».[4]»

Здесь развилка: или веруете (в бессмертие, а не в какую-то «доктрину») и, соответственно, доверяете Богу и не пытаетесь изменить мир по-своему, или не веруете и остаетесь несчастным, формулируя социалистическую программу. Разница здесь и в отношении к целям мира сего. В социалистической программе государство превращается в церковь путем искажения веры и обмирщения церкви. У «старцев» Достоевского вера остается неискаженной, а церковь в идеале сначала преображает, а потом включает в себя государство и таким образом подчиняет его своим целям. Здесь можно увидеть попытку указать на идеал церкви-царства как на ориентир для направления усилий и как альтернативу идеалу нигилистов и социалистов.

Важно понимать, что роман Достоевского направлен на противодействие отрицанию Бога, а не на проповедь какого-то «хилиазма». Условно можно сказать, что Достоевский пытается отвести русского человека от пропасти безверия и подвести его к границе, перейдя которую он становится членом Церкви Христовой. Что касается передвижения за этой границей, то здесь Достоевский, по всей видимости, уже не подходит в качестве проводника. В этом ключевая, на мой взгляд, ошибка в целеполагании А. Буздалова, который пытается низложить всего Достоевского. Вполне логично, что социалисты этой попытке радостно аплодируют – действительно, такой «подарок». Аплодируют также и те, кто по каким-то причинам не может воспринимать творчество Достоевского в принципе. То ли не доросли, то ли выворачивает их от некоторых оценок Достоевского (например, как известно, Достоевский очень критично отзывался о влиянии иудеев на литературу).

Если у Ивана и «старцев» настолько разные мировоззрения, то почему у них как бы один и тот же исходный пункт для логических построений (негативное отношение к подчиненному положению церкви в государстве и необходимость в идеале превращения государства в церковь), и они будто бы согласны между собой? 

Нужно заметить, что «ведомство православного исповедания» - это не пренебрежительная классификация, выдуманная Достоевским, а вполне официальная терминология того времени: http://www.pravenc.ru/text/150023.html . Высший орган церковно-государственного управления - Святейший правительствующий синод находился в подчинении у Императора (через обер-прокурора). Так что претензия предъявлялась Достоевским совсем не к «симфонии властей», а все же скорее к ее видимому отсутствию. Именно в этом смысле можно понимать утверждение «Не созижделась еще церковь вполне, уже не в молитве одной, а на деле» - речь не о Церкви как Божественном установлении и Теле Христовом, а именно о положении Церкви в государстве.

Если обращаться к метафоре полифонии голосов персонажей как неких мелодий, то у Ивана и «старцев» совпала только одна нота, а не вся мелодия (да и та нота была сыграна Иваном фальшиво, поскольку идеалы церкви у Ивана и «старцев» совершенно разные). «Ноты» персонажей не могут вообще не совпадать, поскольку герои романа находятся в одном и том же проблемном поле. Здесь не стоит видеть что-то из ряда вон выходящее и какую-то подсказку для истолкования романа.

В заключение хотелось бы заметить следующее: краткое описание главы романа «Великий инквизитор», данное во вступительном слове на литературном утре, ясно дает понять отношение Достоевского в том числе и к тому течению, которое сейчас называют «православным» социализмом. «Православные» социалисты ведь тоже соединяют Христову веру с целями мира сего. Со всеми вытекающими последствиями, описанными во вступительном слове Достоевского."

Поделиться: 


Blog | by Dr. Radut