Перейти к навигации

Андрей Киселев. Конституционная монархия

Верховная власть

(Данный раздел изложен в соответствии с работой [1])

Истоки Верховной власти. Каждый общественный элемент, будь то отдельный человек или организованная группа людей, имеет свои интересы и цели, часто вступающие в противоречия с интересами и целями других общественных элементов. Как правило, конфликт, являющийся следствием этих противоречий, приводит к более или менее серьезным последствиям, если нет сдерживающего и независимого от сторон фактора, преодолеть который ни одна из сторон не в состоянии. В качестве такого фактора выступает Верховная власть. Верховная власть является государствообразующим элементом, без которого государства быть не может.

Простота принципа Верховной власти. В основу Верховной власти кладётся понятный и осознанно принимаемый всем обществом принцип, в соответствии с которым носитель Верховной власти осуществляет свои функции по государственному устройству и управлению. Верховная власть должна разрешать возникающие в обществе конфликты и противоречия в соответствии со своим принципом,  иначе она будет подрывать собственную основу. Для того чтобы принцип Верховной власти был понятен всем членам общества, а также для того, чтобы в рамках самой Верховной власти не возникали конфликты, её принцип должен быть прост и внутренне не противоречив.

Какие же принципы могут быть положены в основу Верховной власти? «Принципов власти, на коих вырастают образы правления в человеческом обществе, всего три: это

1.      власть единоличная,

2.      власть некоторого влиятельного меньшинства,

3.      власть общая, всенародная» [1].

Соответственно имеется всего три типа Верховной власти: монархия, аристократия и демократия.

Неограниченность Верховной власти. В силу указанной особой роли Верховной власти, в рамках государства ничто и никто не может её ограничивать. Когда такое ограничение присутствует, то она перестаёт выполнять свою функцию всеобщего сдерживающего фактора, если возникает ситуация, которую из-за ограничения она не может разрешить. Без преувеличения нужно отметить, что ограничения Верховной власти – это её ахиллесова пята, посредством которой враги государства могут привести его к разрушению.

Неделимость Верховной власти. Разделение властей возникает тогда, когда Верховная власть передаёт часть своих полномочий специализированным учреждениям, а её носитель занимается только контролем правильности функционирования их механизма и, при необходимости, вносит изменения в систему учреждений. Деление же Верховной власти между двумя или более носителями, выражающими противоположные принципы, приводит к конфликту между ними и ведёт к расшатыванию государства.

Безответственность Верховной власти. Юридически Верховная власть безответственна и не может находиться под каким-либо контролем. Если контролирующий орган присутствует, значит, он и является Верховной властью.

Исторический пример

Самоограничение Верховной власти влечёт за собой либо фактическое разрушение государственной основы, либо смену типа Верховной власти.

Такое самоограничение происходило в России – в 1906 году русский Император Николай II подписал «Основные государственные законы Российской империи». Там, в частности, написано: «Государь Император осуществляет законодательную власть в единении с Государственным Советом и Государственною Думою» (глава первая, пункт седьмой) и «Государю Императору принадлежит почин по всем предметам законодательства. Единственно по его почину Основные Государственные Законы могут подлежать пересмотру в Государственном Совете и Государственной Думе» (глава первая, пункт восьмой). Каким путём был подписан этот документ, не ясно, но точно известно, что Государь-Император не собирался лишить себя Верховной власти, в том же документе написано: «Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная Власть. Повиноваться власти Его не только за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает» (глава первая, пункт первый). Налицо злой умысел составителей документа: понятие Верховной власти не расшифровывается, чем достигается его искажение вследствие конкретизации её отношений с государственными учреждениями (Государственным Советом и Государственной Думой).

Вот что по этому поводу пишет наиболее видный теоретик монархизма Лев Тихомиров: «Государственный строй, введенный у нас в 1906 году, не способен ни к действию, ни к существованию. Это зависит от того, что конституция, поглощенная заботой ограничить власть Монарха, в конце концов, дает нам государство совсем без Верховной власти. … Так что если у нас исчезает Верховная власть, то невозможно становится и государство». «Верховной власти, таким образом, совсем не оказывается, а если так, то нет и государства, и если определять юридически смысл конституции 1906 года, то приходится сказать: она постановила Основным законом, что Россия есть не государство, а нация, находящаяся и обязанная находиться в состоянии анархии».

Чем всё это закончилось – известно. Подробнее о конституции 1906 года и о массе её недостатков, произвёдших столь разрушительное действие, можно прочитать в работе Л. А. Тихомирова «О недостатках конституции 1906 года».

Современное положение

Любой интересующийся государственным устройством современных стран узнает из общедоступных источников, что в современном мире имеется ряд государств, которые относятся к разряду «конституционных» монархий. В то же время современное «развитие» средств массовой информации и образовательных учреждений привело к почти полному забвению понятия Самодержавия, а точнее его сути – единоличной Верховной власти, базирующейся на нравственном фундаменте Православия.

Современные европейские монархии считаются цивилизованными, в отличие от прежних, нецивилизованных», абсолютистских. Основным недостатком последних называют их неограниченность, возможность управлять без согласований с кем бы то ни было. Отсюда как следствие «фаворитизм» - выдвижение случайных, порой невежественных людей к рычагам общегосударственного управления.

Просвещённая европейская мысль нашла выход: власть монарха должна быть ограничена. Но чем же её ограничить? Может показаться справедливым, что должен быть закон для всех, который даже монарх нарушить не может - конституция. Установление монархом ограничивающей его Верховную власть конституции считается переходом к конституционной монархии.

Но, так как условия жизни постоянно меняются, буква закона не совершенна, необходимо её корректировать. Так вот, корректирует уже не монарх, а некий демократический орган, чаще всего парламент.

Реальной Верховной властью обладает не тот, кто устанавливал основной закон государства (конституцию), а тот, кто его может изменить или  отменить. При этом монарха могут наделить весьма обширными полномочиями, что чаще всего и вводит в заблуждение – у монарха действительно очень много власти. Вся проблема в том, что этой власти недостаточно, чтобы провести коренные преобразования без согласования с демократическими органами, а фактически – с теми силами, которые их контролируют.

Рассмотрим более подробно несколько европейских конституционных монархий.

Испания. Согласно испанской конституции, «носителем национального суверенитета является испанский народ, источник государственной власти. Политической формой испанского государства является парламентская монархия». (ст. 1, п. 2-3 Конституции Испании). Король не принимает никакого участия в процессе изменения Конституции. Король предлагает свою кандидатуру председателя Правительства, которая должна пройти одобрение парламента. В то же время «Король неприкосновенен и не подлежит ответственности» (ст. 56, п. 3). 

Великобритания. Британская конституция по форме не систематизирована, то есть отсутствует в виде единого акта. Теоретически монарх является главой исполнительной и судебной властей и составной частью законодательной. На практике власть монарха сильно ограничена, и монарх обладает своими прерогативами чисто номинально. Фактически полномочия монарха осуществляются правительством. Случаи вмешательства монархов в принятие решений весьма немногочисленны.

Дания. Согласно конституции, Король является главой исполнительной власти, законодательную осуществляет совместно с Парламентом.(Часть 1, раздел 3 Конституции Дании) При занятии престола Король письменно обещает придерживаться конституции. (Часть 2, раздел 8)

 Выводы

 «То, что современные представители государственного права считают "конституционной" монархией, сочетающей будто бы различные элементы в одной Верховной власти, есть, таким образом, в действительности не что иное, как еще не вполне организованная демократия. Она уже победила в сознании народов, она уже стала фактически верховной властью, но еще пока не выбросила из числа своих делегированных властей остатков монархии и аристократии, еще не заменила этих обломков прежнего устройства одной палатой народных представителей». [1]

Литература

1. Л. А. Тихомиров «Монархическая государственность».

2. Основные государственные законы Российской империи.

 

Статья была написана в 2002 году по итогам знакомства с трудами Л.А. Тихомирова

Поделиться: 


Book | by Dr. Radut